Хакасский дивизион — неизвестная страница истории

№ 72 – 73 (23679 – 23680) от 19 апреля
Прапорщик Валериан Серебренников. Фото из следственного дела 1920 года. Фото из личного архива А.П. Шекшеева Прапорщик Валериан Серебренников. Фото из следственного дела 1920 года. Фото из личного архива А.П. Шекшеева

(Продолжение. Начало в №№ 67 – 68 от 12 апреля 2018 года)

 

Мобилизация хакасского населения

Накануне наступления на партизанские районы Енисейской губернии имела место ещё одна попытка властей опереться на вооружённых хакасов.
4 апреля 1919 года назначенный уполномоченным по сохранению государственного порядка и общественного спокойствия в Енисейской губернии генерал-лейтенант С.Н. Розанов отправил в штаб Иркутского военного округа телеграмму, которая сообщала о необходимости призыва на полгода для самоохраны Минусинского уезда до 300 хакасов. Представленные штаты атаманской сотни Енисейского казачьего войска из хакасов он предложил утвердить, а призывников направить в казармы, одеть в форму и обеспечить питанием.
Будучи в основной своей массе законопослушными, инородцы оказали поддержку белым в ликвидации «банд» Щетинкина и Новосёлова, выявляли и преследовали лиц, пытавшихся по политическим мотивам скрываться на их территории. К примеру, 7 мая 1919 года жители Балахтинского аала, заметив неизвестного, вероятно, участника разбитого партизанского отряда Перевалова, который сплавлялся на плоту по реке Чёрный Июс, решили его задержать. Но при выяснении личности тот начал отстреливаться и был застрелен.
Для поддержания порядка местные власти собирались использовать вооружённые отряды, состоявшие из инородцев и способные вести борьбу с «большевиками» и грабителями. Так, 10 мая 1919 года ими было предложено перевести хакасов в военнообязанные, а инородческим управам — организовать «турзины» (дружины. — А.Ш.) численностью не менее 200 человек. Чуть позднее, в июне, когда красные партизаны прорвались на территорию Минусинского уезда, хакасы-кавалеристы (наряду с казаками и дружинниками) «усердно» служили, охраняя переправы между Тубой и Бугуртаком. Для нужд правительства зажиточный инородец Г.П. Чирков взялся поставить по твёрдой цене тысячу голов крупного рогатого скота.
Исходя из таких настроений и игнорируя постановление командования Иркутского военного округа о мобилизации, местное руководство решило провести её самостоятельно, силами ЕКВ и ранее запланированного срока. Накануне объявления мобилизации заведующий статистическим отделом войскового правления подхорунжий А.Г. Шахматов объехал аалы для выяснения взглядов населения о переводе его в казаки.
К этому времени военное министерство разрешило призвать хакасов в возрасте от 21 до 23 лет включительно для формирования из них двух сотен в составе Енисейского казачьего полка. Им предлагалось прийти с собственными лошадьми и конским снаряжением, стоимость которых государством была бы оплачена. Вооружение и обмундирование должны были поставить соответствующие учреждения военного округа. В формируемом дивизионе офицерский и унтер-офицерский состав предполагалось создать из казаков и офицеров-хакасов, переведённых из Минусинска. Таким путём военные власти рассчитывали получить 500 — 700 новобранцев.
Между тем среди командования, которое не хотело своими действиями вызвать недовольство коренного населения, по-прежнему существовали разногласия относительно формы их осуществления — призыва или мобилизации. Учитывая прежний отрицательный опыт, штаб Иркутского военного округа вновь решил лишь призвать инородцев в Хакасский дивизион в составе Иркутской конной бригады сроком на один год. При этом предполагалось не брать единственного трудоспособного в семье мужчину, выдать призывнику шашку, драгунскую винтовку и суконный чекмень жёлтого цвета.
Но действовавший по поручению генерала Розанова атаман ЕКВ А.Н. Тялшинский объявил мобилизацию хакасов, а попытка её отмены со стороны штаба военного округа не получила поддержки со стороны ставки Верховного правителя. Подписанный 27 мая 1919 года Тялшинским приказ о мобилизации обязывал сельские правления составить списки призываемых инородцев, а общества — снабдить их лошадьми, сёдлами и одеждой. Хакасам, проживавшим в Усть-Есинской, Усть-Абаканской и Аскизской волостях, достигшим на май 1919 года 23-летнего возраста и годным к воинской службе, приказывалось явиться в сопровождении земского начальства на сборный пункт в Минусинске к 7 июня, а мобилизуемым в Больше-Сейской, Синявинской и Усть-Фыркальской волостях — к 14 июня 1919 года. На следующий день для наблюдения за мобилизацией в места проживания хакасов были отправлены от ЕКВ хорунжий Мариев, штабс-капитан Тудояков, прапорщик Добранов, есаул Фролов, подхорунжий Серебренников и младший урядник Скобеев. В Минусинске была создана комиссия для приёмки мобилизованных под председательством помощника атамана ЕКВ С. А. Шахматова. Уже 8 июня первая партия в составе 62 инородцев, прибывших на военную службу, была после освидетельствования комиссией зачислена в списки 1-го Енисейского казачьего полка и поставлена на все виды довольствия.
Мобилизация инородцев Минусинского и Ачинского уездов прошла в установленные сроки. Но она оказалась неудачной. Из предполагаемых 300 мобилизованных от 53 тысяч хакасов явились не все, призыв инородцев на годичную службу в армию позволил набрать только 165 человек.

