Таинственный автограф

№ 123 – 124 (23980 – 23981) от 4 июля
Архитектор, плотник или кто-то другой оставил эту надпись?.. Архитектор, плотник или кто-то другой оставил эту надпись?..
Фото: Василий Иванченко

Дом Иваницкого — редкий для Хакасии образец деревянного зодчества — и всё, что с ним связано, и по сей день вызывает у любителей истории большой интерес.
В поездку в Чебаки меня пригласил автор и ведущий телепрограммы «Загадочная Хакасия» Михаил Мерзликин, чтобы рассказать об истории дома Иваницкого, об известных фактах и легендах, бытующих вокруг памятника архитектуры. На всеобъемлющую полноту сведений, естественно, претендовать не могу, но о чём-то читал, что-то рассказывали люди, а встреч было немало, начиная с 70-х годов прошлого века. Да и сегодня каждый может заглянуть в Интернет и прочитать гораздо больше.
Дом Иваницкого зарегистрирован памятником истории и архитектуры почти 40 лет назад. Соответствующее решение было принято 16 июня 1980 года Красноярским крайисполкомом, а министерством культуры СССР, главком охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры был выписан паспорт за номером 1900417000. Существенным для регистрации оказалось и то, что дом-усадьба Иваницкого построен в ХIХ веке, и то, что весной 1922 года в нём на собрании сельчан выступал Аркадий Голиков, ставший позже известным детским писателем Аркадием Гайдаром. Правда, в 1922 году он был мало кому известным 18-летним комбатом, почему-то присланным для уничтожения банды Ивана Соловьёва, с которым опять же почему-то уже два года не могли справиться местные большевики, ГПУ, ЧОН и милиция. Тем не менее факт участия в тех событиях Аркадия Гайдара сыграл немаловажное значение.

Несколько лет назад дом Иваницкого был включён в реестр охраняемых памятников истории и министерством культуры Республики Хакасия. К этому времени здание основательно обветшало, и было принято решение о его реставрации. Даже определили предварительную стоимость в 84 миллиона руб­лей. Правда, в Ширинском районе таких средств попросту нет. И в перспективе даже и в республике на эти цели вряд ли деньги найдутся. Весьма вероятно, что через считанные годы от дома Иваницкого мало что останется. Однако последние новости из министерства культуры Хакасии о вероятном включении памятника архитектуры в федеральный реестр вселяют надежды на его реставрацию.
Вопрос: можно ли завлечь в таёжную глубинку туристов? Да сколько угодно! Вместе с посещением дома можно совершить поход на Чебаковскую горную крепость типа све, что в нескольких километрах от села. А это уже памятник истории, относящийся к окуневской археологической культуре, и ему четыре-пять тысяч (!) лет. По впечатлениям и красоте пейзажей маршрут можно сравнивать со знаменитой ширинской Тропой предков, грядой Сундуков, Чалпаном на озере Белё и другими достопримечательностями.
А пока мой рассказ всего лишь о нескольких загадках овеянного легендами дома. Во-первых, когда всё же и кем был построен знаменитый в Хакасии и Сибири дом? Вполне достоверно, что первым хозяином был томский купец и золотопромышленник Захарий Цибульский. Но когда он мог приступить к возведению усадьбы? Обозначение конца ХIХ века весьма расплывчато. И есть повод обратиться к известным датам.

В 1867 году на деньги Цибульского, как утверждают архивы епархии, была в Чебаках построена церковь Покрова пресвятой Богородицы. И село Чебаки (по одной из версий, оно названо по имени основателя Чебака Сиренева) на определённый период было переименовано в Покровское. Весьма вероятно, что в эти же годы существовала и усадьба. Вряд ли купец принимал гостей в какой-либо времянке, Чебаки считались резиденцией владельца нескольких десятков приисков.

В 1874 году Цибульский взял в аренду у инородческой управы земли на озере Шира и поставил юрты для приезжающих лечиться. Есть легенда о раненной на охоте и брошенной на берегу собаке, которая вернулась к хозяину (в Чебаки, заметим!) вполне здоровой. Позже и сам купец с семейством и друзьями приезжал купаться в лечебном озере. А с желающих отдохнуть и полечиться Цибульский брал по рублю за сезон за проживание в юртах, что было весьма дорого для большинства местного населения.

