«Если не мы, то кто?»

№ 8 (24823) от 25 января

Уроженец столицы Хакасии Юрий Бояров, которому сейчас 50 лет, сознательно отказался от спокойной, привычной жизни и отправился в зону проведения специальной военной операции.

Он знал, что это тяжело и рискованно, но не смог остаться в стороне. Наш земляк счёл своим долгом пойти на помощь тем, кто встал на защиту жителей Донбасса. «Как можно сидеть дома, когда там погибают дети? — говорит абаканец. — Наши деды и прадеды воевали с фашистами, а нам что ли ждать и не вмешиваться, смотреть, как украинские неонацисты опять убивают людей?»

В чём был, в том и поехал

«За ленточкой», где каждый день гремят взрывы, наш земляк побывал уже дважды и получил ранения. Сейчас Юрий находится дома — проходит реабилитацию после контузии. Корреспонденту «Хакасии» он рассказал, как стал участником СВО и почему собирается снова поехать на Донбасс.
…До заключения контракта Юрий жил вместе с родителями, работал вахтовым методом на строительных объектах Сибири, в том числе в районах Крайнего Севера. Разведён, имеет взрослую дочь. Когда началась специальная военная операция, мужчина в очередной раз находился на вахте — в феврале 2022 года он только что прибыл на буровую в Ямало-Ненецком автономном округе. Там отработал три месяца и в мае вернулся домой. А уже через неделю отправился в военкомат. Близким о своём решении пойти добровольцем не сообщал — сказал, что едет снова в командировку, чтобы те не волновались. Им тогда было особенно непросто: родители ухаживали за его младшей сестрой, которая давно тяжело болела и уже не могла самостоятельно передвигаться.
Юрию на самом деле требовалось вернуться на вахту только через месяц — он позвонил на работу, сказал, чтоб в этот раз не ждали. По словам добровольца, раздумий особых у него не возникло: в военкомате оформил документы, быстро собрался. Как говорится, в чём был, в том и поехал.
На прохождение военной подготовки перед отправкой в зону СВО из Хакасии к тому времени уже отбыла первая команда добровольцев. Рядовой Бояров оказался во второй группе военнослужащих, проводы состоялись в памятную дату — 22 июня. Затем была дорога в Ростовскую область и полигон, где вновь прибывшие прошли подготовку на базе 150-й мотострелковой дивизии Южного военного округа. На тренировках солдаты отрабатывали сценарии реального боя, обучались стрельбе из автомата Калашникова, ручных гранатомётов РПГ-7 и практическим навыкам взаимодействия в составе подразделений.

