Требуй меньше, получишь больше

№ 37 (24852) от 4 апреля
Василий Кудашкин: «Производство и даже любой социальный объект притягивают к себе людей, а там, где формируется масса населения, там развивается и малый бизнес...» Василий Кудашкин: «Производство и даже любой социальный объект притягивают к себе людей, а там, где формируется масса населения, там развивается и малый бизнес...»
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

На мартовской сессии Верховного Совета уполномоченный по защите прав предпринимателей по Республике Хакасия Василий КУДАШКИН представил депутатам доклад о своей деятельности за 2023 год. Объёмный документ не сможет разместить в обычном номере ни одна газета, поэтому мы встретились с уполномоченным после сессии, чтобы рассказать обо всём доступными словами.

— Год вышел непростым. Продолжается СВО, продолжают усиливаться санкции против России, которые бьют по экономике нашей страны, — пояснил Василий Владимирович. — И наш президент Владимир Владимирович Путин на недавней коллегии генеральной прокуратуры сделал акцент на том, что основа основ — это стабильно функционирующая экономика. Он призвал жёстко пресекать любые попытки силового давления на бизнес и уйти от чрезмерных проверок. Ведь предприниматели — составная часть нашего общества, бизнес не остаётся в стороне от различных способов поддержки наших воинов. Это факт! А многие из них непосредственно находятся на линии соприкосновения. Пример тому наш земляк Дмитрий Иванов, посмертно награждённый орденом Мужества.

— И всё же как бизнес Хакасии прошёл 2023 год?
— Основные показатели года в целом достойные. Бизнес подрос и значительно больше пополняет налогами бюджет республики. И это несмотря на то, что у нас действие льготного режима по упрощённой системе налогообложения продлено на 2024 год. Напомню, решение ввести такой режим принято в 2021-м на фоне последствий эпидемии ковида, но Хакасия от него не отказывается. И несмотря на низкие ставки, бизнес платит больше налогов. Возникшая ситуация привлекательна, к нам идут предприниматели, открывая дело под юрисдикцией Хакасии. К нам заходит бизнес из Новосибирской области, Красноярского края, Республики Тыва.
Да, и государственные программы социальной направленности — постройки школ, детских садов, больниц, клубов, жилья для специалистов, детей-сирот, переселенцев из ветхих домов и прочих объектов реализуются не по мановению волшебной палочки. Работа в большей степени ложится на плечи малого бизнеса, о чём мало кто говорит. Так что здесь надо отдать должное и правительству, и Верховному Совету за участие в нужных и развивающих рес­публику программах.

— Тем не менее в вашем докладе прозвучала определённая критика.
— Она конструктивная и основана на конкретных фактах. Например, сегодня меры господдержки в Хакасии увязывают с тем, чтобы компания находилась в реестре субъектов МСП. Но Верховный суд России постановил: это незаконно. Мы обратились к правительству республики с просьбой убрать такую норму из условий оказания господдержки, чего пока не произошло. Есть масса обращений от предпринимателей по поводу техприсоединения к электрическим сетям. Договоры заключены и не реализованы. Мы выиграли два суда в отношении сетевой организации и суд установил штрафные санкции — пять тысяч рублей в день за неисполнение. Сейчас боремся за то, чтобы решения суда исполнились.
Есть проблемы в момент открытия дела, когда нужно купить или взять в аренду земельный участок. Вопросы решаются с огромным трудом, в том числе, как ни странно, для агропромышленного комплекса. На такие моменты обращаем внимание, стараемся бизнесу помочь решить вопрос и находим должный отклик.

