Родная, как хлеб, деревенька моя…

№ 173 – 174 (23780 – 23781) от 13 сентября
Аал Маткечик Бейского района, где в 2015 году закончили строительство Дома культуры, — один из участников программы по поддержке малых сёл. Там произведена замена светильников уличного освещения, установлена детская площадка, приобретена аппаратура для СДК. Аал Маткечик Бейского района, где в 2015 году закончили строительство Дома культуры, — один из участников программы по поддержке малых сёл. Там произведена замена светильников уличного освещения, установлена детская площадка, приобретена аппаратура для СДК.
Фото: Лариса Баканова, архив «Хакасии»

Опыт Хакасии, в которой за последние годы ни один населённый пункт не только не исчез с карты республики, но и наметилась парадоксальная по сегодняшним временам тенденция возвращения людей в малые сёла, называют уникальным.

На самом деле, когда проблема исчезновения малых населённых пунктов (происходит это не только в России, это общемировая практика) начинает грозить исчезновением культурной самобытности народов, ставит под вопрос продовольственную безопасность страны, превращает развитые прежде территории в пустынные «медвежьи углы», её необходимо решать. К сожалению, особенной торопливости не наблюдается — множество российских регионов пустили это дело на самотёк, ожидая, что вопрос рассосётся сам по себе. Это приводит к ожидаемому результату — в Кемеровской области за последние пять лет исчезло около десятка сёл и деревень, а сельское население уменьшилось на три тысячи человек только за один год. В Новосибирской области в течение десяти лет не стало 35 населённых пунктов, в Омской — 26, в Красноярском крае — 12.

Какие же необычные механизмы воздействия были придуманы и использованы для того, чтобы ситуация в Хакасии не просто отличалась в лучшую сторону, а могла служить положительным примером? Что такого особенного делала власть, чтобы сельчанам не хотелось уезжать из родных мест, а молодёжь стремилась остаться там, где родилась? На какие рычаги пришлось нажимать, чтобы прирост сельскохозяйственной продукции (виданное ли дело!) был увеличен вдвое? Может, просто произошло обыкновенное чудо?
С этими вопросами мы обратились к ректору Хакасского государственного университета, доктору экономических наук, профессору Татьяне Красновой. В 2013 году Татьяна Григорьевна возглавляла министерство экономического развития республики, которое вместе с министерством сельского хозяйства и продовольствия отвечало за разработку и внедрение в Хакасии программы «Сохранение и развитие малых сёл», и хорошо знает, что чудеса просто так не происходят. Не волшебство стоит за ними, а умение определить цель и предвидеть результат. Но для того, чтобы его достигнуть, необходимо много работы.
— В 2013 году правительством республики по поручению главы региона Виктора Михайловича Зимина была разработана программа сохранения и развития малых и отдалённых сёл Хакасии. В своих частых поездках по республике председатель правительства не мог не замечать, что положение в деревнях ухудшается: многие дома стоят заброшенными, постоянно идёт отток населения, родители умирают, дети уезжают в города, а деревни приходят в упадок, исчезают. В то же время Хакасия как раз и является территорией с достаточно большим количеством отдалённых малочисленных сёл, в которых проживает коренное население, сохраняя определённый уклад, и потерять такую вот самобытность нашего региона было бы жаль. Хотя об этом часто не задумываются, и в мире существует практика переселения исчезающих деревень в более крупные районные центры. Здесь речи не идёт о сохранении культуры, уклада и самобытности — программа переселения более выгодна экономически. Переселенцы получают жильё и «врастают» в уже существующую социальную структуру.
В Хакасии за основу, и, как показало время, совершенно правомерно, была взята другая концепция. Виктор Михайлович Зимин настоял на том, что необходимо всеми силами сохранять и развивать эти малые сёла, фамильные гнёзда многих хакасских родов. Нельзя позволить им исчезнуть. Это то же самое, что вычеркнуть из жизни человека его Родину, которая, как известно, не бывает малой и большой. Именно с родными посёлками, деревнями связываем мы чувство патриотизма, национальное самосознание, они, следуя традициям, способствуют правильному развитию человека, общества. Здесь, в маленьких населённых пунктах, сохраняются народная самобытность, народные промыслы и ремёсла, сохраняется язык и культура.
Соответственно было принято решение всеми силами развивать малые и отдалённые поселения — пусть этот путь более затратен, чем первый.
Составляя программу, мы учитывали сразу несколько направлений. Первое — любому маленькому поселению (а в реализации программы приняли участие 138 населённых пунктов с численностью до 100 — 200 человек) необходимо инженерное развитие. Это значит, необходимо ремонтировать дороги, линии электропередачи, мосты. Там, где этого нет, строить заново. Обязательно обращать внимание на транспортную инфраструктуру — чтобы дороги были не только в самой деревне, но и от неё до районного центра, к другим населённым пунктам. Также необходимо было наладить водоснабжение — традиционно здесь за водой ходили к ближайшему источнику. Кто с бочками на телеге, кто с вёдрами на коромыслах. Даже ближайшие такие источники были далеки от сёл, а скважины пробивать самостоятельно жители не могут — средств нет.
Второе, что необходимо было восстановить или даже создать, — это социальная инфраструктура. Все социальные объекты, которые есть, укрепить. ФАПы, клубы, библиотеки, школы, детские площадки…

