История одной картины

№ 138 (24658) от 8 декабря
Лариса Баканова. «Эвакуационный госпиталь школы № 1: симфония ­войны  и мира». Лариса Баканова. «Эвакуационный госпиталь школы № 1: симфония ­войны и мира».

Маленький мальчик играет на скрипке для раненого бойца. И кажется, что эта мелодия заполняет всю комнату, согревая присутствующих в ней не меньше, чем солнечные лучи, льющиеся из больших окон.


Чуть поодаль растягивает меха баянист. А на первом плане, рядом с больничной койкой, — мужчина в солдатской форме. Серьёзным задумчивым взглядом он смотрит с картины на нас… «Эвакуационный госпиталь школы № 1: симфония ­войны и мира» — так назвала свою работу известный в республике художник и наша коллега Лариса Баканова.
Сюжет узнаваем до боли, само название картины соотносится с её идеей: Великая Отечественная война коснулась каждого человека в нашей стране, не обошла она и детей. На фронте и в тылу каждый, от мала до велика, приближал Победу, как мог. Ребята по всей стране активно помогали в госпиталях, писали под диктовку письма родным раненых солдат и поднимали боевой дух: читали стихи, играли на музыкальных инструментах, пели. Тепло детских выступлений согревало израненные души фронтовиков, напоминало о доме… Вот и у героев, изображённых Ларисой Бакановой, есть реальные прототипы.
— Работаю в газете «Хакасия», авторские материалы читаю и иллюстрирую, — рассказывает Лариса Юрьевна. — Как-то краевед Галина Иванова готовила статью, посвящённую эвакуационным госпиталям на территории Абакана, и принесла в редакцию ворох старых фотографий. Я посмотрела и поразилась: какие лица! Когда делала коллаж, восхищалась каждым снимком. Естественно, потом читала биографии этих людей. Так постепенно рождалась идея. Долго думала, как воплотить... А тут юбилейные даты пошли: 90-летие газеты «Хакасия» и города Абакана. Решила написать картину в подарок.
В здании абаканской школы № 1 во время Великой Оте­чественной войны располагался госпиталь № 1398. Его начальником был преподаватель Абаканской фельдшерско-акушерской школы Павел Васильевич Ковтун (на картине — справа), комиссаром — капитан Степан Алексеевич Хосомоев (слева). В центре картины талантливый хирург, заслуженный врач Республики немцев Поволжья Фёдор Александрович Гергенредер.

«По прибытии в Абакан его назначили заведующим хирургическим отделением городской больницы, — пишет Галина Иванова в статье «Мы с тобой, сестра, ещё станцуем...», опубликованной в газете «Хакасия» 30 июля 2014 года. — Работы было много. Днём оперировал в стационаре, вечерами наиболее тяжёлых раненых в госпиталях, в том числе и в школе № 1. Очень кропотливо учил хирургическому мастерству молодых врачей, и они, набравшись опыта, уезжали на фронт. В знак благодарности присылали ему много писем. Вместе с Фёдором Александровичем в Абакан приехала его дочь Эльза. Она училась в первой школе, которую в 1945 году окончила и поступила в Красноярский мединститут, а после его окончания тоже стала хирургом. В 1961 году в Абакане открылась областная больница, и Фёдор Александрович был назначен заведующим хирургическим отделением. За огромный вклад в развитие и становление хирургической службы в Хакасии Фёдор Александрович был удостоен ордена Ленина и звания «Заслуженный врач РСФСР». В память о нём на новом корпусе Хакасской республиканской клинической больницы имени Г.Я. Ремишевской установили мемориальную доску».