— Встречную критику получили?
— Представил свой доклад на сессии, вопросов и возражений не последовало. А предложения звучали. Главная проблема — дефицит кадров. Я отмечал возникшую ситуацию в своём докладе ещё за 2022 год, когда предприниматели в недоумении разводили руками: «Где выпускники профессионального образования? Почему они не приходят на производство?» После чего совместно с председателем комитета по образованию и культуре Верховного Совета Оксаной Владимировной Развариной мы в теме разбирались, работали с министерством образования, узнавали, как формируются контрольные цифры приёма на бюджетные места.
Смотрите, какая ситуация складывается для развития малого бизнеса. С одной стороны — у нас гигантский рост самозанятых, а с другой — резкий рост зарплат для рабочих специальностей: водители, бульдозеристы, экскаваторщики, сварщики, монтажники и так далее. Сейчас у квалифицированных рабочих зарплата в три-четыре раза больше, чем у менеджеров в офисах. Но людей всё равно не хватает. Видимо, есть пока ещё несломленный перекос в восприятии жизни по поводу статусности. Пора возвращать уважение к рабочей профессии, в том числе к инженерным ­кадрам, которые республике крайне нужны.
Не стоит забывать и о высоких технологиях. Жизнь меняется, раньше даже не упоминали про искусственный интеллект, а теперь он вошёл в обиход наравне с беспилотниками. И где это всё? В первую очередь в бизнесе! Дальше взаимодействие. Совместно с ХакНИИЯЛИ готовим научно-практическую конференцию, в ходе которой будет освещён вопрос влияния угледобывающих компаний на малый и средний бизнес Хакасии. Более пристально смотрим на Алтайский и Усть-Абаканский районы, предварительно можно сказать, что очень плодотворно влияет угледобыча на мелкий бизнес, причём как в сфере оказания услуг, так и в производстве.

— А как у нас обстоят дела с неправомерными действиями различных органов?
— В последние годы действовал мораторий на проверки, и за 2023-й в Хакасии проведено всего 600 проверок. Хотя в 2022 году таковых насчитывалось 1200, в 2021-м — более двух тысяч. Однако жалобы на проверки всё равно присутствуют.
Хотя самые сложные обращения связаны с необоснованным уголовным преследованием. Да, бывают случаи, когда предприниматель действительно виноват, но бывает, что возникают вопросы. В любом случае окончательное решение принимает суд. В прошлом году таких жалоб по Хакасии поступило две. И суть в том, что президентом принято решение, а Госдума его поддержала, чтобы предпринимателя, если в том нет крайней необходимости, не заключать под стражу на время следственных действий, дабы его бизнес не останавливался. Подобный случай в Хакасии имел место, к счастью, этот момент оперативно исправили.

— Это всё?
— Увы, нет. Имеются жалобы на муниципалитеты. Например, завышают стоимость аренды муниципального имущества. Можете себе представить арендную плату в размере 50 процентов от кадастровой стоимости объекта в год? «Хороший» бизнес, нечего сказать! Но именно так поступили в одном из районов Хакасии. В итоге получается обратный эффект. Никто не в состоянии платить, предприниматель уходит, а помещения и земельные участки элементарно пустуют.
Ещё один пример: в Таштыпском районе, в Бутрахтинском сельсовете, установили арендную плату на уровне двух процентов от кадастровой стоимости. И сегодня там нет никакого бизнеса. Вы, пожалуйста, гляньте, как действует министерство финансов республики. Введён льготный режим, а налогов приходит больше. Берите пример. Как бы парадоксально это ни звучало — хотите увеличить доход, уменьшите арендные ставки. Смотрите, изучайте, как они действуют на развитие территории.
Тем более что это прямая обязанность местной власти развивать малое и среднее предпринимательство согласно принятым законам. И странно слышать рассуждения в том духе, что «если мы вместо двух процентов установим один, объём наших доходов уменьшится в два раза». Что за арифметически-бухгалтерский подход! Если вы не снизите арендную плату до одного процента, у вас доходов не будет вообще, потому что никто не пойдёт на такие условия. А если поступите разумно, то налоги наоборот увеличатся в полтора раза. Но понимания пока нет.

— В связи с чем…
— Я бы просил администрации районов, городов, поселений обратить на такие нюансы внимание, потому что затрагивается доходная часть ваших бюджетов. А над доходами следует работать. Если у вас при утверждённой ставке развитие не идёт, значит, надо подходить к вопросу по-другому, значит, надо что-то менять.
И ещё один важный момент. Мы уже два года говорим о том, что бизнес часто не видит собственных перспектив. Непонятно, что, где, когда будет строиться, в какую сторону начнёт развиваться та или иная территория. То есть речь о стратегии социально-экономического развития, и Абакан в том смысле пример. Здесь цели поставлены, программы заложены, понятно, где и что возведут, какие районы будут развиваться, какая земля начнёт выделяться или, напротив, не выделяться.
А чем хуже село? В районах многое происходит, идёт активное строительство частного жилья, но процесс стал бы гораздо более упорядоченным, если бы все знали, чего ждать от местной власти. Не секрет, любое производство и даже любой социальный объект притягивают к себе людей, а там, где формируется масса населения, там развивается и малый бизнес...

Юрий АБУМОВ



Просмотров: 115