Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия» Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

Обидные слова

На присягу нашего младшенького, Андрюши, мы с женой едва успели — началась чуть раньше запланированного. Поэтому какое публичное выступление, напутствия. Сына-то в рядах парней в одинаковых формах едва нашли, распознали. Но сам момент его присяги мы увидели. Он волновался. Очень. Но текст присяги произнёс. И фразу «Служу России!» — произнёс чётко, уверенно. И печатал шаг по брусчатке. И стоял в строю, даже краем глаза не глядя на нас. Такое важное мероприятие.
Наконец дали отбой и четверть часа на общение. Мы обнялись. Сын дал вводную о наших действиях:
— Минут через 40 встреча родителей с командиром части. Затем возможна увольнительная по случаю праздника. Да, и чего ты там хотел мне сказать?
Я сказал, что в такой день ему важно знать минимум о трёх вещах. Что, как ни крути, наш род по русской линии (есть ещё хакасская) берёт начало от военных. Дед, судя по дошедшей фотографии (во время репрессий их рвали и позднее склеивали), был казацким вахмистром — что-то вроде сержанта. В 1937 году его убили злые товарищи коммунисты. После смерти Сталина реабилитировали — добрые коммунисты. А ещё был мой дядя — сыну он дед Михаил, который погиб на войне. Что ещё? А, ну да, что слово «Родина» — не абстрактное понятие. А конкретное — мама, папа, сестра, брат, их дети. Дом, в котором ты родился и вырос, одноклассники, однокурсники, друзья. Близкие. Их он защищает.
— А, ну да, ну да, — слегка смутился сын. Обещал, что обо всём этом как следует подумает. И запомнит.
Я сказал ему:
— Зато после службы над тобой не будет висеть этот долг.
— Ну, может быть, — уклончиво сказал он.
— Некоторые (есть такие факты) теперь даже взятки платят, чтобы в армию попасть.
— А-а, собирающиеся на госслужбу.
— Кстати… — я сообразил, — наш претендент метит в госслужащие и сразу категории «А», хотя в армии не служил, несмотря на отменное здоровье. Не исключено, что воспользовался отсрочками для магистрантов и аспирантов.
— Обычная история, — рассказывают в университете. — Некоторые и не скрывают, что идут в магистратуру и аспирантуру исключительно ради отсрочек от службы в армии. И по достижении предельного для призыва возраста некоторые просто бросают учёбу.
Что касается Валентина, он окончил аспирантуру. Кандидатскую диссертацию не защитил. Факт.
— Ну вот, — усмехнулся сын. — Уже есть кому учить нас патриотизму. И кому принимать парад Победы по должности, как я понимаю, тоже есть? Только с каким лицом он будет это делать? Ну вот, а ты: «Дед, дядя. Служи. А мы тобой гордиться станем». Я-то отслужу. А они?
И перешёл к более волнующему его в эту минуту словесному противостоянию бойцов UFC — ирландца Конора Макгрегора и нашего Хабиба Нурмагомедова:
— Представляешь, Макгрегор заявился на встречу с ним с бутылкой своего виски и предложил ему: «На, выпей». А тот ему: «Религия не позволяет, да и чего мне пить этот твой дешёвый виски?» Тот вспылил, едва их разняли.
— Да, слова, слова. Яркие. Обидные. Почему-то умение произносить их в последнее время, — проворчал я, — стало больше значить, чем биография человека. Вот ничего нет за душой. А ляпнет пару смачных фраз, и уже за него горой всё общество. Как за Хабиба... А побьёт он его, нет — вроде не важно.
Что есть, в частности, за нашим взлетевшим на вершину признания претендентом? А ничего. Ни колхоза. Ни кооператива. Никакого опыта руководителя. А поди ж ты. Сумел обезглавить Хакасию, и через несколько дней с большой долей вероятности может возглавить её. Станет вершить судьбами тысяч. И учить в частности вас, военных, тому, как правильно Родину любить.
— Да не ворчи, — сказал сын. Им объявили сбор.
Мы обнялись и побежали к машинам — каждый к своей, чтобы через полчаса поспеть на встречу с командиром части и заполучить до завтрашнего утра для общения нашего сына.

А царь-то ненастоящий?

