Милый сердцу хуторок

№ 8 (24676) от 26 января
Помимо ежедневных обязанностей, Ирина Шапкина время от времени берётся выхаживать приболевших животных. Сейчас на её попечении находится пятимесячный телёнок Быня. Несколько дней назад малыша продуло ветром. С тех пор он тяжело дышит и мало двигается. Чтобы больной скорее поправился, Ирина Фёдоровна перевела его в тёплое помещение и трижды в день поит молоком из бутылки. Кроме того, каждое утро она даёт ему какую-нибудь вкусняшку. Больше всего Быню радует геркулесовая каша с молоком и рыбьим жиром. Помимо ежедневных обязанностей, Ирина Шапкина время от времени берётся выхаживать приболевших животных. Сейчас на её попечении находится пятимесячный телёнок Быня. Несколько дней назад малыша продуло ветром. С тех пор он тяжело дышит и мало двигается. Чтобы больной скорее поправился, Ирина Фёдоровна перевела его в тёплое помещение и трижды в день поит молоком из бутылки. Кроме того, каждое утро она даёт ему какую-нибудь вкусняшку. Больше всего Быню радует геркулесовая каша с молоком и рыбьим жиром.
Фото: Станислав Побеляев, «Хакасия»

По данным Росстата, доля сельских жителей в стране медленно, но верно сокращается. Только за последние пять лет из деревни в город перебралось около 1,1 миллиона человек. Тем удивительнее истории людей, которые решаются променять устроенный городской быт на сельский труд. Семья Шапкиных — тот редкий случай.

Прожив в Абакане больше 30 лет, супруги Василий и Ирина вместе со взрослым сыном Максимом неожиданно для друзей и знакомых уехали на заброшенный хутор в Аскизском районе. Развели там скот, подняли старые совхозные залежи и теперь готовятся к строительству родовой усадьбы.

Не сразу всё устроилось

Ферма Шапкиных — место весьма уединённое. Находится у самого подножия горы Сарж. Чтобы добраться до фермы, нужно хорошенько попетлять между степными озерцами, высокими ковылями и многочисленными сопками.
— Несмотря на то, что наше хозяйство ещё недостаточно крепкое, мы — животноводы со стажем, — приветливо встретила нас хозяйка хутора Ирина Шапкина. — Всё началось в 2006-м. Сын Максим тогда только-только окончил Хакасский политехнический колледж и решал, чем бы дальше заняться. Думал открыть собственную СТО. Но их в округе оказалось и без того много. А мы как раз незадолго до этого обзавелись небольшим земельным участком недалеко от села Пуланколь, где раньше была совхозная ферма. В общем, предложили сыну попробовать её возродить. Тем более что у нас имелся какой-никакой крестьянский опыт: родители мужа всю жизнь держали большое хозяйство, а мы им время от времени в этом помогали.
Хутор достался Шапкиным от бывшего совхоза. Когда-то на нём держали овец. Однако за годы запустения все строения пришли в упадок. От былого благополучия не осталось ничего — поля заросли, кошары разрушились, водовод сломался, электролинию разобрали.
— Первое, что мы сделали на ферме, это провели свет и воду, — продолжила Ирина Фёдоровна. — Признаться, это нам далось непросто. К примеру, чтобы добыть воду, пришлось пробурить скважину глубиной 70 метров — ближе воды не оказалось. Нелегко проходило и восстановление кошары.
— За годы запустения строение сильно обветшало. Необходимо было починить стены, двери, окна, капитально ремонтировать крышу, — говорит Ирина Шапкина. — В итоге практически весь первый год ушёл на обустройство быта. Так что скот мы сюда завезли только следующей весной.
Поначалу Шапкины вели хозяйство наездами. Но с каждым разом «вахты» на ферму становились всё продолжительнее. Незаметно начинающие фермеры стали проводить здесь большую часть времени, лишь изредка выбираясь в город.
— В 2018-м Максим получил грант от минсельхозпрода Хакасии на развитие семейной животноводческой фермы, — сообщила собеседница. — На выделенные средства сын купил трактор со всевозможными навесками — косилками-молотилками-граблями и построил большой коровник с жилым помещением для работников. Ферма как-то разом вышла на новый уровень. Мы быстренько докупили скот и дружно впряглись в работу, совершенно забыв про городскую жизнь.

