А за тобой ещё два километра вагонов…

№ 85 (24605) от 04 августа
В кабине машиниста, в окружении панелей и приборов, Денис Стальмаков чувствует себя уверенно В кабине машиниста, в окружении панелей и приборов, Денис Стальмаков чувствует себя уверенно
Фото: Станислав Побеляев, «Хакасия»

Выучился на ветеринара, хотел быть спасателем или пожарным, а сам уже 17 лет работает на железной дороге и несказанно рад, что обосновался в кабине машиниста локомотива.

Это мы о Денисе Стальмакове. До армии он получил профессию ветеринара — до развала СССР специальность была востребована, престижна и, что немаловажно, высокооплачиваема. Но когда парень вернулся из армии, врачи для животных оказались никому не нужны, и молодой человек оказался перед выбором.
— Думал спасать людей, но дядя, который сам много лет проработал машинистом, рассказал мне, как хорошо на железной дороге. Это всегда стабильность, достойная зарплата и отличный коллектив, — рассказывает Денис Стальмаков. — Я задумался, так как помнил, что дядя всё время был либо на смене, либо отдыхал после неё, либо готовился в путь, у него практически не оставалось свободного времени. Но всё же его рассказы увлекли меня, и я пошёл учиться на помощника машиниста.
Денис говорит, что обучение оказалось для него сложным этапом — очень много технической информации нужно понять и запомнить в сжатые сроки. Не все из группы добрались до финала и попали в кабину локомотива.
— Прекрасно помню свою первую поездку как помощника машиниста. Ночь. Волновался, но старался вести себя уверенно. Организм был не готов к ночному бодрствованию, пытался не заснуть, а за окном всё казалось таким огромным в темноте — деревья, станции, столбы.
После двух лет успешной работы в статусе помощника ещё одно обучение и серьёзный квалификационный экзамен, с которым Денис отлично справился. Первую поездку в статусе машиниста тоже помнит. Волновался, но уже не так сильно — понимал, что на нём большая ответственность, а лишний мандраж может помешать сосредоточиться.
Сейчас 12-часовая смена — уже обыденность. Машинист Стальмаков работает только на грузовых составах и чётко знает инструкции, всегда готов к внештатным ситуациям, уверенно движется даже на самых сложных участках дороги, коих в Хакасии и на юге Красноярского края немало.
— Самое главное — хорошо подготовиться к смене, выспаться, настроиться. У меня даже дети знают, что если папе скоро на смену, нужно вести себя потише, а лучше вообще сходить погулять.
Работа машиниста начинается с медкомиссии. Все показатели здоровья должны быть в норме, иначе сотрудника отправят на дополнительный отдых. Далее — инструктаж, когда узнают обо всех изменениях на железной дороге, получают оперативную информацию о происшествиях, о нововведениях, поломках и ремонтах на путях. Эти данные машинисту пригодятся в пути — где-то поедет потише, а какой-то участок, наоборот, «пролетит». Далее Денис Стальмаков проходит ещё один инструктаж, заходит в кабину локомотива и изучает «бортовой» журнал.
— Там мы записываем все замечания. Предыдущая бригада оставляет информацию, какие недочёты есть в работе оборудования, что происходило в пути следования, какие поломки. Изу­чив эту информацию, приступаю к осмотру локомотива. Проверяю, чтобы все недочёты были исправлены — мне сюрпризы в дороге не нужны, — с серьёзным видом заявляет машинист с 17-летним стажем.
Денис раскрыл технические нюансы. К примеру, прежде чем приступить к осмотру, смазке или ремонту локомотива, необходимо убедиться в том, что он заторможен и не может самопроизвольно двинуться. В пути следования любые работы с оборудованием электровоза можно начинать не ранее чем через две минуты после полной остановки локомотива, так как может произойти набегание или оттяжка состава, когда вагоны сдвигаются вперёд или назад. При технической возможности лучше и вовсе отвести локомотив от состава на 5 — 10 метров.
— Состав — это большая пружина. Я в локомотиве способен почувствовать толчок последнего вагона, который, к слову, может находиться в двух километ­рах от меня — это если состав с порожними вагонами. Обычно же локомотив тянет 74 вагона, и растягиваются они на километр.
Каждый работник железной дороги чётко понимает, что от его действий зависит работа целой системы.
— К примеру, машинист неправильно движется по маршруту и допустил сход вагонов. Никто не пострадал, кажется, что тут страшного? А другие составы вынуждены простаивать, менять маршруты, грузы не приходят и не отправляются вовремя и так далее. Любое неправильное действие на железной дороге чревато последствиями, — объясняет Денис Стальмаков.
Именно поэтому машинисты так не любят применять экстренное торможение — это всегда внештатная ситуация, требующая разбирательств.
— Внимательно слежу за дорогой и стараюсь, если вижу препятствие заранее — поваленное дерево, животных, — применять обычное торможение.
Денис рассказывает, что ему ни разу не приходилось тормозить из-за людей на путях, а вот коровы хлопот добавляют.
Ещё опытный машинист отмечает, что на железной дороге важны доверие и взаимопонимание:
— Состав к дороге готовят многие службы. И то, как мы проедем по маршруту, зависит от десятков людей, все это понимают и стараются выполнять свою работу качественно. Халтурщики на железной дороге долго не задерживаются. Так же в связке должны работать машинист и помощник машиниста. Если люди не подходят друг другу по характеру, лучше вместе не ездить, в пути не должно быть никаких споров, конфликтов — только уважение и понимание. У нас есть специальная служба, которая формирует бригаду, и если машинист чувствует, что с кем-то ему работать некомфортно, он может обратиться в эту службу и попросить заменить напарника.
Машинист Стальмаков говорит, что главные качества для его профессии — уверенность, сосредоточенность и техническая подкованность, ну и про отдых перед сменой снова напоминает. К слову, несмотря на то, что Денис либо на смене, либо отдыхает после неё, либо готовится к ней, как и его дядя когда-то, он успевает и четверых детей вместе с женой Лией воспитывать, и в футбол играть, и на отдых ездить — конечно, на поезде.

Мария ДУДНИК


Просмотров: 73