На службе в 1-м Енисейском казачьем полку

Начальником команды мобилизованных хакасов был назначен уроженец Таштыпа подхорунжий В.В. Серебренников. Позднее приказом Верховного правителя и Верховного главнокомандующего от 23 августа 1919 года он «за отличия в делах против неприятеля» был произведён в прапорщики. В мирное время выбор профессии у Валериана Серебренникова, с детства знающего «инородческий» язык, совпал с административной реформой, проводимой царским правительством. Так, в 1912 году Валериан Серебренников стал секретарём правления новой Мрасской волости Кузнецкого уезда Томской губернии. Фронтовик Первой мировой войны, бывший начальник военного отдела правления ЕКВ, теперь он приучал хакасов к строю, учил обращаться с оружием, знакомил их с воинскими уставами.
Вместе с тем заверения властей о том, что призванные на военную службу инородцы будут использоваться только на службе в Минусинском уезде, сразу оказались нарушенными. Необмундированные и до конца не обученные новобранцы были отправлены в Красноярск. 15 июня 1919 года 41 мобилизованного инородца и четырёх казаков, прибывших из Минусинска, прикомандировали к первой сотне 1-го Енисейского казачьего полка и зачислили на провиантское, приварочное, чайное и денежное довольствие. 22 июня в Красноярск прибыли ещё 72 мобилизованных хакаса. Из них 69 человек были с собственными лошадьми, а двое — добровольцами.
В списках прибывших значились: Пётр Абдин, Александр Алексеевич и Василий Иванович Абумовы, Исаак Сарганович Амзараков, Алексей и Дмитрий Арыштаевы, Дмитрий Фёдорович и Григорий Иванович Астанаевы, Семён Сергеевич Ахпашев, Дмитрий Иосифович Бадьянов, Иван Никитович и Илья Фёдорович Болгазины, Фома Доможаков, Алексей Дмитриевич и Павел Андреевич Ербягины, Еремей Семёнович Жульмин, Георгий Гаврилович Ивандаев, Алексей и Иван Фёдорович Кичеевы, Дмитрий Иванович Кобяков, Никифор Николаевич, Пётр Иванович и Степан Коковы, Иван Конгаров, Леонтий Кукарцев, Константин Кульбистеев, Егор Кызыгашев, Алексей Филиппович Немежиков, Виктор и Фома Ананьевич Орешковы, Пётр Побызаков, Егор Владимирович Сагалаков, Василий Сипкин, Иван Тангизов, Иосиф Николаевич и Иван Павлович Таскараковы, Григорий Яковлевич Тачеев, Самуил Николаевич Тиников, Иван Кузьмич и Николай Тодышевы, Гавриил Токмашев, Алексей Иванович, Никита Владимирович и Василий Фёдорович Топоевы, Алексей Гаврилович Тороков, Михей Владимирович и Самуил Тохтобины, Тарас Тундешев, Борис Тютюбеев, Константин Ултургашев, Кирилл Иванович и Николай Петрович Худяковы, Михаил Николаевич Чаптыков, Павел Чарков, Максим и Михаил Чарочкины, Иван и Николай Николаевич Чебодаевы, Кирилл Чеменев, Николай Терентьевич Чудогашев, Ефим Янгулов и другие молодые представители многих родов хакасского общества.
К этой сотне были назначены в качестве инструкторов семеро казаков, знающих хакасский язык: подхорунжий В. Серебренников, младший писарь А. Плоткин, приказный Ф. Псарёв, рядовые казаки М. Байкалов, Е. Борзов, К. Сипкин и Я. Чанчиков. Не все призывники имели хорошее здоровье, необходимое для несения воинской службы. Некоторые из них были направлены на излечение в Красноярский военный госпиталь, другие — по состоянию здоровья даже уволены «на льготу» и в отпуска. Имел место и случай самовольного оставления службы. 22 июня шестеро инородцев — С. Конусов, К. Могонаков,
И. Терских, А. Тодышев, Ф. Тороков и П. Тутенчиков — «отлучились» из части. После 30 июня они были сняты со всех видов довольствия.

Александр ШЕКШЕЕВ,
кандидат исторических наук
Абакан

Владимир ПАРШУКОВ,

краевед
Ульяновск

(Окончание следует)



Просмотров: 2252
Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...