Как хорошо они говорят!

№ 211 – 212 (24068 – 24069) от 7 ноября
Здесь искренне рады успехам друг друга. Здесь искренне рады успехам друг друга.
Фото: Александр Колбасов, «Хакасия»

Нынче, как и много лет подряд, республиканская школа-интернат для детей с нарушениями слуха вошла в тысячу лучших школ России. А среди 50 школ для детей с ограниченными возможностями здоровья уверенно заняла в рейтинге первую строчку.


— Такая победа — результат системной, именно системной работы далеко не только этого года, — подчёркивает директор Лариса Тыльченко, уже легенда педагогики, она же лучший друг и советник воспитанников по всем вопросам, короче, мать родная... — Это система многолетнего труда. Работаем не на «место» где-то там, работаем на детей, на результат. Когда всё, без исключения, направлено на главную цель: развитие остаточного слуха и речевого аппарата. Чем раньше ребёнок попал в нашу школу, тем выше у него шанс овладеть грамотной речью. И уже на базе этого и параллельно — учебные предметы, творчество, спорт, кружки по интересам и так далее. Мы взяли за основу технику чтения с губ, добавили несколько других методик — и разработали свою. В основе, если проще говорить, повторы. Уж если учат про корову, к примеру, то её будут рисовать, лепить, смотреть на неё и знать, что она ест и для чего живёт эта корова. То есть привести знания и навыки опять-таки в порядок, систему, логическую и эмоциональную.
— Залог успеха в том, что... все состоят из каждого, — образно, оттого и точно, говорит заместитель директора по учебно-воспитательной работе Ольга Майорова. — Одному ребёнку и одному педагогу достичь хороших результатов невозможно. План учебный, лечебный и воспитательный пишем всем коллективом, и работа эта не разовая, а постоянная. К системе Лариса Васильевна приучила железно. И нас, и ребятишек.
— Вот потому-то я против массового обучения на дому, — дополняет директор, — или ребёнок сам с собой, или дети все вместе — разница колоссальная. Если один, скажем, одарённый, а другой с «букетом» дефектов, то последний старается дотянуться... К тому же им всем очень интересно вместе. Ну и, понятно, домой трёхмиллионную аппаратуру не понесёшь, а без неё нет условий, помогающих ребёнку усвоить материал.
И всё же главное условие успеха уникальной школы — атмосфера взаимной любви, в которой варится и переваривается вся эта сложная и мудрёная наука — научить глухих детей говорить, дать им полноценные знания и навыки. Чтобы продолжить учёбу в техникумах и даже вузах, не ощущая ни капли какой бы то ни было ущербности.
Случились недели три назад в школе-интернате гости — американцы. Туристы, но любознательные, по ряду причин не обошедшие вниманием и эту школу. «Мы просто ошарашены!» — выразилась одна активная дама. И ахала: какие воспитанные дети, как хорошо они одеты, вкусно едят. Какие доброжелательные. И... как хорошо они говорят!
— Это был главный «пункт» восхищения, — улыбается Лариса Васильевна. — У американцев с таким заболеванием для общения по преимуществу жесты, а у нас и жесты, и дактиль, и речь. Гости удивлялись, насколько наши ребята контактны. И это объяснимо, ведь они ничего и никого не боятся, уверены — мир прекрасен. Мы, конечно, говорим детям, что всякие люди есть, но стараемся убедить, что хороших больше.
Я бы добавила, что прежде всего на более чем убедительном примере взрослого коллектива школы. И опять же без исключения. Ведь кто из учителей не сможет вынести груза тяжёлого не столько физического, сколько душевного труда и не полюбит маленького доверившегося тебе человечка — уходит...
Наталья Дитенберг, социальный педагог, работает здесь уже 17 лет:
— Наши дети — это мои дети. Семья. Через душу пропускаешь судьбу каждого ребёнка, стараешься его согреть (чему нас прежде всего учит Лариса Васильевна). Ребятишки знают, где директор живёт, где живёт каждый из нас, ходят в гости. На каникулы ездить не любят. Каникулы (смеётся Наташа) — печаль наших детей. Ведь здесь всё!
— Да, — подхватывает разговор Ольга Майорова, — кружки по интересам, общие мероприятия, фестивали. Жизнь кипит круглые сутки, круглый год! Огорчаются ли дети из-за плохих оценок, спрашиваете? Нет. Они просто стараются их не получать.