Конечно же, вы помните эту фразу из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». У нас что-то подобное. Не за горами торжественная присяга, вступление претендента в должность. Со стопроцентной уверенностью могу сказать: она состоится. И даже вроде как предопределено, кто будет героем. Но как свидетеля многих таких церемоний меня в этот раз преследует большое сомнение. А настоящий ли наш будущий «царь», глава республики то бишь?
И черпаю я эти сомнения в тех самых теледебатах, которые на первых порах от раза к разу возносили нашего героя всё выше и выше. Пока он оттуда не шмякнулся.
Негласные победы на многих из них оставались, безусловно, за ним. Я себе (как доверенное лицо Зимина) в этих поединках нисколько не льщу. Я не умел и не умею огульно охаивать просто хорошее или очень хорошее. Перинатальный центр — убожество! Селу помогаете? Мало процентов! Добавить! А где ваша туристическая Мекка? Готовишь ему ответ о том, что Мекки, безусловно, нет, но за девять лет количество туристов увеличилось в 4,5 раза, а он уже развенчивает иные достижения — не моргнув глазом. Безжалостно, как сошлись во мнении многие зрительницы. Ценное, что и сказать, для спорщика свойство.
Причём по-человечески было видно, оставлять за собой поле молодому человеку нравилось и ему было скучно дебатировать с доверенными лицами от Зимина. Он жаждал схватиться лично с ним.
И схватились. На первых порах всё у него шло хорошо и там, хамил. Намекал на своё высокое образование.
Зимину же он совершенно развязно и свободно, от чего молодёжь просто пищала от восторга, заявил, что о работе в его правительстве тот пусть даже не мечтает. Разве что в качестве консультанта.
Затем стало печальнее.
Зря теперь уже он в это дело ввязался.
Наобщавшись с Павлом Грудининым и полагая, что аграрные знания оного уже в полном составе перетекли к нему, предложил он подебатировать о развитии сельского хозяйства. И поплыл.
Зимин в двух словах объяснил, что профиль деятельности Грудинина никак не подходит к нашему ландшафту. Это в Москве с её гигантским рынком можно клубнику выращивать. А для нас главнее мясо: баранина, говядина, конина. То, что выращивается на дешёвом подножном корме. Спросил у претендента, знает ли тот, что такое тебенёвка? И это был нокаут.
Молодой человек, несмотря на интенсивные консультации, смысла этого слова не знал.
А затем попался вообще как мальчишка. В очередной раз, когда стал говорить о (трудно идущем, но идущем) проекте почему-то с названием «алтайская баранина». Зимин спросил его: а вы, молодой человек, вообще в каком регионе собрались избираться? На всякий случай, вы сейчас в Хакасии и, стало быть, речь должна идти о хакасской баранине.
И несмотря на то, что малый огрызался, тряс каким-то списком (реально несуществующим, притянутым за уши) закрытых при Зимине совхозов и предприятий, этот раунд он проиграл с треском.
Последующее пересказывать нет смысла.
Точно так же, без посредственных даже знаний по студенческим меркам, в экономике он путался в терминах «алюминий», «глинозём». Что откуда завозится, берётся.
При этом, всё ещё огрызаясь, но показывая полную свою несостоятельность, недееспособность в экономике. И безответственность в политике. Вот, на его взгляд, удачный аргумент. А вы были членом КПСС? Был. Значит, вы за развал Советского Союза отвечаете? Отчасти да. В ответ радостное безответственное. Ну, так вот, а я не был членом КПСС и за это не отвечаю! На человеческом языке это читается просто. Я коммунист. Но только на тот период, когда было хорошо. Строили колхозы — мы. Разваливали — не мы. Отступали в сорок первом — не мы. Побеждали в сорок пятом — мы. В общем, то ещё скольжение между струек дождя, сразу и не ухватишь. Но на поверку-то — поведение не юноши даже, а радостного пятилетнего ребёнка.
А если всерьёз, то в принципе это типичное отступничество.
В сумме же всё это означало провал. Разочарование в кумире.
Словом, дебаты вознесли его, они же его и прибили. Как только зрителю стало понятно, что мало набрасываться на оппонента, надо ещё предмет знать, — люди от него отвернулись.
Говорят, что я не очень удачно сравнил его с недозрелым овощем, который для товарного вида накачивают химикатами. Что ж, может быть.
Тем не менее, моё мнение о том, что к нам в главы подсовывают недееспособного — не в физическом и умственном, но в профессиональном смысле этого слова — руководителя, без специальных знаний и опыта, остаётся прежним.
(Об этом, кстати, говорят и сами коммунисты. Посмотрите в соцсетях запись встречи черногорцев с Грудининым.)