Дух братства, вера в победу

И вот абаканец попал на линию боевого соприкосновения в ЛНР. Там на одном из участков работали БАРСы (официальная расшифровка названия — «Боевой армейский резерв страны»). В составе 6-го отряда этого уникального подразделения, собранного из добровольцев, Юрий Бояров — позывной «Бор» — оказался на передовой в районе посёлка Белогоровка.
В батальоне «Призраки», где служил наш земляк, воинский коллектив, по его словам, подобрался сплочённый. Смелые, самоотверженные мужики круглые сутки без сна и отдыха трудились на передовой. Разведчики «Призраков» выявляли позиции ВСУ и отслеживали передвижения противника, чтобы вовремя предупредить товарищей. Наши бойцы показывали блестящие результаты, не оставляя неонацистам никаких шансов удержать рубежи обороны.
— В белогоровской промзоне близ мелового месторождения мы много наёмников зажали, — вспоминает Юрий. — Там бои велись уже несколько месяцев, было необходимо выбить противника с территории предприятия. И вот на завершающем этапе операции нашему отряду вместе с другими воинскими подразделениями удалось одолеть врага. В итоге меловой завод буквально за полдня был взят нами без потерь, а ВСУ отступили в сторону Северска. Это было моё боевое крещение, я всю жизнь его буду помнить.
Тогда, на передовой, он сразу понял, что и как, как нужно себя вести. Плюс ещё «деды» (старослужащие в рядах СВО) перед этим кое-что рассказали, объяснили. Служба в зоне СВО требует прежде всего выносливости, способности адаптироваться в самых сложных ситуациях. Но важнее всего побороть не физическую усталость, а внутреннюю панику. Конечно, перед лицом опасности страх присутствует всегда. Человек не выживет, если не будет бояться, но эти страхи нужно приглушить, а главное — уметь контролировать.
Со слов добровольца, после первого боя под Белогоровкой у него было ещё порядка 15 боевых выездов. Жили в блиндаже, обложенном брёвнами. Для охраны расположения выставляли караульных.
«Надо побыть там, чтобы это увидеть, осознать, — говорит Юрий. — Привыкаешь ко всему, ко всем условиям. С нами в отряде были не только сибиряки, но и люди из других регионов России, было много хороших товарищей. Ощущались дух боевого братства и вера в победу».
19 июля 2022 года при заходе в населённый пункт в зоне СВО наш земляк получил осколочные ранения и контузию. Мина разорвалась в полуметре от головы, и осколками был сломан нос, посекло лицо, руки. Но из боя солдат в тяжёлом состоянии вышел сам до ближайшей медчасти, где ему оказали первую помощь, а затем эвакуировали в тыл.
Сначала Юрий лечился в больнице Лисичанска, затем был переведён в военный клинический госпиталь Ростова-на-Дону. Сделано несколько операций, но ещё не все осколки извлечены. Какое-то время мужчина долечивался в Ставрополье, откуда его комиссовали по ранению домой.

«Мы — русские, с нами Бог!»

— Родители узнали, только когда я вернулся, — рассказывает Юрий Бояров. — Я им первый раз позвонил из Ставрополья, когда лечился в госпитале.
Сказал, что со мной всё нормально.
Его сестра к тому времени из-за тяжёлой болезни находилась уже в критическом состоянии. Через несколько дней она умерла в возрасте 45 лет. Смерть близкого человека — это то, что тяжелее всего пережить.
И всё же мужчина решил вернуться на СВО. Несколько месяцев восстанавливал силы после ранения, а затем тайком от отца и мамы купил билет в Москву, где вновь записался добровольцем. Деды воевали — и он пошёл. Абаканец уверен, что победим, — это наш долг.
Во время своей второй «командировки» Юрий попал в штурмовую группу, которую направляли на самые напряжённые участки. В зоне спецоперации наши военные развивали наступление к югу от Артёмовска. Но не все вернулись со штурма живые. Юрий Бояров вывел раненого сослуживца из-под обстрела. А после и сам получил небольшую контузию, когда, возвращаясь на позиции, практически уже дошёл до своих. Произошло это в августе 2023 года, когда российские военные брали господст­-
вующую высоту под Клещеевкой.
— Один из тяжёлых боёв у нас был, весь этот день и полночи противник работал по нам миномётами, — говорит Юрий Бояров. — Ко мне в блиндаж три мины чуть не зашло: две метрах в трёх от него разорвались, ещё одна в дерево попала — если бы не оно, так, наверное, убило бы…
Юрий Бояров уверен:
нас никогда никто не сможет победить. Потому что сила в правде, а справедливость — это наша общенациональная черта.
— Если кто-нибудь скажет, что не нужно было начинать СВО, я им отвечу так: «А вы хотите, чтобы бандеровщина пришла в наши дома? Нельзя её к нам пускать». На Донбассе я общался с местными, видел, как они живут. Слышал от многих стариков: «Чего мы плохого сделали Украине, за что они нас бомбят?» Понял, что эти люди реально хотят жить в составе России, — делится Юрий.
За наградами и деньгами он не гонится, не считает себя героем. Но есть в человеке внутренний стержень, жизненные убеждения и принципы подлинного патриота России. Поэтому на вопрос о том, какие у него дальнейшие планы, доброволец отвечает просто: «В ближайшее время снова поеду на Донбасс».

Тамара КИРИЧЕНКО



Просмотров: 77