«Похорони меня по-человечески...»

№ 118 – 119 (23725 – 23726) от 28 июня

В Верховном суде Хакасии закончилось разбирательство по очередному шокирующему преступлению. Присяжные вынесли вердикт двоим фигурантам уголовного дела, обвиняемым в зверском убийстве. На скамье подсудимых оказалась 43-летняя жительница Черногорска Марина Брыкалина и её возлюбленный — уроженец села Боград 35-летний Евгений Козлов. По версии гособвинения, любовники сообща жестоко расправились с 50-летним бывшим супругом женщины из-за двухкомнатной квартиры, которую он отказывался освободить.

Замужество по расчёту

Погибший Дмитрий ранее жил в Абакане, где унаследовал благоустроенную «трёшку» от своих родителей. И, пока ещё жива была его мама, в 2005 году привёл туда молодую жену.
Марина, переехавшая из Курагинского района, изначально никакой недвижимостью не владела. В то время она работала на мясокомбинате, где ей временно предоставили комнату в общежитии по улице Итыгина. А когда Дмитрий позвал свою избранницу замуж, та согласилась на его предложение, но при условии, чтобы он её прописал.
После рождения дочери Кати супруги ещё десять лет прожили в абаканской квартире, которую потом решили продать. На вырученные деньги они купили жильё в Черногорске (благоустроенную «двушку» в доме на улице Юбилейная) и новый автомобиль. А поскольку средства от продажи родительской недвижимости были вложены Дмитрием, то и вновь приобретённое имущество мужчина оформил, естественно, на себя.
Рассказывают, что по характеру он был человеком спокойным, неконфликтным, однако подолгу нигде не работал и часто прикладывался к бутылке, что, собственно, и привело к распаду семьи. В 2015 году супруги развелись. Марина вместе с дочерью стала жить на съёмных квартирах в отличие от бывшего главы семейства, который находился по месту своей постоянной прописки, в собственном жилье.
В 2010 году зимой случилось ЧП: Брыкалин, управляя автомобилем, совершил «пьяное» ДТП, в котором пострадали люди. Им требовалось выплатить компенсацию материального и морального ущерба в размере 700 тысяч рублей. Опасаясь, что в случае неуплаты этого долга его квартира может быть конфискована и выставлена на торги, виновник аварии, выведенный из душевного равновесия и юридически неграмотный, поддался на уговоры бывшей жены и оформил дарение своей недвижимости на её имя.
С тех пор отношения между Брыкалиными разладились окончательно. Марина, став собственницей квадратных метров де-юре, только и мечтала о том, чтобы избавиться от надоевшего ей Дмитрия. Но как выселить экс-супруга из квартиры, если он не уходит? Если только через суд, а это очень долго и очень муторно. Да ещё неизвестно, удастся ли. Уходить ему некуда, он прописан в квартире. Здесь уже бывший муж мог возмутиться и отстаивать свои права на занимаемую жилую площадь в судебном порядке, если не удаётся прийти к пониманию.

Роковой треугольник — кто лишний?

