На полях бескрайних вырастут совхозы

№ 51 (24866) от 16 мая
Резкая смена пейзажа 1950-х годов: степь не только радовала глаз, но и становилась кормилицей. Резкая смена пейзажа 1950-х годов: степь не только радовала глаз, но и становилась кормилицей.
Фото из национального архива РХ

В Национальном архиве Хакасии работает фото- и документальная выставка «Целина покоряется сильным» [6+], посвящённая юбилею этой исторической полевой эпопеи.


Не мясом единым

Сотрудники архива, будучи скрупулёзными историками, документально показали, что масштабная целинная эпопея случилась вовсе не на пустом месте. Обширная степная зона Хакасии — исконно регион животноводства, но во второй половине XIX века здесь уже выращивались овощи. В частности, в документах Койбальской степной думы 1844 года указаны капуста, картофель, морковь, свёкла, репа, огурцы... Но серьёзным препятствием для серьёзного же занятия земледелием стал кочевой образ жизни местного населения. Царская политика того времени — разработать меры по переходу «инородцев» на оседлый образ жизни. Им дозволялось вступать в ряды государственных крестьян «без всякого ограничения и принуждения», плюс свобода от рекрутства. К тому же прослеживается явная связь между оседлостью и переходом народа от шаманизма к православию.
Определённым образом сказалась и Столыпинская реформа: переселенцы из центральных губерний России наглядно продемонстрировали важность и вкус к хлебопашеству. Ну а «инородцы», несмотря на кочевые гены, оценили, что не мясом единым жив человек. Интересна, к примеру, такая переписка 1860 года, сохранившаяся в ­Нацархиве: «Необходимо избрать инородческого сына, владеющего русским языком, для обучения сельскому хозяйству в Казанской учебной ферме».
Исторические встряски и качели революции, Гражданской войны, коллективизации отражались, понятно, и на сельском хозяйстве, но земледелие уже заняло своё место в Хакасии, хотя расширение посевных площадей шло в основном для производства кормов в животноводстве. Интересны на выставке лица времени и образцы сельхозорудий, например, фото с эпическим текстом: «Вспашка и боронование поля у опушки леса в двадцатые годы». Полеводство тянуло за собой и необходимые для него вещи: технику, строительство оросительных систем, особенно перед Великой Отечественной (продолжавшееся и в годы войны, та же Уйбатская оросительная). В 1930-е годы стали активно использовать термин «целинные земли»; так на выставке можно познакомиться с документом о предоставлении тракторов для распахивания целинных земель.
Если страна (и Хакасия) в 1941 — 1945 годах из последних сил выкладывалась для фронта, для победы, то сразу после очень остро встал вопрос о скорейшем восстановлении народного хозяйства. И палочка-выручалочка для того, чтобы накормить голодный народ, нашлась.