Уж город невтерпёж

Ирина Фёдоровна признаётся: ещё лет 15 назад она и представить не могла, что главным делом их семьи станет сельское хозяйство. До сих пор жизнь Шапкиных была связана исключительно с городом. К примеру, детство и юность самой Ирины Фёдоровны прошли в Красноярске. Студенческие годы она провела в Ленинграде, училась в институте советской торговли. После вуза девушка вернулась в Красноярск, где прожила и проработала ещё некоторое время. А к 25 годам, её как подающего большие надежды молодого специалиста от краевого управления торговли направили в Абакан открывать первые оптовые базы в области. С заданием Ирина Фёдоровна успешно справилась, но домой уже не вернулась.
В Хакасии для Шапкиных нашлись и работа, и друзья, и любимые занятия. Так, в свободное от руководства в крупных торговых организациях время наша собеседница активно занималась творчеством — музицировала, сочиняла стихи, писала картины.
— А потом случилась пенсия, — улыбнулась хозяйка фермы. — Я почти загрустила: как теперь быть? Куда себя девать? Прилипать к дивану и считать болезни — не по мне. Вот и предложила Максиму помощь по хозяйству. Думала, поживу на хуторе пару недель и вернусь домой. Но здешняя жизнь мне настолько пришлась по душе, что я решила остаться на всю зиму.
К весне у Ирины Фёдоровны нашлась новая причина отложить отъезд в город. Она задумала организовать на ферме огород. А так как почва возле гор бедная, каменистая и потому совершенно не пригодная для возделывания, семье пришлось приложить немало сил, чтобы её облагородить.
— Перегной на место будущих грядок пришлось возить до самого лета. Зато теперь у нас растёт прекрасная картошка, помидоры с огурцами плодоносят не хуже, чем на черноземье, даже яблони с вишнями прижились, — не нарадуется хозяйка.
Помимо огородины, Шапкины также выращивают многолетние травы и овёс. Правда, ни то, ни другое нынче не уродилось. Погода подвела. Пол-лета температура в тени держалась на отметке «+30» и выше градусов. К тому же с мая по июль не выпало ни капли дождя. В результате практически все посевы выгорели. Сено пришлось косить за сотни километров от хутора, в Боградском районе, а основную часть зернофуража покупать.
— Не знаю, как перезимуем. Возможно, придётся сдать голов 100 молодняка, чтобы сохранить маточное стадо, — вздыхает Ирина Фёдоровна. — Но в сельском хозяйстве всегда так. Год на год не приходится. В позапрошлом сезоне мы, например, напротив, сработали очень хорошо. Одного овса на корм зарулонили 1,5 тысячи тюков и сена накосили сильно с запасом.

Работать на земле

На ферме Шапкиных обязанности распределены поровну между всеми работниками. Сегодня один задаёт корм скоту и наводит порядок в загонах, завтра — другой.
— Семейная ферма, она такая. Каждый человек здесь становится универсальным специалистом, — считает глава КФХ Максим Шапкин. — При этом рабочий день у всех ненормированный, начинается с восходом солнца и заканчивается на закате. Конечно, такой режим не всякий выдержит. Но нам повезло — с трудом, но нашлись хорошие скотник и телятница. Да и мы с родителями за последние годы порядком поднаторели, трудимся не хуже опытных сельчан.
Летом забот у Шапкиных должно прибавиться. Они собираются начать строительство большого дома с бассейном, фонтанами и альпийскими горками. По задумке, эта усадьба станет родовой.
— Когда я говорю, что работа на хуторе приносит мне неподдельное удовольствие, я ничуть не кривлю душой, — заверила Ирина Фёдоровна. — Да, крестьянский труд невероятно тяжёл. Особенно зимой. Порой ветер и мороз пронизывают так, что кажется: уже никогда не согреешься. Но потом приходит весна. Из земли проклёвывается первая зелень, зацветает степная трава, и всё вокруг наполняется необыкновенной свежестью и ароматом. В эти моменты понимаешь, что ради подобных моментов можно вытерпеть и более суровые морозы. И главное, перестаёшь задаваться вопросом, почему люди работают на земле.

Татьяна ГОЛОВКОВА
Аскизский район

 



Просмотров: 300