Семь творческих «я» Семёновых

№ 40 (24855) от 11 апреля
Елена и Ренат Семёновы с младшей дочерью Тавифой. Старшие — Альфия, Таир, Ксения, Тихон на занятиях. Елена и Ренат Семёновы с младшей дочерью Тавифой. Старшие — Альфия, Таир, Ксения, Тихон на занятиях.
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Вы готовы к трудному, но увлекательному квесту под названием «многодетная семья»? К неизбежным лишениям в настоящем ради прекрасного далёка? Тогда вам точно пригодится опыт абаканской четы Семёновых, которые рискнули отправиться в путешествие по суровому житейскому морю вместе со своими пятью детьми.

Однажды, 20 лет спустя

В этом году, а точнее 25 декабря, Ренат и Елена Семёновы отпразднуют 20-летие совместной жизни. Познакомились они 30 лет назад, как нередко встречается в крепких, проверенных временем союзах, ещё в школе.
— Отлично запомнил 1 сентября 1994 года, когда в наш десятый класс вошла кареглазая, хрупкая девочка, — вспоминает Ренат Михайлович. — Было чёткое ощущение, что с этой новенькой мы старые знакомые. Так случается, когда предчувствуешь некий общий путь, предопределённый вам двоим свыше. Думаю, что и Елена Николаевна (супруги в беседе именуют друг друга по имени-отчеству. — Авт.) сделала для себя в тот момент какие-то далеко идущие выводы.
— Окончив восьмую гимназию, в которой сейчас получают образование наши дети, мы подали документы в Хакасский государственный университет на факультет романо-германской филологии, — подключилась к разговору Елена. — У Рената Михайловича первый язык английский, у меня немецкий. Проучившись два с половиной года, в 1999-м уехала на стажировку в Германию. Вернулась лишь три года спустя, осознав, что жизнь за границей не для меня. Хотя в семье, где работала гувернанткой, ко мне относились хорошо. Оплачивали обучение в университете, где постигала интенсивный курс немецкого языка, давали карманные деньги, предоставляли выходные. Погружение в языковую среду позволило мне освоить немецкий практически как русский. Эти знания пригодились позднее, уже на Родине. С 2002-го продолжила обучение в ХГУ. Дипломы о высшем образовании «учитель иностранного языка» получили в июле 2004-го вместе с Ренатом Михайловичем. Судьба нас вновь свела на последнем курсе, который стал для нас общим.
Пока Елена Соснина (девичья её фамилия) получала заграничный опыт, её будущая вторая половина торила свой путь.
— После четвёртого курса перевёлся в Москву, где в Московском университете печати получил специальность «редактор печатных изданий», — рассказывает Ренат Михайлович. — В родительской семье поощрялась любовь к чтению. Дедушка великолепно владел словом, мама писала замечательные стихи, два моих дяди — журналисты: один работал в «Московском комсомольце», издавал журналы, второй, Виталий Федотов, начинал свой путь как раз в вашей газете — это было в середине 70-х… После окончания вуза меня призвали в армию, там же, в Москве. Я и хотел поскорее отслужить, даже справки собирал, что годен: обычно собирают другие… Годичная служба прошла в инженерных войсках. Армия избавила от некоторых иллюзий. Впрочем, курс молодого бойца осваивал как все, без поблажек. При этом меня задействовали как художника: сделал большую серию графических работ по истории инженерных
войск. Не хотели отпускать, пока не завершу оформление военного культурного центра.
Ренат Михайлович убеждён, что каждый должен заниматься своим делом. Сам он пошёл по стопам своих родителей-художников Михаила Михайловича и Валентины Витальевны Семёновых, сделавших немало для развития искусства Хакасии.
— Много лет помогал отцу в его монументальных вещах, — продолжил беседу Ренат Семёнов. — Вместе стали дипломантами Российской академии художеств: отец создал серию гобеленов по моим эскизам. В этой трудоёмкой технике он мог воплотить и свои замыслы, но для него было важно, чтобы мои работы прозвучали. С одной стороны, они ему нравились, с другой — примешивалось чисто отцовское чувство: отец меня любил… Так появились серии «Сотворение мира» и «Знаки зодиака». Сейчас гобелены хранятся в моём доме и у сестры в Подмосковье. Родители уже ушли из жизни, а их творческое наследие — память о них.

