Золото полей

№ 59 (24579) от 2 июня

Закончилась весна, а вместе с ней ушли и цветущие яблони и вишни, тюльпаны на клумбах и серёжки на берёзах, а ещё такое большое весеннее событие, как сев.

Как только сходит снег, главная забота тех, кто занимается сельским хозяйством, — поля и зерно.
Но, оказывается, и несколько веков назад хакасы уже занимались земледелием. Не все, конечно, а сперва лишь те, кто жил рядом с тайгой. Там, на горных склонах, выпадало много снега, а значит, весной было достаточно влаги. Самые подходящие условия для ячменя.
Сеяли обычно в начале мая, разными способами определяя, достаточно ли уже прогрелась земля. Выбирали участки на южных склонах гор или холмов, там и снег раньше сходил, и колосья под тёплыми лучами солнца быстрее вызревали. Изначально для обработки земли использовали специальное приспособление — массивную металлическую лопату, к которой черенок крепился под углом. Ею мужчина вскапывал землю. Позже, с приходом русских, появились соха и плуг, которыми пахали при помощи лошадей намного быстрее и качественнее.
Но и лопатой за день сильный человек вскапывал такой участок, что, чтобы засеять его, требовался пуд ячменя — это больше 16 килограммов. Зёрна просто разбрасывали по пашне руками. Потом боронили, чтобы засыпать их землёй: изначально пользовались просто куском суковатого дерева, после специальными боронами с железными зубьями.
С севом было связано много суеверий и народных примет. Например, нельзя было в это время делать талган — иначе зерно будет с сажей. Верной приметой хорошего урожая служили густо цветущие лютики, они же прострелы.
По окончании сева в полях устраивали большой праздник, где проводили обряды для богатого будущего урожая и пировали.
На этом земледельческие труды не заканчивались, потому что в начале июня, готовясь к следующему году, распахивали землю под новые посевы. Всё лето, осень и зиму она пустовала и созревала и только весной шла в дело. Но, конечно, новая пашня требовалась не каждый год — на одном месте сеяли примерно 10 — 20 лет, потом земля истощалась, на ней густо прорастали сорняки. Это служило сигналом к тому, что пашне следует отдохнуть. Её оставляли в покое, пока не замечали, что там появились всё те же прострелы — значит, восстановилось поле, можно снова сеять.
Конец августа был временем жатвы. Связанный в снопы хлеб подсушивали, потом обрабатывали, отделяя зерно от шелухи, стеблей и прочих несъедобных частей. Готовое зерно хранили в специальных ямах возле пашен. Стенки ям до крепости прокаливали огнём, а потом зашивали берестой. Закрывали берестяной крышкой и засыпали землёй — так можно было хранить урожай всю зиму, не боясь порчи.
Однако чаще зерно сразу обрабатывали — до начала XIX века перемалывали на каменных и деревянных ручных мельницах или растирали на каменных зернотёрках. Например, на каменной ручной мельнице за день работы получали полтора мешка талгана.
Долгое время в основном сеяли ячмень. Пару веков назад всё большую популярность стали завоёвывать другие культуры — пшеница, ярица, овёс, озимая рожь, гречиха, просо, так что к началу XX века ячменных полей было меньше пятой части от всех пашен. Хотя этих самых пашен засевали совсем немного, всего три тысячи гектаров во всей Хакасии (для сравнения: современный Усть-Абакан занимает четыре тысячи гектаров), ведь в основном в то время хакасы занимались разведением скота.
Но во времена СССР сельскому хозяйству уделяли много внимания, к 1980-м годам сеяли уже на площади в 340 тысяч гектаров — в сто раз больше! Изменился подход: пашни удобряли, поливали, обрабатывали от сорняков. Вспахивали и жали уже не руками, да и лошадки давно не выходили в поле — помогали железные кони: тракторы, комбайны.
Сейчас аграрии уже почти закончили посевную. Своё место в земле нашло каждое зёрнышко, они, кстати, очень разные — не только издавна знакомые в этих местах пшеница, ячмень, овёс и гречиха, но и лён, рапс.
Уже совсем скоро зазеленеют первые всходы, сигнализируя, что на столах у нас будет хлеб, а в тарелках — каша.

Вера ДОРОШЕВА


Просмотров: 204

Материалы по теме