Вьётся дорога длинная

Государством был выбран курс на увеличение посевных площадей за счёт целинных и залежных земель: 2 марта 1954 года вышло соответствующее постановление пленума ЦК КПСС. И Хакасия стала одним из центров этой, уже былинной, эпопеи. 14 марта на станцию Шира прибыл первый эшелон с техникой и передвижными вагончиками для первых целинников. И далее — почти без перерывов во времени.
— Поднятие целины стало мощным толчком для развития нашего района, — сказала на открытии экспозиции Нацархива Тамара Никитина, сегодня руководитель совета ветеранов Ширинского района. — В частности, моего отца перевели на один из горячих участков, нужных для освоения целины: старшим механиком машинно-тракторной станции (МТС) — готовить технику к огромной работе. А мы, тогда дети, стояли вдоль дорог, ждали, когда пройдут караваны автомобилей с целинниками, ехавшими к нам со всей страны (на выставке можно увидеть заявления комсомольцев с просьбой отправить на целину), машины были украшены флагами, транспарантами. Директор совхоза «Борец» Карл Генрихович Шмидт говорил: «Родине нужен хлеб, победа будет за нами». Вот сейчас рассказываю, а горло перехватывает — волнуюсь... Очень хороший урожай случился в 1955-м. Его нельзя было погубить — убирали даже ночью. Начальник железной дороги станции Шира посетовал, что дорога не справляется — и тут же добавили новые пути, новые паровозы. Это позволило району поднять не только сельское, но и буквально все отрасли хозяйства.
Всё менялось достаточно быстро. Ведь кажется, только что: «На берегу озера поставили несколько вагончиков и палаток, прямо в обрыве у воды выкопали печь, в которой пекли душистый и очень вкусный хлеб», — писали в книге «Целинный маяк — «Борец» Ф. Дубинин, ­Д. Евсеенко, К. Шмидт. Там же — заботливые детали быта: «Во все тракторные полеводческие бригады совхоза «Борец» направляются специальные полевые вагончики... В их красных уголках установлены радиоприёмники, патефоны, музыкальные инструменты, шахматы и шашки... Подобраны библиотеки-передвижки». Однако этой «потехе» отводилось куда меньше часа, остальное время — делу. Людмила Тортукова, дочь Анатолия Максимовича Тортукова, председателя ширинского колхоза имени XIX партсъезда, уточняет:
— Мы, ребятишки, почти не видели отца. Ложимся спать — его ещё нет дома, просыпаемся — его уже нет, пропадал в полях. Недаром он награждён не только медалью за освоение целины, но и орденами Ленина и «Знак Почёта». Посмотрите на эту фотографию: здесь отец и Карл Генрихович Шмидт в составе делегации Ширинского района на всесоюзном совещании передовиков сельского хозяйства 1957 года. На самом деле это был трудовой подвиг целинников. Случалось, мешала непогода — угроза урожаю уйти под снег. Но весь хлеб, порой невероятными усилиями, удавалось спасти.
Рождались и особые праздники. Понятно, что запомнился день первой борозды. В Боградском районе, тоже целинном, в память об этом дне даже посёлок назвали — Борозда. И — некоторое отступление от чисто злаковой темы...
— Я считаю себя в какой-то мере целинником, — улыбается первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Хакасии Александр Башков. — В 1956 году папа приехал сюда из Краснодара на подъём целины, познакомился с моей будущей мамой... У меня есть дедушкино фото: село Арбузное, может, кто слышал о таком? Здесь вызревали очень большие вкусные арбузы, их баржами отправляли на севера. Это земли бывшего племзавода «Россия», где по тем временам были очень неплохие урожаи зерновых: заслуга людей, которых мы не вправе забывать. Если нет памяти — не живёт человек.
Имён покорителей целинных и залежных земель очень и очень много, с ними можно познакомиться в Нацархиве. Днём люди эти пахали и сеяли, ночью строили жильё, улица в «Борце» так и названа — Первых новосёлов. И последние новосёлы достаточно быстро переселились из вагончиков и палаток в свежесрубленные дома. Поначалу жили в тесноте, но не в обиде... И очень много награждённых не только медалями; это кавалеры орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Герои Социалистического Труда — о них изданы и продолжают издаваться книги советом ветеранов республики и региональным обществом «Трудовая доблесть Хакасии», о чём рассказала его председатель Милентина Амзаракова, продолжающая такую работу. Ведь главное — никого не забыть.
— Стараемся увековечить память всех наших целинников, — продолжила тему Тамара Никитина. — У нас в Шира есть аграрный техникум, где частыми гостями бывают люди, причастные к полевой эпопее. Для сегодняшних детей это открытие! Мы приходим с ребятами на площадь к мемориалу Победы, где кроме воинов есть фамилии Героев Социалистического Труда, рассказываем о каждом. Неплохие школьные музеи в Борце, Целинном — в последнем недавно открыли новую школу и огромный зал отдали под музей освоения целины.
Это корни, это откуда есть пошла малая родина для детей XXI века. А покорителям целины был установлен в своё время памятник с попаданием в «десятку»: трактор ДТ-54, который проложил первую борозду, с таким текстом на постаменте: «Покорителям целинных земель ордена Трудового Красного Знамени совхоза «Борец». А в селе Джирим памятник тому же легендарному ДТ-54 был открыт в честь 20-летия покорения целины.

