ЗУД-апокалипсис

№ 5 (24820) от 18 января

Чем грозит Хакасии распространение заразного узелкового дерматита?

Узелковый дерматит. Ещё несколько месяцев назад мы бы даже не поняли, о чём речь. Новый способ вязки узлов? Или какой-то редкий вид воспаления кожи?
Сегодня же мы слышим это словосочетание «узелковый дерматит» из каждого утюга. И не только слышим, но и хорошо знаем, о чём идёт речь. Лучше всех понимают, конечно, фермеры. Именно их скотина сотнями и тысячами идёт под нож после постановки диагноза: заразный узелковый дерматит (ЗУД). И конца-краю этому не видно. По крайней мере пока.
На минувшей неделе минсельхоз Хакасии собрал усть-абаканских фермеров в администрации района. Собрал, чтобы в очередной раз довести до них необходимость соблюдения очевидных санитарных норм, при исполнении которых можно остановить распространение заразы.
— Вы думаете, мы не знаем, кто у кого покупает скотину без справок? Кто завозит её сюда без документов? Кому потом мясо без сертификатов идёт на продажу? Всё знаем! Ждите следователей. Допросов ждите, — стращает усть-абаканских владельцев скотины министр сельского хозяйства и продовольствия Хакасии Сергей Труфанов.
Жёсткий разговор с фермерами в актовом зале районной администрации обоснован. С фактами в руках представители минсельхоза рассказывают им, кто, где и как нарушает ограничения, которые введены для того, чтобы ЗУД не пошёл в новые территории. А риск распространения велик. В момент проведения совещания заразный узелковый дерматит затронул три района Хакасии: Боградский, Алтайский, Усть-Абаканский. Пока три.
Проблема в том, что на встрече с представителями муниципальной администрации и минсельхоза присутствуют не больше полусотни фермеров, а должно быть в три раза больше.
— Тем, кто пришёл, большое спасибо. А тем, кого нет, хочу сказать: пеняйте на себя, поддержки от нас не ждите, — категоричен Труфанов.
Присутствующие в зале сельхозтоваропроизводители поначалу понуро молчат. Слушают сухие, но страшные цифры статистики. По данным на 12 января, под нож пущено уже более 13 тысяч голов скота. В районах, где выявлено заболевание, режим чрезвычайной ситуации. На ликвидацию этой самой ситуации из резервного фонда правительства Хакасии уже потрачено более 141 миллиона рублей. Из них почти 84 миллиона — выплаты собственникам скота, ещё 54,5 миллиона ушло на финансирование мероприятий по ликвидации последствий болезни. Иными словами, на уничтожение и дальнейшую утилизацию туш скотины.
Чем это чревато для нас, потребителей? Ростом цен на «мясомолочку» и заполнением прилавков магазинов продукцией из других регионов. Ну и региональной инфляцией, конечно. И это относительно мягкие последствия. Куда страшнее они для тех, кто скотину выращивает. Распространение болезни губит их бизнес на корню. У многих стада уничтожают поголовно. Чем будут дальше жить люди?
— Вот ты, Семён Петрович, смотришь на меня и молчишь. А ведь если так дальше пойдёт, ты не в хозяйство своё на работу ходить будешь, а только в сельсовете заседать останешься, — обращается первый заместитель министра сельского хозяйства Александр Башков к одному из муниципальных депутатов-фермеров, пришедших на встречу.
По залу проносится ропот:
— Делать-то что?
— Что делать, скажите!
Ответы у инициаторов разговора есть. Неукоснительно соблюдать установленные ограничения. Перевести всех животных на стойловое содержание, ввести строгий контроль над приобретаемыми кормами и обеспечить беспрепятственный допуск работников ветслужбы на фермы и частные подворья. Ну и, конечно, следить за тем, чтобы все без исключения фермеры тоже чётко следовали ограничениям. ЗУД передаётся воздушно-капельным путём. Поэтому даже в гости к соседу-фермеру нужно ходить в сменной одежде, то есть не в той, что стаду корм, например, давали. Собак, и тех на привязи следует держать, пока эпидемия не закончится, потому как и они переносчики заразы.
— Мы вам в стукачи записываться не предлагаем. Но ситуация такова, что если вы соблюдаете, а другие не соблюдают, то огромная работа, чтобы инфекцию удержать, не имеет смысла, — находит убедительные аргументы глава района Елена Егорова.
Ну а чтобы не полагаться только на гражданскую ответственность производителей мясной и молочной продукции, за ними устанавливают жёсткий контроль. В качестве проверяющих соблюдение карантинных мер выступают минсельхоз, ветеринарные врачи и муниципальная власть. В случае крайней необходимости привлекут ОМОН. Иногда без него не обойтись.
Впрочем, такие крайние меры только для злостных нарушителей. Те же, кто пришёл на встречу в Усть-Абакане, в основной своей массе ограничения соблюдать готовы. Среди них много тех, чья скотина уже попала под утилизацию. И теперь людей волнует вопрос компенсаций, потому как без них бизнес не возродить. Федеральный закон гласит, что компенсировать при объявлении ЧС будут 50 процентов стоимости живого веса скотины.
Между решением компенсировать и реальными выплатами есть существенная временная вилка. Раньше завершения всех противоэпидемических мероприятий они не начнутся. А это ещё месяц-два. А то и больше.
— Выплачивать будем в течение 2024 года, — расплывчато формулирует сроки предоставления компенсаций Сергей Труфанов.
Такая неопределённость в сроках объяснима. На выплаты пострадавшим хозяйствам и частникам выгребли все заначки минсельхоза и даже республиканского бюджета. По экспертным оценкам, общая сумма ущерба уже превышает 300 миллионов рублей. Бороться с дальнейшим распространением будут в том числе и массовой вакцинацией. Но её проведение тоже упирается в финансирование. Иного пути нет. Деньги придётся изыскать, если хотим остаться со своими хрюшками, коровами и баранами.
Ну а если заразу не остановить, то рассчитывать в текущем году на какие-либо субсидии, гранты и иные меры поддержки для местных аграриев не придётся вовсе. Всё уйдёт на борьбу с ЗУД. Это ещё одна из не всем очевидных проблем.
Потому и работают представители минсельхоза и ветслужбы в круглосуточном режиме. Стремятся остановить ЗУД-апокалипсис. Проводят встречи с фермерами во всех пострадавших районах. Добровольно-принудительно изымают и ликвидируют скот. Выставляют совместно с органами внутренних дел посты на дорогах в карантинных зонах.
...Незадолго до совещания в Усть-Абакане представители минсельхоза в Аскизе обсуждали аналогичные вопросы. А на этой неделе подтвердился факт проникновения узелкового дерматита и в этот район Хакасии.

Очаги заболевания в настоящее время:
Боградский район: с. Боград
Усть-Абаканский район: аал Сапогов, с. Московское, с. Вершино-Биджа
Алтайский район: с. Белый Яр, с. Изыхские Копи
Аскизский район: с. Аскиз

Карантин отменён:
Усть-Абаканский район: с. Калинино
Боградский район: с. Знаменка, д. Верх-Ерба

 

Виктор ЛЕБЕДЕВ
Усть-Абаканский район

 



Просмотров: 172