Самый весомый аргумент тому, что наша республиканская школа-интернат по праву возглавляет российский рейтинг, — судьбы детей.
— Видите симпатичного мальчика Мишу? — улыбается Лариса Тыльченко. — Его привели к нам с кучей диагнозов. Его и поймать-то было невозможно — гиперактивный ко всему прочему. Как-то застрял он головой между бетонными колоннами. Перепугалась: если ещё постоит минуту так, виски опухнут — и всё. «Держись за мою шею ручками! — командую. — Я тебя выдерну!» Смотрим глаза в глаза. Выдернула, ух... С тех пор я для него царь и бог. Да что тут говорить, у него дед умер, отец умер... Я просила его бабушку сильно не поить пацана психотропными лекарствами. Давайте, говорю, делать так и так... И тихонько-тихонько от тех диагнозов почти ничего не осталось. Смотрите, какой к выпускному классу золотой мальчик стал. А голова! На республиканских соревнованиях по шахматам только первые места.
— Чтобы понять, что конкретному ребёнку надо, — продолжила Лариса Васильевна, — нужно увидеть, к чему у него талант и склонность. В этом-то и мастерство педагога. Один ребёнок сочинения пишет, кто-то рисует, на опытном участке любит работать или стреляет-прыгает... К слову, и спортивные призовые места — у нас. Нынче ребятишки заняли в российском теннисном турнире третье командное место, второе — в парном. В первом случае места распределились: Москва — Санкт-Петербург — мы. Во втором — Санкт-Петербург — мы — Москва (сравните: от Красноярска, к примеру, было 49 спортсменов, от нас — всего трое). Но о наших достижениях (и не только в спорте) можно рассказывать долго.
Тем более история достижений не кончается со школой. Мудрая Лариса Васильевна отстояла такую свою идею: поступать в профессиональное училище или техникум надо группой. Убедила всех директоров. Те согласились. Результаты налицо. Про дружбу и взаимопомощь и говорить не приходится, а в плане профподготовки...
— Почти все места в конкурсах молодых профессионалов («Абилимпикс») — наши. Кстати, прибежал тут ко мне будущий повар, наш выпускник Данил Назаров. «Я Таньку обошёл, — кричит, — у меня первое место!»
Но красна изба и пирогами тоже. Проще: инклюзивное образование расходов требует. Это и новейшее оборудование, и раздаточные материалы, дидактические, нужды интерната... Список, понятно, очень и очень длинный.
— Денег, — говорит директор, — их никогда нет. Но детей нельзя делать заложниками каких бы то ни было обстоятельств. Кто не хочет делать — ищет причину, а кто хочет — ищет выход.
Надо сказать, что репутация школы-интерната уже сама работает на себя. И спонсоры находятся сами. Нынче разные люди подарили компьютеры, ноутбуки («Это же школа для глухих — без Интернета никуда!»). А одна из абаканских фирм, получив грант, в том числе за волонтёрство, подарила 300 тысяч. («Я даже потеряла дар речи», — директор.) Сделали хороший ремонт. Косметический же коллектив давно осиливает самостоятельно. «Делаем как дома», — привычно говорит Лариса Тыльченко. Кажется, мелочи, при чём тут первая строчка рейтинга? А — нет. Так складывается атмосфера общего труда и взаимного интереса, а значит, учебный процесс и достижения в олимпиадах, конкурсах, соревнованиях протекают, образно говоря, в питательной среде любви. Отсюда и результат.
Жизнь, вселенная, бог (назовите как хотите) отзывается адекватно. Победил нынче ребёнок (первое место) в Российском движении школьников, награждён путёвкой в «Орлёнок». Прекрасно, а деньги на проезд? Это вам не из Краснодара добираться.
— Сидим, гадаем, — рассказывает Лариса Васильевна, — и ни раньше, ни позже приходит представитель одной компании: «Я вам 28 тысяч принёс!» Ну прямо как на Моисея в пустыне свалилась манна небесная. Остальные деньги мы добавили. Буквально на днях хотим сделать концерт-отчёт для наших спонсоров. Чтобы они знали, на что их средства идут. И, конечно, искренне поблагодарить их.
А на благодарности тоже (как на одном из трёх китов) мир держится. И успехи.

Татьяна ПОТАПОВА



Просмотров: 1254