Человек предполагает, а Бог располагает

Решение иметь большую семью изначально не входило в планы Елены и Рената Семёновых. И задачи такой они перед собой не ставили. Да и в целом постановка вопроса таким образом, по мнению супружеской четы, не корректна.
— В концепцию православной семьи заложено полагаться на высшие планы, а не на свои собственные, — развил мысль Ренат Михайлович. — Есть вещи, которые не зависят от желания людей. Нам посчастливилось стать родителями пятерых детей, значит, так было предрешено. Да, время сейчас непростое. Но разве в Великую Отечественную войну нашим дедушкам-бабушкам приходилось легко? И тем не менее они выстояли, не взирая на голод и холод, продолжали жить и бороться. Нашему поколению, строго говоря, грех жаловаться. Условия у нас, можно сказать, тепличные. Тем более что государство делает по максимуму для семей с детьми.
— Сегодня большинство людей достигли такого уровня достатка, что могут не беспокоиться за своё будущее, — подхватила нить беседы Елена Николаевна. — Те, с кем нам посчастливилось общаться, не зациклены на зарабатывании денег. Они легко принимают помощь и щедро делятся излишками материальных благ.
Так получилось, что после свадьбы мы более десяти лет прожили с моими родителями. Конечно, они нам помогали, но и мы с мужем вносили свою лепту в бюджет. Знание немецкого языка сослужило мне хорошую службу. Работала в евангелистко-лютеранской общине переводчиком, помогала пасторам. Занималась репетиторством — несколько лет назад немецкий язык был весьма востребован, даже больше, чем английский. Сейчас, как и Ренат Михайлович, преподаю частным порядком. Муж руководит студией рисования, которую организовала его мама, Валентина Витальевна. Но главное — занимается творчеством. Он очень востребованный художник — талантливый, неординарный.

Талант передаётся через поколение

Чета Семёновых умеет удивлять. Начать с того, что никакими общепризнанными методами воспитания они «не грешат».
— Мы ничего не делаем специально, — рассказала Елена Николаевна. — На детей влияют ведь не только родители, но и в целом окружающие их люди. И ограждать их от этого, мне кажется, неправильно. В нашей семье каждый ребёнок следует своей программе, причём это касается даже распорядка дня. Ну не получается у нас собираться на завтраки-обеды-ужины всем составом! А очень бы этого хотелось. Старшая, 18-летняя Альфия, учится на третьем курсе Абаканского музыкального колледжа на отделении «хоровое дирижирование». Таир и Ксения серьёзно занимаются танцами. У многих абаканцев на слуху балет современной хореографии RomAnndance. При этом Таир, как и Альфия, окончил музыкальную школу по классу фортепиано (обучались у известных педагогов-музыкантов Никифоровых), а Ксения, кроме музыкалки и танцев, занимается ещё и в хоре «Каданс».
К слову, музыкальные задатки старшие дети унаследовали от своих бабушек-дедушек по материнской и отцовской линии. Да и сама Елена Николаевна окончила музыкальную школу. Дома до сих пор востребовано её старенькое пианино «Лирика».
Десятилетний Тихон пошёл по стопам деда, Николая Соснина, и с удовольствием занимается в спортивной школе настольного тенниса. Сам Николай Григорьевич дружит с теннисом более 60 лет. Недавно на межрегиональном турнире он стал бронзовым призёром в возрастной группе 70+. Шестилетняя Тавифа ходит в младшую группу «Каданса», а с сентября прошлого года родители «погрузили» её в хореографию. Так что все Семёновы от мала до велика включены в творческую деятельность.

О корнях и ветвях

Чего никогда не было и не будет у Семёновых — это телевизора. Достаточно компьютера и смартфонов, считают супруги, чтобы быть в курсе событий. А вот книги в квартире занимают почётное место. Их, по словам Елены, можно встретить даже в шкафах с детским бельём.
— Ренат Михайлович — страстный коллекционер-любитель, — рассказала о муже Елена Николаевна. — При этом, как человек пишущий, книги собирает не ради коллекции, а для дела. Знает толк в литературе, разбирается во всевозможных течениях. Что до меня, то сейчас я читаю урывками. Ухвачу между делом кусочек текста и обдумываю. Забота о близких занимает основное время, но это моя жизнь, и она мне в радость. Но не стоит думать, что я только отдаю в семейную копилку. Многое из неё и черпаю. Все наши дети — самостоятельные личности. Если представить семью в виде дерева, то они — прекрасные ветви на нём.
Сегодня многие живут с установкой «пожить для себя». А когда появляется единственное чадо, начинают «в него играть», выращивают собственную копию. Конечно, в детей нужно вкладываться. Но когда упор делается на статусность — путешествия, приобретение дорогих вещей и услуг — со временем ребёнок начинает воспринимать это как должное, усваивает психологию господина…
— А дети — это не господа, а все-таки в самом деле цветы, — поддержал супругу Ренат Михайлович. — Цветок должен быть нежным и радовать глаз. Я не про мальчиков и девочек, я вообще… Если перейти на язык метафор, то мы с женой — садовники. Мы настроены получить награду не здесь и сейчас, а дождаться «плодов»: сад — дело не быстрое. Для этого и потрудиться стоит, и в чём-то себе отказать. Дождаться чуда в прекрасном далёко…

Беседовала Елена ЛЕОНЧЕНКО



Просмотров: 79