Опорный пункт археологии

№ 52 (24572) от 17 мая
Директор Института истории материальной культуры РАН Андрей Поляков (второй справа) уверен: монографии будут интересны и специалистам, и любителям истории. Директор Института истории материальной культуры РАН Андрей Поляков (второй справа) уверен: монографии будут интересны и специалистам, и любителям истории.
Фото: Сергей Власов, «Хакасия»

Хакасию принято называть археологической Меккой. На то есть основания: в нашей республике находятся десятки тысяч памятников древней истории. Наскальные рисунки, древние могильники и захоронения, крепости, стоянки и городища первобытных людей...

Раз Мекка, значит, должен быть и храм. Он есть, Хакасским национальным краеведческим музеем имени Л.Р. Кызласова именуется.
И он регулярно новыми экспонатами пополняется. Накануне Международного дня музеев — а он отмечается 18 мая — мы расскажем о новых артефактах, что на вечное хранение переданы в археологический храм Сибири.

Находки

— Наши связи с Хакасией имеют давние корни, — сказал директор Института истории материальной культуры РАН, доктор исторических наук Андрей Поляков. — Институт работает здесь практически 100 лет! Ещё со времён первых работ историка и этнографа Сергея Александровича Теплоухова.
Хакасия для нас — важнейший опорный пункт. Это тот регион, где десятки, а может, и сотни сотрудников вели научные работы. Многие из них действительно всю жизнь посвятили исследованию этой территории. Да что говорить: я сам провёл здесь 35 лет. Фактически это моя вторая малая родина!
Андрей Поляков отметил: музею переданы 63 археологических предмета из «Могильника из 15 курганов» (раскопки проводились в 2019 году). Учёный особо подчеркнул: артефактов именно этого отрезка таштыкской культуры в археологической коллекции музея до настоящего времени не было.
— Археология наука такая... Не всегда обнаруженные находки имеют экспозиционное значение, выставочное. Многие бытовые предметы не очень презентабельны, но крайне важны для научного осмысления в дальнейшем, — добавил Андрей Владимирович.
Также на вечное хранение в фонды музея переданы предметы из раскопок, проводившихся научно-производственным объединением «Археология и историко-культурная экспертиза». В 2020 году исследовался «Могильник Абакан-4». Как итог — музейные фонды пополнились отреставрированными предметами карасукской археологической культуры — керамикой и бронзовым инвентарём.
— Жители Абакана даже не подозревают, что под их ногами находятся такие пласты древности, — сказал руководитель объединения Пётр Амзараков. — Сосуды, что мы передаём, достаточно орнаментированы, в хорошей сохранности. Кстати, о сохранности: найденные нами бронзовые ножи были в неудовлетворительном состоянии. Но совместно с реставраторами была проведена большая работа — теперь предметы «безболезненно» могут храниться в музее.
Годом позже изучался тесинский склеп в районе села Подсинее — «Абакан 15. Одиночный курган». Вновь результативно: музею переданы двадцать плит с петроглифами. К слову, одну плиту презентовали журналистам: она из песчаника, принадлежит позднему периоду скифской эпохи, на ней красуется редчайшее изображение барса. Плита пока не в экспозиции, но обязательно будет.
— Тесинский склеп совершенно замечателен, — продолжает Пётр Борисович. — Это одна из самых больших могил, исследованных в Минусинской котловине. Размеры: 11,5 на 11,5 метра, три метра в глубину. Сам курган, естественно, ещё больше.
Тесинская культура интересная. Она характеризуется многими вещами, связанными с погребальным обрядом, со специфическим отношением населения того времени к смерти. Также представителей той культуры можно назвать своего рода ценителями искусства. Как на территории исследованного кургана, так и на территории памятника «Барсучий лог», который в своё время изучал Андрей Готлиб, находится огромное количество стел и плит с изображениями. Жители тесинского времени их со всех окрестностей собирали и устанавливали. Таким образом курган превращался в некую картинную галерею!

Монография — как итог

— Археологическая деятельность состоит из нескольких очень важных этапов, — поведал директор музея Андрей Готлиб. — Первоочередная задача — сохранить историческое наследие. То, что мы сейчас презентуем — результат охранных раскопок. Если эти памятники не раскапывать, то они неминуемо будут уничтожены человеком в процессе производственной деятельности.
Второй этап: реставрация находок и демонстрация их общественности. Но есть ещё одна важная составляющая любых археологических исследований — это публикация материалов раскопок.
После чего слово вновь взял Андрей Поляков. Он презентовал две монографии, изданные Институтом истории материальной культуры.
— «Могильник Сухое Озеро II как отражение эволюции раннего этапа карасукской культуры» — очень важный для археологов документ, — сказал Андрей Владимирович. — Это издание рукописи Глеба Максименкова, написанной в конце 1970-х — начале 1980-х годов, дополненной и отредактированной Эльгой Вадецкой. Это известнейшие археологи, которые всю жизнь отдали изучению истории Минусинской котловины.
— Я ученик Эльги Борисовны, — признаётся Поляков. — В своё время под её руководством защищал кандидатскую диссертацию. Мы с ней эту книгу задумывали давно. И материалы в ней очень ценные. Представьте: карасукская культура, эпоха поздней бронзы. Раскопано примерно три с половиной тысячи погребений того времени. А могильник Сухое Озеро II, исследовавшийся шесть лет, состоит из 550 могил того периода. Одна шестая всех материалов, что мы имеем! Гигантский пласт научного знания.
Максименковым была подготовлена рукопись, он готовил материалы к публикации, но, к сожалению, не успел. И Эльга Борисовна тоже не успела... Мне — их ученику — довелось закончить труд, свести в монографию.
В руках Андрея Полякова появляется вторая монография — «Хронология и культурогенез памятников эпохи палеометалла Минусинских котловин». Это уже его авторская работа.
— Фактически моя докторская диссертация, — отметил учёный. — Результат 20 с лишним лет научной деятельности.
Андрей Владимирович проследил концепцию формирования и развития археологических культур: афанасьевской, окуневской, андроновской, а также памятников периода поздней бронзы, традиционно объединяемых в понятие карасукской культуры.
— В работе ставится вопрос о хронологии: как развивались памятники, кем они оставлены, что это были за народы, как они формировались. Учтены очень важные элементы современных научных исследований: радио­углеродное датирование, палеогенетика, изотопные анализы, которые и сейчас позволяют определить, чем питались наши предки, как было организовано их хозяйство...
Естественно, обе монографии найдут своё место в научной библиотеке национального музея.

Сергей ВЛАСОВ


Просмотров: 95