Чем дольше длился конфликт, тем сильнее бывшие супруги вызывали друг у друга раздражение и досаду. Марина, которая на протяжении уже более двух лет моталась с дочерью по чужим углам, решила продать квартиру или (по её словам) найти варианты размена жилья, но Дмитрий был категорически против и не пускал риелторов на порог. Квартплату он не платил, долги по коммунальным платежам приходилось погашать экс-супруге. Дочь Катя к тому времени поступила в педагогический колледж. Марина занималась частным бизнесом (стояла за прилавком в молочной лавке, «раскручивала» торговые точки).
Именно на работе в феврале 2016 года женщина и познакомилась с тогдашним водителем хлебовозки Евгением Козловым, а в июле они начали жить вместе. По неофициальной информации, закрутить роман с молодым рослым сельчанином Марину надоумила её дочь Екатерина. Якобы, впервые увидев его, девушка сказала матери: «Вот бы тебе, мама, такого мужика!» И разведённая мать, воспринявшая эти слова как руководство к действию, не оплошала, добившись взаимности от приглянувшегося ей мужчины. С тех пор личная жизнь Марины будто перевернулась: она бросилась в новые отношения как в омут с головой.
Впрочем, для самого Козлова внезапное любовное увлечение женщиной намного старше себя и уход из семьи, в которой без отца осталось двое детей, уже через полгода закончились плачевно. Не зря ведь говорят: на чужом несчастье счастья не построишь. На этот раз камнем преткновения стал пресловутый квартирный вопрос.
Как следует из материалов уголовного дела, влюблённые сначала планировали избавиться от Брыкалина гуманно, но тот, на свою беду, ни на какие уговоры не поддавался, выселяться и выписываться из квартиры категорически отказывался. Тогда сожители стали действовать жёстко. Они неоднократно подкарауливали его на улице, звонили по телефону, требуя, чтобы Дмитрий убирался «подобру-поздорову», не препятствовал просмотрам квартиры потенциальными покупателями. На этой почве между ними регулярно происходили скандалы, в ходе которых Брыкалина и Козлов грубо продолжали высказывать мужчине свои требования и претензии, а также угрожали ему физической расправой.
Видимо, отношения стали настолько невыносимы, что Дмитрий начал всерьёз бояться за свою жизнь. Дошло до того, что мужчина, оставаясь дома один, заматывал изнутри ручку двери на проволоку, чтобы в квартиру никто не смог проникнуть. (У бывшей жены и дочери имелись дубликаты ключей.) А когда к нему приходили незваные гости, двери не открывал.
О том, что его хотят убить, Брыкалин сообщил другу детства — бывшему однокласснику, работающему водителем автобуса на одном из абаканских маршрутов. По словам этого свидетеля, Дмитрий при каждой их встрече постоянно жаловался, что бывшая супруга с любовником на протяжении длительного времени всячески давят на него, угрожают расправой. Говорят, что если он сам «по-хорошему» не съедет с квартиры, то они «завалят» его.
В последний раз Дмитрий позвонил своему другу 30 января минувшего года. Он был взволнован, нервно смеялся. Сказал, что его, видимо, скоро застрелят, и он звонит попрощаться. Мужчина просил своего одноклассника похоронить его по-человечески, а также отомстить за него бывшей супруге и её сожителю. Друг в это время был за рулём автобуса на маршруте, обещал перезвонить. Однако сделать этого не смог: телефон Брыкалина в тот же день стал недоступен.
А 4 февраля этому другу-водителю позвонили сотрудники полиции. Оказалось, что они расследуют убийство, и последний исходящий вызов с телефона погибшего зафиксирован на его номер.

«Прошу, милый, не начни бухать»