Из статьи Галины Ивановой также узнаём, что об этом хирурге от бога очень взволнованно, со слезами на глазах вспоминал участник Великой Отечественной войны Григорий Васильевич Марченко: «С фронта до Абакана нас везли 18 дней. Стояла сильная жара. Моя раненая нога распухла. Начиналась гангрена. Врачи предлагали ампутировать ногу, но я не согласился. И тут судьба послала мне Фёдора Александровича Гергенредера. «Плясать ещё будете», — сказал тогда этот замечательный доктор».
И его предсказание сбылось! Раненый на картине — это и есть Григорий Марченко. После выздоровления он работал преподавателем музыкального отделения Абаканского педагогического училища. Прекрасно играл на баяне, гитаре, хорошо пел и лихо отплясывал «Яблочко». Студенты любили его. Изображена на картине и медицинская сестра, к сожалению, имя и фамилия её остались неизвестными. Сохранилась лишь фото­графия — от прекрасного образа трудно отвести взгляд, с обратной стороны надпись: «Милой Валеньке от Лары. В дни войны в э/г № 1398. 28 февраля 1944 г.». Многим раненым спас жизнь и здоровье эвакогоспиталь. Выздоровевшие уезжали на фронт. В конце апреля отбыл из Абакана и госпиталь. В составе 40-й армии Воронежского и 1-го Украинского фронтов участвовал в Курской битве, в освобождении Украины, Белоруссии, Польши и Германии. Долгожданную Победу эвакогоспиталь встретил в немецком городе Заган. К тому моменту Павла Васильевича Ковтуна уже не было — он погиб на Украине и похоронен в городе Переяслав-Хмельницкий...
Над картиной Лариса Юрьевна трудилась около месяца. В актовом зале редакции, который стал временной мастерской, она с головой погрузилась в работу, писала и вечерами, и по выходным. Тема оказалась близка художнице, ведь её дедушка Пётр Александрович Баканов был призван в ряды Красной армии спустя два дня после начала войны. В августе 1944-го он погиб во время боёв на Сандомирском плацдарме в Польше, там же и был похоронен. Память о нём семья Бакановых бережно хранит.
— Периодически ко мне в зал заглядывали коллеги, и почти каждый предлагал что-то добавить, — вспоминает Лариса Юрьевна. — Так, Марина Анатольевна Алехина посоветовала изобразить газету: «В госпиталь обязательно приносили газету с новостями!»
И на холсте появилась тумбочка, а на ней «Советская Хакассия». В архиве автор нашла, как выглядело издание в годы войны.
— Игорь Иванович Зиберев говорит: «Лариса, а почему у тебя мальчик в синей пилотке? Он же пионер, должен быть в красной!» Подумала, а ведь действительно, это же доминанта — центр картины. Пришлось переписать пилотку.
Так, слой за слоем, полотно дополнялось маленькими деталями, смыслами и оживало… Порой происходили и совсем необъяснимые вещи, словно сама Вселенная помогала. К примеру, упоминавшийся в статье Галины Ивановой мальчик со скрипкой Эдик Шаталов оказался... родным братом нашей коллеги, талантливого журналиста Татьяны Алексеевны Потаповой.
— Татьяна Алексеевна, у вас брат в детстве на скрипочке играл? — спросила Лариса Баканова.
— Играл.
— И он ходил по эвакуационным госпиталям?
— Ходил!
— А сколько ему было лет?
— Лет пять или шесть.
Нужно ли говорить, что каждое выступление в госпитале для ребёнка было настоящим потрясением. В палату на колясках привозили искалеченных людей, кто-то лежал на кровати весь перевязанный: лица не видно, глаз. Позднее об этом времени так вспоминал ещё один житель нашей республики, ребёнок войны Николай Алексеевич Бобылев. В детстве он был желанным гостем во всех городских госпиталях, играл на баяне: «Своими глазами видел страдания раненых, и моё мальчишеское сердце наполнялось глубокой болью. Когда им было немного легче, они напевали вместе со мной «Катюшу», «Артиллеристов», «Трёх танкистов». Очень нравилась всем «Субботка»:
Брось ты, Ванька, водку пить,
Берись за работу.
Будешь деньги получать
Каждую субботу.
(Тогда зарплату выдавали каждую субботу.)
Но больше у меня в памяти осталось грустных картин. Помню одного раненого, у него не было обеих ног. Сестра, приподняв его, кормила из ложечки. Я играл и видел его слёзы. До сих пор не могу этого забыть. Когда я пришёл в следующий раз, его уже не было. Он умер».
…На очередном редакционном задании нам посчастливилось случайно встретить участницу «Хора русской песни имени Николая Бобылева» Лидию Николаевну Хохлову. Женщина рассказала, что Николай Алексеевич, основатель их хора, объездившего в своё время весь Союз, был заслуженным работником культуры России, а также первым директором абаканского Дома культуры железнодорожников. Что интересно — баян маленькому Коле купила мама, для этого семье пришлось продать корову и швейную машинку. В 10 лет мальчика взяли на работу в пионерлагерь баянистом. А в 15 он стал заведующим музыкальной частью Хакасского национального театра. Его песню «Седая любовь» даже взяла в свой репертуар народная артистка России Екатерина Шаврина.
— Этот баян из тысячи баянов услышишь, — вспоминает о Николае Алексеевиче Бобылеве Лидия Николаевна. — Не слышно отдельных басов, они сливались вместе с голосами, такой талант!
А Эдик Шаталов стал инженером. Интересно складывалась его судьба: у парня даже была возможность попасть в отряд космонавтов, но не сложилось. Позже Эдуард Алексеевич работал заместителем министра сельского хозяйства Киргизии по строительству, курировал сельхозобъекты. Потом вернулся из Фрунзе в Хакасию, в родные места. Где трудился в Верховном Совете помощником Владислава Михайловича Торосова.
Так было… Каждый из героев этого полотна прожил достойную, честную жизнь. Сейчас этих людей уже нет в живых. И только картина запечатлела момент, где всё ещё впереди. Наверно, и в этом сила искусства, которое способно останавливать время, менять пространство и нас.
Картина, написанная в 2021 году, выставлялась в Абаканской картинной галерее «Чылтыс», республиканской клинической больнице имени Г.Я. Ремишевской. «Симфония» звучит...

Мария БАНЬКОВА



Просмотров: 458