Наука, не опаздывай!

Как написано в книге «Целинный маяк — «Борец», первому директору совхоза Льву Замиховскому и его специалистам уже в первый год полевой эпопеи стало ясно, что на бедных почвах ширинской степи большие урожаи зерновых вряд ли станут постоянными, поэтому он ратовал за развитие овцеводства. Обоснование: «Из имеющихся в распоряжении совхоза 17 300 гектаров 11 900 каменистые, с глубиной пахотного слоя 14 — 17 сантиметров... содержание гумуса в почвах минимальное, от 0,4 и до 4 процентов». В результате из Ужурского района прибыл эшелон овец, появились и коровы. «Таким образом к осени 1956 года «Борец» имел все три отрасли: овцеводство, полеводство и стадо КРС». Когда же Лев Замиховский «пошёл на повышение», то «Борец» стал и жизнью, и судьбой Карла Шмидта.
Но случались на целинном пути и политическо-административные повороты. Георгий Шапошников, старший научный сотрудник сектора экономики ХакНИИЯЛИ, рассказал, что некий Иван Кобежиков, выучившийся на агронома в городе Кирове, где был филиал Тимирязевской академии, получил в колхозе разнарядку: вспахать столько — и не меньше. Молодой агроном ответил, что если столько земли вспашет, ничего не останется на корм скоту. За что его уволили, и пришлось тимирязевцу работать учителем в селе Московское... А ведь нельзя пахать и сеять без научного подхода, резюмировал Георгий Михайлович.
— Любая борьба, в том числе за урожай, без потерь и разрушений не обходится, — отметил на встрече в Нацархиве бывший директор племовцесовхоза «Россия» Алтайского района Василий Логинов. — Так получилось и с освоением целинных и залежных земель. Старики помнят, что на степных просторах господствовала ветровая эрозия. С полей мела такая пыль — другой стороны улицы села видно не было, пыль забивала всё. Племовцесовхозу пришлось 10 тысяч гектаров целины перевести в залежные земли. Сколько это требовало нервов, денег и так далее. Слава богу, хватились: лесополосы, которые появились, стали от ветровой эрозии спасением. Спасибо за это Нине Ивановне Лиховид (Хакасская опытная станция), которая работала в этом направлении в том числе и в нашем хозяйстве.
— Некоторые пашни действительно были переведены в залежные земли, — поддержал тему Егор Чебочаков, кандидат сельскохозяйственных наук (НИИ аграрных проблем Хакасии). Кстати, сегодня начинается повторное освоение залежных земель: нужны специалисты, агрономы с обязательным научным подходом к делу.
— Но в целом и по большому счёту освоение целинных и залежных земель стало спасением для разрушенной войной страны. В 1955 — 1956 годах появилось много техники, люди стали работать с прибылью, получать достойную зарплату. Повторю: подтянулись буквально все отрасли народного хозяйства. А продовольственная безопасность — большое благо, — обобщил Василий Демидович.
За несколько лет целинной эпопеи в Хакасии было распахано 500 тысяч гектаров земли. Появились совхозы «Тюпский», «Абаканский», «Борец», «Ширинский», «Сарагашский» и другие — в Уйбатской степи на широких степных просторах. «Очень дорогое, героическое, трудное, незабываемое время», — от души сказала Тамара Никитина. Впрочем, вся задействованная здесь лирика имеет подтверждение в фото и документах Нацархива Хакасии, а экскурсию по экспозиции провели начальник отдела использования организационной и методической работы Юлия Орешкова и главный архивист этого отдела Фёдор Алехин. Вот такое тогда было время: факты и чувства лучшего человеческого свойства — энтузиазм и вера в замечательное будущее.

Татьяна ПОТАПОВА



Просмотров: 137