Как попасть на театральную кухню?

№ 37 (24852) от 4 апреля
Любите ли вы театр? Любите ли вы его так, как они — актёры, преданные своей профессии? Любите ли вы театр? Любите ли вы его так, как они — актёры, преданные своей профессии?
Фото: пресс-служба ХНДТ имени А.М. Топанова

Это не комедия. Это про любовь. Ещё про талант и желание отдавать его людям. В общем, про настоящую жизнь — только ту, что происходит за кулисами. И те, кто служит в театре, прекрасно знают, что актёры не играют роли. Они живут...

Об этом американский драматург Чарльз Мори в 2001 году написал пьесу «Laughing Stock», которая в русской версии приобретёт название «Балаган».
Через десять лет в нью-йоркском магазине «Drama Book Shop» её найдёт известная российская переводчица Ольга Варшавер — и впечатлится настолько, что вместо пачки книг, которые хотела приобрести здесь, купит только одну. Про театр. Про актёров. Про театральную кухню.

Сказочный переводчик

— Я с детства мечтала о театре. С 12 лет занималась в театральной студии, хотела поступать на факультет театроведения — в то время был единственный такой на всю страну, и места в нём, к сожалению, были распределены изначально между детьми тех, кто имел отношение к театру. Мои же родители — архитекторы. Это совсем иная сфера. Поэтому поступила на факультет иностранных языков, глубоко занималась английским, даже в школе его преподавала десять лет. Но театр не переставал быть мечтой, — рассказывает Ольга Варшавер.
Она приехала в Абакан на премьеру пьесы «Балаган» [16+] в Хакасском национальном драматическом театре имени А.М. Топанова и 30 марта смогла встретиться с актёрами, студентами, журналистами. Встреча была тёплой и интересной.
Ольга Варшавер — переводчик англоязычной прозы, драматург — более всего похожа на неимоверно уютную тётушку, которая знает огромное количество сказок и любит их рассказывать. И на самом деле: практически все имена англо­язычных авторов, пишущих детскую литературу, известны нам с лёгкой руки Ольги Варшавер — благодаря её переводам. Это Элинор Фарджон, первая детская писательница, удостоенная премии Ганса Христиана Андерсена. Это Лаймен Фрэнк Баум, подаривший миру волшебника из страны Оз. Это Кейт диКамилло, отправившая в удивительное путешествие кролика Эдварда. Это Дэвид Алмонд, Филип Керр и многие другие.
И, конечно же, человек, пересказавший для нас эти добрые сказочные истории по-русски, должен быть как будто чуточку (а когда и больше) из них. Наверное, ещё и поэтому встреча с Ольгой Варшавер оказалась очень плотной и о профессии переводчика удалось узнать очень много. И не только о ней, ведь переводы — не единственная область, которая принесла литературную известность. Её книги часто обретают вторую жизнь на театральной сцене — благодаря инсценировкам и пьесам, которые создаёт по ним сама Ольга Варшавер.

Драматургия рождения

На встрече она рассказала и о том, как рождаются сценические версии литературных произведений, о проблемах «взаимоотношений» театра и литературы.
Пройти цепочку «произведение — переложение текста — театр» — задача не из лёгких. Тем более что ещё 30 лет назад переводы иностранной литературы были делом хлопотным и неблагодарным, и даже детские сказки могли годами ждать издания.
— Ещё в институтские времена, получив на занятия художественными переводами благословение Нины Демуровой (литературовед, автор самого известного переложения книги Льюиса Кэрролла на русский язык «Алиса в Стране чудес»), я начала самостоятельно выбирать произведения и предлагать издательствам уже готовый продукт. Отправляла в журналы переводы рассказов, приходила к издателям, приносила им свои проекты. Но мне отказывали, отказывали, отказывали. У меня лежала огромная пачка переведённого и неопубликованного. Всё это стало востребованным в перестроечные времена — тогда появились первые независимые издательства. Но они просуществовали совсем недолго. Только подготовишь книгу к пуб­ликации, а издательство исчезает. Хотя в любом случае стало лучше, и я начала переводить уже и по заказу издательств. Когда работаешь так, постепенно количество и качество текстов накапливается, что повышает твой авторитет и готовность издательств рассматривать твои собственные предложения, — рассказала Ольга Варшавер.
Но хакасских театралов, собравшихся на встречу, более всего интересовала драматургическая ипостась переводчика. Нашим режиссёрам, директорам и худрукам приходится самостоятельно заниматься переложениями с хакасского на русский и наоборот. А Варшавер удаётся «выводить» переведённые книги на сцену. Получается, все тексты можно превратить в инсценировки?
— Считаю, что современный театр способен воплотить на сцене практически любой текст. Моё правило — выбирать для перевода прозу, которая кажется мне сценичной. Я её чую, я так устроена. И перевод строю по системе Станиславского — вживаясь в персонажей книги, — пояснила драматург.

Театр начинается...

Но вернёмся к пьесе «Балаган», о которой автор, Чарльз Мори, говорит так: «Я всегда знал, что если захочу написать пьесу, то она будет больше, чем просто смешной сюжет. Всегда хотел написать о людях театра, о тех, кто предан театру и стремится делать на сцене всё возможное вопреки обстоятельствам». Не удивительно, что именно эта пьеса была взята нашим театром для юбилейной постановки, посвящённой 50-летию творческой деятельности третьей хакасской студии ЛГИТМИКа — выпуску 1974 года.
Поставил пьесу Станислав Голодницкий, главный режиссёр Костромского камерного драматического театра.
И играют в ней именно те люди, которых американский драматург назвал преданными театру, стремящимися делать на сцене всё возможное вопреки обстоятельствам. Мастера, настоящие народные артисты: Юрий Майнагашев (Гордон Пейдж, худрук), Иван Салайдинов (Вернон Волкер, актёр), Юрий Котюшев (Ричфилд Хоксли, актёр), Татьяна Майнагашева (Сара Маккей, помреж), Мария Кыстоякова (Дейзи Коутс, актриса), Светлана Чаптыкова (Крейли Конлин, завтруппой). Классики хакасской сцены, отдавшие всю жизнь профессиональному театральному искусству, в пьесе они играют практически самих себя. Но в таких сценических образах они неизвестны зрителю, поэтому постановка и премьера вызвала огромный зрительский ажиотаж.
— Много лет назад, стоя возле магазина в Нью-Йорке с книгой, где даже имя автора было мне незнакомо, я читала на задней обложке список действующих лиц: худрук, помреж, сценограф, актёр, актриса… Ну как не купить? Я прочла пьесу по пути в Москву, в самолёте над Атлантикой. И поняла, что нашла клад и нужно отложить все дела и подарить этот клад зрителю. Наш зритель оценит! Ещё со времён Островского публика обожает смотреть спектакли про актёров, про тайны закулисья, да и актёров хлебом не корми, но дай сыграть о себе самих. Желательно — весёлое! — вспоминает Ольга Варшавер.
Переводчица, по сути, стала амбассадором Чарльза Мори и пьесы «Балаган», которая впервые в России была поставлена в 2013 году в Москве, на сцене молодого «Аркадия-театра». Сразу стала любима режиссёрами и актёрами. На сегодняшний день в театрах нашей страны идёт много «Балаганов». И все разные.
30 марта появился ещё один — к ним присоединился «Балаган» Хакасского национального драматического театра. Конечно же, он особенный, этот спектакль. И для того, чтобы понять это, его нужно просто увидеть.
Где-то посмеяться. Где-то погрустить. Замереть на минуту, задуматься. И понять, что это — не комедия. Что это — про любовь.
К Театру.

Елена АБУМОВА



Просмотров: 97