О долге и бесстыдстве

№ 82 (24602) от 28 июля
Тот самый трёхквартирный дом на станции Камышта Тот самый трёхквартирный дом на станции Камышта
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Аскизская районная прокуратура помогла 98-летней женщине-инвалиду, ветерану Великой Отечественной войны, вернуть себе квартиру, которую незаконным путём заняли другие жильцы. После кончины мужа пенсионерка стала наследницей 1/3 доли дома и участка на железнодорожной станции Камышта. Но соседи предприняли всё возможное, чтобы она не смогла получить правоустанавливающие документы, провернув аферу с недвижимостью в свою пользу. Разбираться с этим пришлось сотрудникам надзорного органа, которые вмешались в дело и восстановили справедливость.

 

Злая судьба

Если бы жизнь Евдокии Топоевой можно было описать одним словом, это было бы слово «труд». Как и всем людям военного и послевоенного поколения, судьба ей досталась тяжёлая.
Евдокия Андреевна много лет проработала на железной дороге: была охранником моста, кочегаром, проводником пассажирских вагонов. А муж у неё трудился бригадиром путейцев. На станции Камышта супруги прожили 42 года. Сюда они переехали ещё в молодости из Нижней Тёи вместе с тремя малолетними детьми. Было это в 1961 году.
Жили Топоевы в одной из трёх квартир, которую организация РЖД предоставила своему работнику (главе семьи). Ещё две в этом же доме на полустанке (по адресу: улица Вокзальная, 41) занимали другие жильцы. Они поначалу менялись, пока в посёлок не приехали на постоянное жительство Барашковы — родная сестра Евдокии Андреевны с мужем и детьми. Поскольку мужчина получил работу на железной дороге, эта семья поселилась в том же доме по улице Вокзальная, 41, заняв сразу две ведомственные квартиры по соседству со своими родственниками.
Время шло своим чередом. Все годы супруги Топоевы тянулись из последних сил ради детей, а счастья так и не было. Двое сыновей страдали психическим заболеванием, и в периоды обострений делали жизнь близких невыносимой. Оба по-разному, одного пришлось даже оформить в интернат. Средний сын во время прохождения службы в армии получил увечья, после чего годами лечился, пока не умер.
В итоге судьба распорядилась так, что Евдокия Андреевна пережила всю семью. Только старший из её сыновей (Вячеслав) оставил наследников после себя: сына и дочь. Своего супруга бабушка тоже похоронила, Пётр Иванович скончался в 2000 году.
В наследство мужчина оставил жене квартиру, которая была продана ему как работнику РЖД по остаточной стоимости в 1993 году. Одновременно с ним две другие квартиры в этом доме выкупил сосед Николай Барашков, который впоследствии подарил их своей дочери Нине Зиньковой.
Оставаться жить в квартире, где когда-то бегали её ребятишки, одной управляться по хозяйству, каждый день таскать воду из колонки за полкилометра от дома старому человеку было тяжело, и через пару месяцев после похорон деда взрослая внучка забрала пенсионерку к себе. С тех пор Евдокия Топоева живёт со своими родными в аале Сапогов.

Дом-призрак

В 2020 году престарелая женщина захотела оформить документы на недвижимость, доставшуюся в наследство от мужа, но столкнулась с проблемами. То, что квартира в железнодорожном посёлке принадлежала ей, подтверждала только хозяйственная книга, которая хранилась в администрации сельсовета. Там было сказано, что 1/3 доля домовладения на станции Камышта с 21.06.1993 записана на Петра Топоева на праве личной собственности. И всё. Адрес не указан.
А когда сделали запрос в районное управление технической инвентаризации, выяснилось: данные реестровой книги и адрес дома, где выкупили квартиру Топоевы, не совпадают. Согласно архивной выписке, он расположен по улице Вокзальная, 49, хотя фактически такой адрес не существует. Получается, кто-то из должностных лиц (специалист БТИ) при проведении инвентаризации в 90-е годы внёс недостоверную информацию о жилом объекте. На самом деле трёхквартирный дом на станции Камышта имеет другую нумерацию (№41) на улице Вокзальной.
Мало того, выяснилось, что квартиру, в которой проживала семья Топоевых, каким-то странным образом сумела оформить в свою собственность их соседка Нина Зинькова (племянница Евдокии Андреевны). То есть натурально прибрала к рукам жильё своей престарелой тёти. И не поперхнулась.
Так ошибка одного человека (сотрудника БТИ) привела к судебной тяжбе. Интересы истицы, ветерана Великой Отечественной войны, поначалу взялась представлять по доверенности её внучка. Но отстоять интересы бабушки у представителя, не имеющего специальных юридических знаний, не получилось. Поскольку право на квартиру в доме без адреса Топоевы смогли подтвердить только выпиской из хозяйственной книги, суд посчитал, что такого подтверждения мало. Он пришёл к выводу, что одна эта представленная истцом выписка не является правоустанавливающим документом, то есть не может подтвердить право собственности наследника на недвижимость. И отказал в иске.

Обман не прошёл

Однако за ветерана вступилась прокуратура Аскизского района. О том, что законный наследник лишён жилья, сотрудники надзорного органа узнали от внучки пенсионерки. Ситуацию поставили на контроль, организовали проверку.
Прокурорские работники выяснили, что 98-летняя Евдокия Топоева не была признана наследницей только потому, что произошла ошибка в нумерации дома. По результатам проведённой работы прокуратура, действуя в защиту интересов ветерана войны, предъявила судебный иск. Суть требований: аннулировать свидетельство об единоличном праве собственности гражданки Зиньковой на весь жилой дом, расположенный по улице Вокзальная, 41, на станции Камышта, и признать в порядке наследования 1/3 доли жилплощади этого дома за гражданкой Топоевой.
— Ответчица с иском была не согласна и вводила суд в заблуждение, — рассказал помощник прокурора Аскизского района Дмитрий Филиппов. — Женщина говорила, что Топоевы действительно проживали когда-то на станции Камышта, только, мол, совсем по другому адресу.
Кроме того, как стало известно редакции, в судебном заседании со стороны ответчика высказывалось такое мнение: дом №49 сейчас невозможно найти только потому, что в нём якобы случился пожар и он «сгорел»...
Одного ответчица не учла: перед тем, как вый­ти в судебный процесс, сотрудники прокуратуры выезжали с проверкой на станцию Камышта, где опросили всех местных жителей. Нашлась масса свидетелей того, что семья ветерана жила именно в доме №41. И с помощью показаний этих людей и других собранных доказательств на суде было установлено, что дома №49 на Вокзальной улице в посёлке нет и никогда не было, а есть только дом 41-й.
— Защитить права бабушки на жильё для нас было делом долга, принципа и чести, — прокомментировал эту историю прокурор Аскизского района Никита Солдатов. — Безусловно, помогать ветеранам обязательно нужно, их, к сожалению, с каждым годом становится всё меньше и меньше...
Судом исковые требования прокуратуры удовлетворены в полном объёме. Его решение: право собственности Зиньковой Н.Н. на спорный жилой дом прекратить. Ответчица подавала жалобу в апелляционном порядке в вышестоящий суд, но получила отказ. 98-летняя ветеран войны Топоева признана полноправной собственницей квартиры, и сейчас бабушка сможет распорядиться своей недвижимостью так, как посчитает нужным.

Тамара КИРИЧЕНКО


Просмотров: 213

Материалы по теме