На одном корабле... и за бортом

№ 89 – 90 (24196 – 24197) от 21 мая

Обратиться к вам, уважаемая редакция, меня побудила не статья «Они справились. На отлично!» («Хакасия, №№ 84 — 85 за 14 мая) о военно-полевых днях отделения экстренной хирургии в Усть-Абакане. Чудесная статья о моих коллегах, руководстве больницы, людях, работавших за всех с бешеной нагрузкой, под постоянной угрозой инфицирования коронавирусом.

Задело интервью с нашим министром здравоохранения на канале «Абакан-24». Достойное интервью: цифры, факты, эмоции, мораль. Советую посмотреть всем медикам.
Уставший, но не безразличный Владимир Фёдорович Костюш говорил о пришедшей беде, да, пожалуй, горе, к которому оказался не готов весь мир. Дутое, как, выяснилось, европейское и американское здравоохранение дрогнуло первым. Мы оказались лучше других.
И именно это заставило меня сфокусировать внимание на высказываниях недовольства от моих коллег: доплаты за работу с COVID-19, переработки. Резюмировал для себя эти высказывания уволившихся, именно уволившихся медиков, двумя словами: страх и алчность. И за это должен отвечать министр?
Факт в том, что кризисную хирургию в Усть-Абакане создавал он сам, лично, безо всяких главных хирургов. Он был на передовой. Лично первично организовывал, осматривал помещения, советовал, где что разместить. Смотрел вперёд, чтобы сработало отделение и продержалась республика в хирургическом плане до открытия крупных больниц, находящихся на карантине. Собрал всех оставшихся в республике не больных хирургов, оборудование. Организовал вместе с главным врачом жильё и питание для командированных специалистов.
И нечего ему было оправдываться за не успевшие куда-то дойти деньги. Нам, медикам, нужно бы постесняться говорить об этом.
И об уходах врачей с работы: не буду напоминать о наших клятвах, совести, профессиональной и гражданской позициях. Просто позволю себе высказать одно логическое допущение для тех, кто считает, что это опасно и плохо оплачиваемо. Представьте, что вашего ребёнка, родителя, самого близкого вашего человека привезли на аппарат ИВЛ, а подключить его некому. Уволились. Струсили. Денег мало дали.
Хотелось просто вступиться и сказать нашему министру: не оправдывайтесь за них, Владимир Фёдорович. Пусть это останется на совести у каждого.
И последнее, раз пошла у нас такая военная аналогия. Есть у нашего коллеги Александра Розенбаума совершенно пронзительная песня о нашей Победе, которой 75, о северных конвоях. Сравнение с нынешнем временем мне показалось уместным:
«Кто спасёт мою честь? Кто их кровью умоет?
Командир, я прошу, загляни мне в глаза.
И сказал он в ответ: «Ты — корабль конвоя.
Мы дошли, значит, этим ты всё доказал!»
Мы дойдём, Владимир Фёдорович. Я признаю вас командиром корабля конвоя, дойдём!
Спасибо, что вы есть.

Сергей ПОСТРИГАЙЛО,
антикризисный управляющий многофункциональной экстренной хирургией в Усть-Абакане



Просмотров: 196

Загрузка...