В начале 90-х годов позапрошлого века Цибульский уехал и передал-продал дела управляющему И.М. Иваницкому (зятю или двоюродному брату — до сих пор неясно), человеку умному, изворотливому и предприимчивому. Между прочим, Иван Матвеевич в 1880 — 1885 годах был владельцем 20 приисков и занялся покупкой у купца Федулова рудника Богомдарованного (Коммунар). Вполне естественно, что новый владелец жил в самом лучшем доме и мог заняться дальнейшим благоустройством усадьбы. Таким образом, временем строительства можно считать 1867 — 1874 годы. Или чуть ранее.
Наследником огромного состояния, десятков приисков и рудника стал сын Ивана Матвеевича. О нём, Константине Иваницком, баек сохранилось предостаточно. Начиная с рассказов о 83 убитых им медведях, стрельбе из башенки дома по шапкам и курительным трубкам жителей и кончая легендами о спрятанном золоте перед эмиграцией из революционной России. Из Парижа он мог послать телеграмму поверенному: мол, пришли пудишко золотишка — пропился, прогулялся. Между тем этот «гуляка» в начале XX века построил первую гидроэлектростанцию в Чебаках и золотоизвлекательную фабрику с подвесной канатной дорогой в нынешнем Коммунаре, а потом весьма выгодно продал часть приисков компании «Золоторосс». В усадьбе к этому времени были конюшни на десятки лошадей, овчарни, склады и погреба, прочие нужные в хозяйстве постройки и даже оранжерея с диковинными цветами, плодовыми деревьями и виноградом. В селе и окрестностях остались посадки елей и лиственниц, к чему прилагал руки и сам Иваницкий.

И всё же речь не о прошлом. Вернёмся к нашей поездке. Михаил Мерзликин обнаружил ещё одну загадку. Глядя на фронтон дома, спросил: «А что там за надпись?» Откровенно говоря, я был огорошен. Не слышал о ней ни от кого. Ни от старожилов, ни от знатока истории Чебаков учительницы Нины Васильевны Белослудцевой. Не рассказывали о надписи в 1975 — 1985 годах выпускники Шипилинско — Знаменитовско — Чебаковской школы. Они вспоминали о множестве историй и фактов, связанных со зданием, а вот эта деталь фасада ускользнула от внимания. При всяком удобном случае, зимой и летом, и сам старался сфотографировать дом с разных ракурсов, орнаменты, комнаты, чебаковские пейзажи из бойниц башенки. А надписи на фронтоне не видел. Впрочем, не я один. Не меньше был удивлён картинкой на дисплее фотокамеры и Алексей Орлов, старожил и глава Черноозёрского муниципалитета. Его первый вопрос был: «Где это»? На крыше, оказывается, стоит только задрать голову.
Не буду больше томить читателя. Надпись, вырубленная плотницким инструментом, вот такая: «Черницких Франек Черницких Л А». Так кто же оставил автограф? Архитектор или плотник во времена возведения дома? Или кто-то другой и в другие годы? Понятно одно. Фамилия польская, как Цибульский и Иваницкий. А ссыльные поляки были и декабристами, и петрашевцами, были и вынужденными переселенцами в 1939 — 1940 годах после присоединения Западной Белоруссии к СССР.
Но есть и другая версия. В следующих поездках я обратил более пристальное внимание на надписи. Так вот, любитель автографов Франек оставил надписи не только на фронтоне, но и над фундаментом в углу дома, и в башенке на стене. А рядом с фамилией Черницких есть и другие. Сделаны они детдомовцами, которые жили здесь в 1939 — 1941 — 1963 — 1969 годах. А детский дом существовал здесь много-много лет, и его летопись, как и история обелиска жертвам Гражданской войны, ещё не написана.

Василий ИВАНЧЕНКО,
член Союза журналистов России
Ширинский район

Фотогалерея



Просмотров: 499

Загрузка...