Преодоление пропасти на пути к Богу

№ 64 (24584) от 16 июня
Игорь Храмов — журналист, историк, переводил на русский язык произведения Зигфрида Ленца, Стефана Гейма, Клауса Манна. Но выставка о «Белой розе», книги об участниках немецкого Сопротивления, наверное, главное дело его жизни. Игорь Храмов — журналист, историк, переводил на русский язык произведения Зигфрида Ленца, Стефана Гейма, Клауса Манна. Но выставка о «Белой розе», книги об участниках немецкого Сопротивления, наверное, главное дело его жизни.
Фото: Сергей Власов, «Хакасия»

На стенах Национального краеведческого музея имени Л.Р. Кызласова — старые фотографии, юные улыбающиеся лица друзей, строй эсэсовцев на параде, зал судебного заседания под свастикой, листовки на немецком… Это экспонаты только что открывшейся выставки «Белая роза» — студенческое Сопротивление гитлеровскому движению. Мюнхен. 1942 — 43 годы» [16+].

Международный проект, посвящённый героической группе немецких студентов-антифашистов, уже побывал в десятках российских городов и в странах ближнего зарубежья. В Хакасии он впервые.
— Популярность «Белой розы» в Германии можно сравнить с известностью «Молодой гвардии» в Советском Союзе, — говорит автор проекта, журналист и историк Игорь Храмов. — Героев Краснодона в СССР знал каждый. Так и с «Белой розой»: о героях Сопротивления помнят жители большинства европейских стран. Каждый немец назовёт вам два имени: Ганс и Софи Шоль...
Игорь Валентинович — глава фонда «Евразия», в основе его работы — сохранение памяти о сопротивлении фашизму.
— Почему я, оренбуржец, уже два десятка лет вместе с немецкими коллегами представляю эту выставку в России и за рубежом? Одним из создателей движения «Белая роза» был мой земляк Александр Шморель, выходец из русско-немецкой семьи. Его мать Наталья Петровна Введенская — дочь коллежского асессора из Кременчуга. А отец — доктор Гуго Карлович, немец, чьи предки переехали в Россию в середине XIX века. Александр Шморель до конца своей короткой жизни считал себя русским человеком, осознавал свою привязанность к России. Был православным.
В 1921 году семья Шморель переехала в Германию. После окончания гимназии Александр обязан был отслужить в армии — отслужил. Присягнул на верность Гитлеру лишь под нажимом родителей. Поступил на медицинское отделение Мюнхенского университета. Как студент-практикант санитарной роты летом и осенью 1942 года участвовал в войне с Советским Союзом. Со своими товарищами Гансом Шолем и Вилли Графом был свидетелем жестокого обращения с советскими военнопленными и мирным населением на оккупированных территориях.
Распространять антифашистские листовки Александр Шморель, Вилли Граф, Кристоф Пробст, Ганс и Софи Шоль начали ещё весной того же 1942 года. Чуть позже к студентам присоединился профессор философии Курт Хубер.
— Тексты их листовок сегодня в Германии считаются образцами высокой литературы, — говорит Игорь Храмов. — Это не призывы и агитки. Студенты цитировали Гёте и Шиллера. Следователи гестапо поначалу и помыслить не могли, что авторы текстов — совсем юные.
Впрочем, одними лишь листовками дело не ограничилось. После поражения вермахта под Сталинградом Александр Шморель и Вилли Граф ночами наносили на стены домов лозунги «Долой Гитлера!» и «Свобода!»
Борьба была недолгой. В феврале 1943 года членов «Белой розы» схватили. 18 февраля
1943-го группа напечатала листовки с призывом к восстанию. Софи Шоль пронесла их в университет и оставила в фойе. Несколько оставшихся листовок бросила с балкона студентам, находившимся внизу, это увидел университетский слесарь, он задержал Ганса и Софи. Вызвали гестапо...
Ганса и Софи Шоль судили на чрезвычайном заседании народного суда. Их, а также Кристофа Пробста признали виновными и 22 февраля 1943 года казнили на гильотине.
Александр Шморель пытался скрыться в Швейцарии с паспортом гражданина Болгарии, но потом вернулся в Мюнхен, где и попался гестапо, приговорён к казни. 13 июля 1943 года был гильотинирован вместе с Куртом Хубером...
— Они не взрывали эшелоны, не пускали под откос вражеские поезда. Но они вошли в историю. Нашли в себе мужество силой слова бороться с гитлеровским режимом, — говорит Игорь Храмов.
В 2012 году Александр Шморель канонизирован Русской православной церковью.

* * *

Благотворительный фонд «Евразия» передал в дар Национальной библиотеке имени Н.Г. Доможакова и школам Абакана книги Игоря Храмова «Александр Шморель» из серии «Жизнь замечательных людей» и «Александр Шморель. Протоколы допросов в гестапо. Февраль — март 1943 года».
Последняя — уникальный издательский продукт, каждый разворот представляет параллельно тексты на русском и немецком языках, содержит факсимильные копии листовок «Белой розы»...
— Очень важно, что теперь жители Хакасии смогут прочитать эти книги, — сказала директор Национальной библиотеки Юлия Костякова. — Это книги не только о героях, но и о серьёзно думающих людях. Студенты — авторы листовок — не только звали к сопротивлению, они задавались, в частности, вопросом: как немецкий народ, народ немецкой культуры, мог пойти на поводу у Гитлера?
Её мысль продолжает отец Александр — представитель Абаканской епархии Русской православной церкви:
— Расстояние от человека до Бога измеряется... человеком. Как это? Как «человеками» измерить? Всё просто: если между вами и Богом есть один человек, которого вы презираете, ненавидите — то расстояние это в одного человека. Если ненавистны вам двое — то два. И так далее. А нацизм... Это пропасть на пути к Богу, провал на целые нации и народы...
Как преодолеть? Простить, полюбить… в том числе и врага. Это непросто. Но вера поможет найти силы и мудрость.

Из листовок «Белой розы»

«Наш народ потрясен гибелью воинов под Сталинградом. Гениальная стратегия ефрейтора мировых войн бессмысленно и безответственно погнала триста тридцать тысяч немцев на гибель. Спасибо, фюрер!
В немецком народе зреет вопрос: будем ли мы и впредь доверять дилетанту наши армии? Принесём ли мы остаток нашей молодёжи в жертву властным инстинктам партийной клики? Никогда!
Час расплаты настал, расплаты нашей немецкой молодёжи с омерзительнейшими тиранами, которых когда-либо терпел наш народ. От имени всей немецкой молодёжи мы требуем от государства Адольфа Гитлера вернуть нам свободу личности — самое ценное, что есть у немцев и чего нас лишили самым подлым способом».

Сергей ВЛАСОВ


Просмотров: 130