Тело Дмитрия обнаружили в районе Пригорска. В тот день один из жителей поехал искать своих сбежавших лошадей. Проезжая на автомобиле по трассе М-54 в сторону Красноярска, мужчина свернул в поле, остановился и пешком поднялся на сопку, откуда с высоты осмотрел окрестности. Внизу лежал человек в неестественной позе, над ним кружила стая ворон. Рядом с трупом были видны следы от автомобиля, а земля оказалась разрыхлённой полосами, как будто в этом месте буксовали.
Личность погибшего сотрудники уголовного розыска установили по отпечаткам пальцев, а в ходе дальнейших оперативных мероприятий вышли на Марину Брыкалину и Евгения Козлова. После задержания женщина призналась в убийстве бывшего мужа, взяв вину за страшное преступление на себя. Подробности сообщить отказалась.
Брыкалину заключили под стражу, разлучив с Козловым, к которому в то время она испытывала самые нежные чувства.
«Привет, Женечка! — писала женщина любимому из СИЗО. — Очень соскучилась по тебе, мой родной человечек. Попросила у Кати твою фотографию. Спасибо тебе за эти семь месяцев, которые я провела рядом с тобой. За всю свою жизнь я не была так счастлива, как в эти месяцы. Ты для меня стал самым родным, дорогим мужчиной. И я очень хочу, чтобы ты был счастлив... Единственная просьба, милый, прошу, только не начни бухать. Скоро начнутся суды, надеюсь, встретимся. Хотя бы взглядом. Так хочется тебя увидеть... Не теряй контакта с Катей, хотя бы иногда звони, ты же понимаешь, как ей тяжело, — я в тюрьме. Единственное, что могу тебе сказать: никто и никогда не будет тебя так любить, холить и лелеять, как я. Такой, как я, точно не будет. Безумно люблю тебя, мой родной мальчик...»
Но пока обвиняемая предавалась сладостным грёзам и воспоминаниям о былом, её избранник, будучи на свободе, довольно быстро нашёл себе другую. Брыкалина, узнав об этом, испытала жгучую ревность и на встрече со следователем практически сразу же поменяла показания, объяснив это тем, что она, наконец, «прозрела» и решила рассказать следствию правду. Себя женщина стала всячески выгораживать, а вину за убийство бывшего мужа валить на любовника. Утверждала, что изначально оговорила себя, поскольку Козлов угрожал причинить вред ей и дочери, и якобы она сильно опасалась угроз этого человека.
В свете новых «чистосердечных признаний» обвиняемой в июне 2017 года её бывший сожитель также был заключён под стражу. Свою причастность к убийству мужчина категорически отрицал, указывая, что это преступление на совести одной лишь Марины Брыкалиной. Однако в результате грамотно спланированных следственных действий и проведённых экспертных исследований удалось буквально по крупицам собрать доказательства и восстановить всю картину происшествия, где криминальная роль «героя-любовника» оказалась отнюдь не последней.

Два яблока и бутылка водки

Следствием и судом установлено, что 50-летний экс-супруг отказывался выселяться из квартиры, поэтому парочка и решила навсегда избавиться от него, совершив убийство. Свой циничный замысел любовники вынашивали около месяца.
Всё происходящее напоминало какой-то фильм ужасов. 31 января 2017 года Брыкалина и Козлов, взяв с собой бутылку водки, два яблока и обрез, пришли в двухкомнатную квартиру жилого дома № 28а, расположенную в Черногорске по улице Юбилейная, где в это время находился бывший муж Марины. Вместе с матерью и её любовником пришла и 19-летняя дочь Брыкалиных Екатерина. Отец девушки, как всегда, забаррикадировался изнутри, привязав шнуром входную дверь таким образом, чтобы её нельзя было открыть, однако незваные гости сумели устранить препятствие и ворвались в жилище.
Там они уселись на диван, достали водку. Козлов и Брыкалин начали выпивать. Любовники сообщили Дмитрию, что нашли покупателя, который скоро придёт посмотреть квартиру, и в грубой форме стали требовать не препятствовать им, а в дальнейшем выселиться и сняться с регистрации. Мужчина по-прежнему упирался.
В ходе застолья Козлов дважды ударил Брыкалина кулаком по лицу, после чего извлёк спрятанный под одеждой обрез и выстрелил в мужчину, дробь задела бедренную артерию.
У пострадавшего началось кровотечение. Ему требовалось оказать незамедлительную помощь: остановить кровь и вызвать «неотложку». Как раз в этот момент Марине позвонил риелтор, сообщив, что они с покупателем уже входят в подъезд для просмотра квартиры. Не растерявшись, любовники куском простыни перевязали несчастному рану и волоком вытащили его на незастеклённый балкон. Там Козлов, делая вид, что курит, около 15 минут удерживал лежащего на морозе тяжело раненного человека. В то время как Брыкалина, накрыв креслом образовавшуюся лужу крови, в присутствии дочери показывала квартиру пришедшим риелтору и покупателю.
После того как гости закончили осмотр и ушли, Брыкалина и Козлов, «действуя совместно и согласованно, в составе группы лиц», силком усадили раненого мужчину в машину и вывезли в безлюдное место на территории Усть-Абаканского района. Дочь Екатерина, будучи осведомлённой о тяжёлом ранении отца, осталась в городе. Она вернулась на съёмную квартиру, в которой проживала в последнее время вместе с матерью и её любовником, и просто стала ждать.
Между тем сообщники, убедившись, что никого поблизости нет, вытащили жертву из салона машины и бросили на землю. Пьяный Козлов выстрелил в мужчину из дробовика, на сей раз ранив его в плечо. Затем любовники, «продолжая реализовывать своей преступный умысел», по очереди садясь за руль «Лады-Приоры», «умышленно не менее одного раза каждый совершили наезд на лежащего на земле Брыкалина».
Когда всё было кончено, сожители отогнали машину на автомойку в Абакан, а сами пошли попить пивка. Наличие большого количества крови в салоне, от запаха которой буквально мутило девчонок-мойщиц, они объяснили тем, что перевозили на рынок мясо животных.

