Какая роскошь — эта белизна

№ 1 (24521) от 5 января
Какая роскошь — эта белизна
Фото: Александр Колбасов, архив «Хакасии»

В саду

Свежий снег в саду по колено.
Треск деревьев. Шум воронья.
И голубенькая, как вена,
на аллее чужая лыжня.
В кружева потемневших веток
слабый отсвет заката вмёрз.
Я нарву багряных ранеток –
и холодных, и кислых до слёз.
Раскричалась воронья стая.
Растревожила сад пустой.
И опять побрела одна я,
как когда-то бродила с тобой.


Сон о прошлом

Спит в снегах кержацкое гнездовье.
Клочья мха на лиственничных срубах.
Высветит улыбкой счастье вдовье
до корней изъеденные зубы.
Кончиками пальцев приласкает
городские броские обновы.
— Что ж Господь меня не прибирает?
А с иконки пыльной взгляд суровый.
В тесных окнах солнышко застыло.
Во дворе за минус сорок, верно.
Загустела в наших тонких жилах
злая кровь угрюмых староверов.
Отгремело время горевое
по таёжной этой глухомани.
Затхлостью насыщен и покоем
дух в избе. Давай родню помянем!
И не так уж здесь заезжим рады:
птицы божьи, были — улетели...
Сгинули старательские клады,
дедовы обрезы заржавели.
По углам тихи святые лики...
А и вспомнят внуки пожилые
резкий вкус оттаявшей брусники
и груздочков слитки золотые.
На сугробах крыши — как заплаты.
Дым жилья в небесный свод вмерзает.
И нам вслед с часовенки горбатой
крестовина чёрная взлетает…


* * *
Какая роскошь — эта белизна,
морозный воздух наивысшей пробы!
Выкладываясь дружно и сполна,
тропой сшиваем сонные сугробы.
Здесь звёзды ярче, а судьба ясней.
Сквозь снег сгущаясь, обещает вечер –
минуем перевал и от ремней
освободим натруженные плечи.
Я здешний космос издавна люблю.
Какой бы век ни заступал на смену,
здесь знают цену доброму жилью
и сухарю ржаному знают цену.
Товарищ давний, нам не привыкать.
Захочешь жить — сумеешь обучиться
надёжному искусству выживать,
и вправе этим навыком гордиться.


Мальчику королева снилась

Девочка и мальчик смотрят картинки.
Топится печка. Вечер долгий-долгий…
За окном замёрзшим танцуют снежинки.
Это роятся белые пчёлки.
— Бабушка, у них есть королева?
Добрая бабушка очень близорука.
Мальчик сел справа, девочка — слева.
Бабушка погладила весёлого внука.
В печной трубе вьюга взвыла.
Котёнок играл с шерстяным клубочком.
— А она красивая? — девочка спросила.
Бабушка ответила:
— Красивая очень,
белый плащ её из снега соткан,
и вся она — ледяное сиянье
и очень любит заглядывать в окна...
Бабушка опять принялась за вязанье.
Что это правда, поверили дети,
взявшись за руки, зашептались тихо.
То ли белая птица, то ли просто ветер
крылом в окошко — и всё затихло.
Ночью мальчику королева снилась.
Никогда не видел красивую такую.
Над кроваткой испуганной наклонилась,
спросила насмешливо:
— Хочешь, поцелую?
…Всё исполнилось, что она обещала.
Бедная Герда безутешно плачет.
Сердцу было больно только сначала.
Знать бы раньше, что это значит…


* * *
Давай под Старый Новый год
с тобой останемся вдвоём,
на ёлке звёздочку зажжём.
И пусть никто к нам не придёт.
На ветки праздник нанизал
блеск понарошечного льда.
Нечасты вечера, когда
рука в руке, глаза в глаза.
От счастья звонкие ключи
найдутся — поглядим кругом,
вздохнём о самом дорогом
и благодарно помолчим.

Наталья АХПАШЕВА
Абакан


Просмотров: 179