На лицо ужасные, добрые внутри?

№ 80 – 81 (23687 – 23688) от 4 мая
На лицо ужасные, добрые внутри?
Рисунок Ларисы Бакановой

В прошлом выпуске «Потребителя» мы рассказали о микрофинансовых организациях как об инструменте, которым надо уметь пользоваться. Как с электричеством: будет всё нормально, если не совать пальцы в розетку…


Защита заёмщика… от него же самого

Банк России в принципе стоит на защите прав граждан. Но эта защита распространяется только на МФО, внесённые в реестр Банка России. Все остальные конторки, примкнувшие по своим функциям к микрофинансовым организациям, таковыми просто-напросто не являются — однозначно «разводилово». И при контакте с ними любой Иван Васильевич ничем и никем не защищён. Так что главное правило: прежде, чем брать заём, найдите на сайте Банка России требуемую организацию. (Не найдёте — не связывайтесь.) Законопослушным МФО, чтобы защитить неразумного заёмщика от самого себя (просрочка платежей и прочие заморочки), в 2016 году были введены ограничения: при любом раскладе тот же Иван Васильевич не заплатит микрофинансовой организации больше четырёхкратной суммы займа — «4х», в 2017-м снизили до «3х» (х — тело долга), то есть проценты не нарастут более обозначенной суммы. Говорят и о дальнейшем снижении — до «2,5х». С 2019 года заработает «правило 2х», а с 2020-го — «правило 1,5х».
В прошлом году вступил в силу базовый стандарт по защите прав потребителей. Это запрет на предоставление более десяти займов в течение одного года; запрет на выдачу следующего до полного погашения предыдущего. Сейчас, к сожалению, всё это работает только для отдельно взятой МФО. Но Банк России намерен вскоре объединить данные всех микрофинансовых организаций в кредитном бюро, тогда можно будет просмотреть кредитную историю во всех банках и МФО (а то сегодня в одной микрофинансовой организации у дяди Вани долга нет, а в другой есть).
Что должны знать не только испуганные. В договоре потребительского микрозайма на первой странице в правом верхнем углу в квадратной рамке обязательно должна быть указана полная стоимость займа в процентах годовых (их средние и предельные значения Банк России определяет ежеквартально). Помните, что чем меньше сумма и срок, тем выше процент. Максимальные проценты работают для займов до 30 тысяч рублей и до 30 дней. В левом углу договора — «правило 3х». Далее — индивидуальные условия договора, в том числе согласие на продажу вашего долга коллекторам.

Поднимите мне веки…

Если дядя Ваня такой продажи не хочет, он в полном праве указать: не согласен! Этот же Иван Васильевич может в индивидуальном договоре указать, сколько раз ему можно звонить. Можно вообще исключить звонки, это его право, но мало кто об этом знает. А штраф не должен составлять более 20 процентов суммы долга (если вам продолжают начислять проценты). А это далеко не сотни и не тысячи рублей, как в имеющих быть в устном народном творчестве страшилках.
Если микрофинансовые организации пытаются, например, навязать вам платные эсэмэски, уведомляющие о просрочке, причём последующая дороже предыдущей, то читайте под лупой договор — вы имеете полное право отказаться. МФО же, в свою очередь, может не согласиться дать вам заём на ваших условиях. Тогда решение ваше. Откажитесь, если считаете, что могут возникнуть проблемы.
А коллекторы, если вы согласились на продажу долга? Чтобы не будить лихо (поднять веки Вию), с 1 января 2017 года работает закон о коллекторах. Теперь всё строго лимитируется: например, сколько звонков в неделю, месяц, в какое время… Надзор за всем этим ведёт Федеральная служба судебных приставов. Банк России выявляет нарушения — и передаёт эти дела приставам. Случается, что на коллекторов жалуются те нервные товарищи, которые любой нейтральный звонок воспринимают как угрозу, в том числе благодаря демоническому имиджу коллекторов: сразу же думают, что завтра тёмные силы придут к ним с бутылкой с зажигательной смесью. Банк России обязал вести все разговоры с заёмщиками с аудиовидеозаписью. Для разбирательства в Банке России далеко не помешают распечатки ваших переговоров. Кстати, никто не имеет права звонить «третьему лицу» без его, «лица», согласия. Даже если его номер как поручителя указал заёмщик.
Ну и о стойком мифе: если человек взял в МФО большую сумму — он может лишиться квартиры. Если небольшую — не лишится гарантированно. Другое дело — залог недвижимости. Случается, что человека действительно лишают квартиры. Тогда, скорее всего, это действуют мошенники. Была, к примеру, группа лихих ребят, которые «работали» сначала в Прибалтике, а потом в России. Они заключали вроде бы договор займа, а на деле подсовывали для подписи… дарственную. В результате люди теряли жильё, часто — единственное. Выход один: читайте пристрастно, что подписываете, что это за организация.
Выдавать займы имеет право и какой-либо хозяйствующий субъект, но это не значит, что он — МФО. Именно такие конторы, ведущие хоздеятельность (микро и макро), наносят большой вред репутации микрофинансовым организациям. Ведь они не хотят и не обязаны выполнять требования законодательства, не обязаны и предоставлять хоть какую-то информацию. Никто не контролирует их, приставы судебные им не указ, не сотрудничают они и с коллекторскими агентствами. Истории с этими организациями попадают в СМИ, в устное народное творчество и превращаются в страшилки. Так что если дядя Ваня не поднимет пристальные очи на договор, то, вероятно, встретится с Вием. Иван Васильевич, смотрите, повторяем, в реестр Банка России, если уж так приспичит с быстрым займом.
В следующей публикации мы расскажем о кредитных потребительских кооперативах и возможной мутации некоторых из них.

Татьяна ПОТАПОВА



Просмотров: 437

Загрузка...