Социальная составляющая проверялась так же пристально, как инженерная. Наша республика отлична тем, что поставила культурное, социальное развитие во главу угла, и это сыграло немаловажную роль, подтянув многие другие направления. Нужно было восстанавливать нормальные условия в небольших поселениях — так, чтобы люди могли жить здесь полноценной жизнью, иметь возможность для любой реализации, получать необходимую врачебную помощь вовремя.
Важно также было развивать активность самих граждан. Конечно, некоторая инертность имела место. Необходимо было активизировать занятия подсобным хозяйством, овощеводством, стимулировать развитие традиционных промыслов. Был разработан комплекс мер для наращивания социально-экономического потенциала сельских территорий. Например, введена частичная денежная компенсация на содержание личного подворья. Большое место отводилось продвижению на рынок продукции, произведённой жителями малых сёл.
Пожалуй, особенный успех и достоинство этой программы ещё и в том, что она не пошла на самотёк, было решено закрепить за каждым населённым пунктом министерство или ведомство. Таким образом, мы пошли по пути управления проектом, и это был очень позитивный опыт как для управленцев, которые получили возможность непосредственно, лицом к лицу, проникнуться решением проблем, так и для жителей малых поселений, которые смогли почувствовать реальную заботу власти, неравнодушие к их проблемам и получили возможность решить задачи, которые не решались в их краях несколько десятилетий.

Общая работа, конструктивный диалог народа с властью — вот что дал этот проект в первую очередь. Все вопросы решались совместно: команда власти на месте смотрела, что нужно сделать в поселении исходя из бюджета, советовалась с жителями и принимались совместные решения. Многое решалось в индивидуальном, даже, я бы сказала, личном порядке — несколько библиотек и мест отдыха стали подарком от курирующих программу министерств жителям сёл. Люди стали встречаться, смогли увидеть насущные проблемы. Так, в это время везде возводились детские площадки, а жители сёл уже брали их под свою ответственность, начинали оберегать. Ещё и таким образом преодолевалась инертность людей — почувствовав внимание и заботу, увидев восстановленные дороги, заборы, крыши, дома, многие из них не захотели больше жить в разрухе: люди стали по-другому относиться к себе, к своему посёлку, и это один из важнейших промежуточных итогов этой программы. Я даже не знаю, что серьёзнее: то, что нам удалось изменить парадигму сознания, или то, что сегодня сельхозпоголовье в малых сёлах выросло в два раза. И экономический, и социальный результаты показательны. Важно также, что это промежуточные результаты. Ведь программа развивается и растёт.
Не могу не добавить, что за всё время реализации программы, с первых шагов и по сей день, это была большая ответственность и очень правильный, человеческий подход к малым поселениям. В каждом из них он был индивидуален — везде делалось что-то своё. И если составить список добрых дел, которые осуществлены в рамках программы за эти годы, то он окажется очень-очень длинным и достаточно разнообразным.

Елена АБУМОВА



Просмотров: 1451