Криминальный квартет по-саяногорски

№ 244 – 245 (24101 – 24102) от 24 декабря
Криминальный квартет по-саяногорски
Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

Окончание. Начало в №№ 239 — 240

В номере «Хакасии» за 17 декабря были представлены все действующие лица невероятной истории, произошедшей в апреле 2018 года в городе металлургов. По сценарию, разработанному Бекетовым*, был совершён «оперативный захват» предпринимателя Баранова, которого «обвинили» в вымогательстве денег.


Как в кино

Заломив Баранову руки за спину, застегнув наручники и надев ему маску на лицо, чтобы ничего не видел, они бросили жертву на пол и били, пока «на сцену» не вышла «работница прокуратуры», свято верившая, что принимает участие в розыгрыше с целью всего лишь напугать Баранова. Через маску Дмитрий разглядел: это была та самая женщина, что сидела на диване. «Ну? Будешь признаваться в содеянном? Или дальше молчать?» — спросила она. Дмитрий был ошарашен, но не растерялся, попросив показать документы. Ответ был прост: «В отделе будешь умничать!» — и получил очередной пинок.
Ну а дальше события разворачивались просто невероятным образом. Баранова обвинили в вымогательстве денег у Соломатина и организации преступного сообщества — «прокурорша» очень ловко оперировала статьями Уголовного кодекса. Разложили меченые купюры, пригласили понятых (Линнер и Котова, которые очень кстати оказались на месте задержания «опасного преступника»), даже составили акт изъятия денежных средств! Ему же пообещали длительный срок заключения, нарисовав картину того, как это будет. А затем вдруг объяснили, каким способом… этого можно избежать. Всё оказалось очень просто: нужно договориться с Бекетовым.
Для удобства ведения диалога балаклавы были сняты, и Баранов с «Бекетом» оказались лицом к лицу. Последний не стал скупиться на слова, его криминальных знаний вполне хватало, чтобы сделать ложь похожей на правду. Скованный наручниками, Дмитрий узнал, что он, оказывается, был в длительной разработке у силовиков как активный участник некоего преступного сообщества. Бекетов даже не стеснялся называть имена, и эти имена были знакомы Баранову! Дмитрий, конечно, недоверчиво отнёсся к сказанному, но боль от побоев была вполне реальной, поэтому страх затмил все остальные чувства.
Между тем Бекетов давил на то, что за совершённые Барановым преступления пострадает его семья, и единственный способ решить проблемы — это договориться со структурами через связи, а для этого нужны деньги. Десять миллионов. Дмитрий ответил, что таких денег у него нет. «Но зато есть отличное здание и машина! Всё это потянет на нужную сумму. Ты же не хочешь, чтобы твои жена, мать и дочь были перерезаны, как собаки?» — обрадовано заключил Бекетов. После этого Баранов сдался. Подписал все бумаги, в том числе и расписку о том, что получил от «Бекета» семь миллионов рублей.
Но с машиной вышла неувязка. Её собственником был отец Дмитрия. Бекетов отправляет Соломатина к Баранову домой за ПТС, который должен остаться у бандита в залоге, а до смерти перепуганному Дмитрию даёт срок — пять дней, в течение которого должен договориться с отцом о передаче ему права собственности, а затем это право должно будет перейти к Бекетову. Баранова отпускают с условием, что после завершения сделки он покинет Саяногорск навсегда.
Предприниматель вышел из здания, которое ему больше не принадлежало, обессиленный, но живой. На дворе уже половина десятого вечера. Его промучили почти шесть часов.


Развязка

Первый звонок после произошедшего Баранов сделал жене. Сказал, чтобы собрала дочь и вещи — необходимо уехать из города. То же самое проговорил матери. Около часа ночи они приехали в Абакан, разместились у родственников.
В травмпункте констатировали: у Дмитрия сотрясение мозга, множественные ушибы, кровоподтёки и ссадины. Потом он долго думал, обращаться в полицию или нет? С одной стороны, всё было вполне реально: и «прокурорская» с её статьями, и это безбоязненное оперирование аббревиатурами «МВД» и «ФСБ», не раз упоминавшимися Бекетовым в разговоре с угрозами, и описывание переданных Соломатиным денег, и даже понятые. С другой стороны, ну какие у Бекетова могут быть «подвязки» с силовиками?!
«Бекет» же в это время наслаждался жизнью, «обмывая» с дружками сделку, уже видя себя владельцем здания автосервиса и роскошной «ласточки». Но этим мечтам сбыться было не дано.
Когда на Баранова вышли оперативники — настоящие оперативники МВД по Республике Хакасия, сказать, что он облегчённо вздохнул — не сказать ничего. Как они узнали о том беспределе, который пришлось пережить Дмитрию, раскрывать нельзя. Но как только потерпевший начал давать показания, бандиты почувствовали себя «под колпаком» и попытались скрыться. Они понимали, что содеянное потянет не на один год за решёткой. А уже сидевший Бекетов знал это наверняка.
Однако залечь на дно не удалось. Сыщики задержали каждого. А после этого начался долгий процесс расследования уголовного дела. Десятки экспертиз, допросов, оперативных экспериментов, кропотливая работа по восстановлению последовательности событий — и это при том, что злоумышленники как могли пытались себя выгородить. Но в конечном итоге безусловный профессионализм полицейских привёл всю преступную группу на скамью подсудимых.
Ни Бекетов, ни Котов, ни Живагин со Щукиным своей вины в совершённом преступлении не признали. Щукина, кстати, как только дело закрутилось, уволили со службы. «Бекет» попытался свалить вину за организацию разбойного нападения на Линнер, которая, заключив соглашение о сотрудничестве со следствием и рассказав всю правду, стала свидетелем, как и «работница прокуратуры», и Соломатин с его ничтожной ролью в «розыгрыше».
Суд счёл все доводы обвиняемых попыткой уменьшить меру своей ответственности и избежать уголовного наказания, однако все они были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «б» ч.4 ст. 162 Уголовного кодекса РФ (разбой, совершённый организованной группой, в особо крупном размере).
Приговор, оглашённый судьёй Абаканского гарнизонного военного суда 10 июля 2019 года, был суров.
Савелий Бекетов получил 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.
Остальные трое отправились в колонию строгого режима. Станислав Живагин приговорён к 8 годам и 3 месяцам лишения свободы, Семён Котов — к 8 годам, Сергей Щукин — к 9 годам лишения свободы.

Мария МОРОЗОВА

___________________________________

* Имена всех действующих лиц изменены.



Просмотров: 483

Материалы по теме

Загрузка...