Недееспособного, в том числе и как собирателя профессиональной команды. Один из «профессионалов» — господин Тайир Ачитаев с отметками в биографии о воровстве, мошенничестве и наркотиках. То ли ещё будет. Соискатели лёгкого обогащения за бюджетный счёт, видя неопытность молодого человека, сейчас ведь так и ринутся на хлебные должности.
Вот пойдёт свистопляска.
При этом точно говорю: не завидую ни ему, ни нам.

В двух шагах от победы?

По пустынным улицам Абакана где полощется, где катится на автобусах Семёнова баннер с изображением Валентина, на котором написано «В шаге от победы». С точки зрения пиара, надпись идеальна. Побеждать, быть соучастниками победы любят все.
Только какая на этот раз она будет?
Кого над кем? Ачитаева над Коноваловым?
Или Александра Семёнова — опять же над нами и над ним? Последнее должен пояснить. На первой сессии ВС РХ нынешнего созыва Семёнов не отходил от Коновалова ни на шаг и запрещал кому-либо говорить с тем напрямую.
— Задавайте вопросы мне, — говорил он, — я отвечу. Мы с ним одно целое.
Вот вам и выбрали самостоятельного парня! А он вот так... Сегодня ему вслед за колёсами автобусов приделал свою голову и ноги Семёнов. Согласен, Александр опытный эксплуататор с определённым загибом рук, завтра приедет Грудинин. Обещал. А затем ещё и ещё. Говорят, уже понаехали и бьются за доступ к телу «помазанника». Семёнова якобы оттёрли в сторону. Это же во сколько рук, ног и голов станет у нас теперь губернатор?
Получается, мы ЭТО выбирали?
На ЭТО прошу не обижаться.

Время задавать вопросы

Я так думаю, раньше его не знали, потому ни о чём и не спрашивали. А теперь вопросов всё больше и больше к этой несамостоятельности. К вопиющим снимкам в одном ряду с Ачитаевым, Сталиным… Возможно, лик Иосифа Виссарионовича олицетворяет опять-таки победу? Но в Хакасии, которая была до предела забита лагерями ГУЛАГа, в Хакасии, на чьей земле живут многочисленные потомки репрессированных хакасских, казацких родов, высланных сюда немцев, поляков, чувашей, снимок рядом с бюстом Сталина — это проявление неуважения к нашей общей истории и культуре. Это кощунство по отношению к нашим невинно убитым коммунистами и погибшим предкам.
Это ж как всех нас вместе надо не любить, чтобы без конца фотографироваться с НИМ?
Или это своего рода запугивание?
Неужели промолчим? Простим, не выскажем своей позиции по отношению к этому глумлению?
Надеюсь, Валентин понимает, что со дня, когда он, приезжие и местные товарищи фактически обезглавили Хакасию, для них и лично для завтрашнего победителя начался обратный отсчёт? То есть фактически уже он стал руководителем? По меньшей мере в новейшей его листовке (красненькой) о нём так и пишется — «новый глава Валентин Олегович Коновалов...» А это значит, что все его же вопросы зеркально переадресуются к нему самому. Так вот, пусть ответит: где те 35 миллиардов рублей от финансово-промышленных групп, которых ежегодно недосчитывает бюджет республики? Где хотя бы одна встреча с представителями этих групп? Где СУЭК, где РУСАЛ? Где РусГидро? Где, наконец, аршановский миллиард? Что новый руководитель сделал для того, чтобы нам не остановить Абазу, из которой под его приход уходит Евразхолдинг? Я понимаю, выборы — горячая пора. Пиар — важнейшая из обязанностей кандидата. Но время для пиара прошло. И будьте так любезны, объясните, каким образом вы дадите селу те самые обещанные десять процентов от бюджета республики. Где эти деньги? Откуда вы их возьмёте?
Где, наконец, обещанная остановка пенсионной реформы, на волне противостояния которой — не льстите себе! — вы взлетали к власти? Возраст выхода на пенсию, несмотря на ваши обещания, для женщин и мужчин всё же увеличен. Соответствующие законы приняты. Обещавший остановить этот процесс почти у власти. Вхождение в неё, не хуже некоторых коллег, он начинает с ОБМАНА и НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ?

Мы всё ещё можем

И несмотря на всё, что происходит с нами, жестокое, швыряющее нас от громких слов и дутых авторитетов к сути, к главному вопросу: что будет с нами? С нашими стариками, детьми? Мы всё ещё можем развернуть события в лучшую для нас сторону. Мы всё ещё можем.

Сергей СИПКИН



Просмотров: 154

Загрузка...