Вердикт: виновны

Случай для всех стал шокирующим, соседи и родственники Марины и Евгения хорошо отзываются об обоих, да и проблем с законом у них раньше не было (если не считать пьяных «залётов» Козлова за рулём). На суде бывшие сожители всё отрицали, как могли, выкручивались и «топили» друг друга. Что интересно, женщина весь судебный процесс, продолжавшийся несколько месяцев, провела в клетке для подсудимых на ногах, ни разу не присев. Говорят, на всех заседаниях она вела себя весьма артистично — под маской жертвы изображала горе, иной раз демонстративно роняла слезу. При этом представители государственного обвинения (а их, как и адвокатов подсудимых, было четверо на процессе) уверены, что главную роль в хладнокровном убийстве сыграла именно Марина.
— Эта женщина оказалась роковой для всех своих мужчин, — высказывает мнение о подсудимой заместитель начальника отдела по участию прокуроров в уголовном судопроизводстве прокуратуры РХ Наталья Машканцева. — Один в результате её действий (совместных с молодым любовником) погиб, второму теперь придётся провести часть жизни в колонии. А ведь ситуацию можно было разрешить по-человечески, не преступая закон.
Во время судебных заседаний многие свидетели упоминали: Марина неоднократно говорила о том, что убьёт бывшего мужа. Видимо, эта мысль настолько прочно засела в голове женщины, что время от времени просто слетала с её языка.
В клетке обвиняемые держались обособленно, испытывая друг к другу явно не любовь, а уже другие чувства. Козлов старался даже не смотреть в сторону бывшей пассии, Брыкалина же не сводила с него взгляда, со скорбным видом округляла глаза и качала головой, когда он, давая показания, валил вину на неё. Из потерпевших в зале — дочь убитого, будущий педагог Екатерина. Девушка явно переживала за мать и в ходе судебного разбирательства пыталась её всячески поддержать.
Характеристики подсудимых, а также иные сведения, дающие представления об их нравственно-психологических особенностях, привычках, нравах, условиях жизни, озвучены не были: разбирательство велось судом присяжных по ходатайству стороны защиты. Закон запрещает оказывать такого рода «давление» на судей из народа.
В итоге, несмотря на то, что ни один из подсудимых не признал свою причастность к убийству, коллегия присяжных заседателей приняла решение: «Виновны». А на вопрос, заслуживают ли Брыкалина и Козлов снисхождения за содеянное, присяжные единодушно ответили: «Нет».
На основании этого вердикта судьёй Верховного суда Хакасии 5 июля будет постановлен приговор. О нём мы сообщим немного позже.

Тамара КИРИЧЕНКО


Просмотров: 2357

Материалы по теме