Иван Бенгардт: пшеница нынче хорошая — элитных сортов. Зёрна крупные и твёрдые. Иван Бенгардт: пшеница нынче хорошая — элитных сортов. Зёрна крупные и твёрдые.
Фото: Александр Колбасов, «Хакасия»

Это сейчас профессия агронома занимает 69-ю строчку в рейтинге престижных профессий страны (по данным портала MoeObrazovanie.ru). А каких-то 200 — 250 лет назад она приравнивалась чуть ли не к деятельности полководца.

Что вполне объяснимо: задача учёного земледельца, так же, как и главнокомандующего, — отвечать за безопасность страны, в данном случае продовольственную.
Есть у этих профессий и другие параллели. Их представители умеют вести битву: один — с врагом, другой — за урожай. Оба для выполнения задачи используют схожий набор средств: карты, наступательную и оборонительную технику, армию, боеприпасы. У них даже места сражений совпадают. В поле. Единственное отличие — полководец по большей части разрушает, а агроном созидает.


Тяжело в ученье, не просто и в бою

С полным правом главнокомандующим полей может называться Иван Бенгардт из Ширинского района. Своё боевое крещение дипломированный агроном прошёл ещё позапозапрошлым летом, когда сразу после института устроился работать в «Борце». Это второе отделение ООО «Целинное».
— В первый же день я попал на заготовку сена. Поначалу обрадовался. Думал, пока буду стоять на горке да тюки считать, успею пообвыкнуться. Не тут-то было! Через несколько дней мне пришлось писать первый отчёт, — вспоминает молодой агроном. — Посевная закончилась, нужно было списывать химпрепараты и посевной материал, а это десятки миллионов рублей. Ответственность невероятная. Спасибо старшим товарищам, особенно заведующей зерноскладом Марине Павловне Борисевич. Помогала до тех пор, пока работа не была выполнена.
Потом была уборочная. За ней — засыпка зерна в склады. Затем подработка семян, подготовка к новому полевому сезону, посевная... Особенно сложно Ивану далась организация работы комбайнёров, трактористов, водителей грузовых машин, работников зерносушильного комплекса. В подчинении у 25-летнего главного агронома отделения разом оказалось более 30 человек. Все старше его в два, а то и в три раза.
— Кто-то воспринял моё появление скептически, кто-то взялся откровенно подшучивать над моим возрастом, — признаётся Иван. — Хотя были и те, кто принял меня доброжелательно. Среди них — ветеран сельского хозяйства, механизатор дядя Вова Мельник. Он каждое утро перед полевыми работами подзывал меня к себе и объяснял, как нужно регулировать жатку, какие зазоры оставлять, чтобы уменьшить потери зерна в бункере или, напротив, сделать обмолот чище.
Так, день за днём молодой человек набирался опыта и зарабатывал авторитет. Меньше чем через полгода к нему стали прислушиваться работники зернотока, а к следующей уборочной сдались и самые непоколебимые члены коллектива — механизаторы и водители.
— У Ивана Викторовича много хороших качеств, но одно из самых ценных — сила убеждения, — считает Марина Борисевич. — Если Иван Викторович сказал «Надо!», всё непременно будет выполнено.


Родом из детства

Умение планировать рабочий день целой бригады и брать на себя ответственность за исход дела любого масштаба у Ивана Бенгардта, видимо, в крови. Его отец, Виктор Викторович, и бабушка, Мария Рудольфовна, в своё время также работали агрономами в «Борце». Мальчику с раннего детства знакомы такие слова, как «пестициды», «гумус», «гибрид», а одним из самых любимых развлечений маленького Вани были поездки в поле с отцом на уазике.
Тем не менее после окончания школы Иван чуть было не прервал династию, когда решил поступать на учителя физкультуры. Однако в последний момент передумал и сдал-таки документы в сельхозколледж.
— Решил не огорчать родных, которые хотели, чтобы я пошёл по их стопам. И вскоре втянулся. Оказалось, профессия агронома гораздо шире, чем просто ботаника. Здесь требуются организаторские способности, хотя бы базовые знания психологии, даже педагогика и та уместна, — рассказал Иван. — Вот и наш главный управляющий говорит, что если слесарю-механику для работы требуются гаечные ключи, зубила, напильники, то главный инструмент агронома — это слово.
О своём выборе Иван не жалеет — смеётся, что некогда. Последние пять месяцев он живёт в режиме мобилизации. Домой приходит только переночевать.
— Сложновато, конечно, но такая сейчас пора. Не поторопимся с уборкой, поля уйдут под снег, — поясняет молодой специалист. — Вот и молотим с раннего утра до глубокой ночи. К примеру, на прошлой неделе один из наших комбайнёров-передовиков Владимир Руцких закончил молотить пшеницу в 12 часов ночи. В результате побил нынешний рекорд хозяйства — сделал 14 тонн зерна за смену.


Работа, которая пахнет хлебом

На сегодняшний день в «Борце» осталось убрать около четверти зерновых. Большую часть намолоченных пшеницы, овса, ячменя, рапса перед закладкой в склады пришлось сушить. Некоторые партии на два раза.
— Хорошо, в прошлом году у нас модернизировали зерносушильный комплекс, перевели на газ. Теперь мы запросто доводим до кондиции 42 тонны зерна в час, при этом хозяйство несёт затрат в три раза меньше, чем прежде, — говорит Марина Борисевич. — К слову, Иван Викторович также участвовал в запуске нового агрегата. Вот такой он у нас, мастер на все руки.
— Да просто мне это интересно, — скромно возражает молодой агроном. — Вообще весь процесс выращивания хлеба. Ведь чтобы собрать хороший урожай, нужно продумать каждую деталь: правильно вспахать землю, выбрать подходящие семена, внести удобрения, вовремя убрать зерно. Вот в нынешнем году всё сошлось — и погода не подвела, и люди хорошо потрудились. Итог — урожайность почти 30 центнеров с гектара. Наверное, полные склады наберём. Зерна столько, что, кажется, даже воздух пахнет хлебом. Чувствуете?

Татьяна ГОЛОВКОВА
Ширинский район

Это интересно!

Агроном — профессия для находчивых. Взять хотя бы Андрея Тимофеевича Болотова, автора множества научных трудов по растениеводству конца XVIII — середины XIX века.
Когда Пётр Первый завёз картофель в Россию, крестьяне категорически отказывались его садить на протяжении полувека. Ничто не могло убедить народ — ни многочисленные царские указы, ни военные, которых привлекали для подавления «картофельных бунтов». И только смекалка Андрея Болотова помогла пропаганде заморского овоща. Хорошо изучив менталитет крестьян, потомственный помещик каждый день рассыпал по полям клубни, выставляя возле него караул. Приближаться к картофелю крестьянам было строго запрещено. Зато ночью охрану убирали, и любопытный народ уносил запретные плоды по домам.

Фотогалерея



Просмотров: 1469