«Нам нравился образ парня с гитарой»

№ 53 (24573) от 19 мая
В 2012 году группа «ЧайФ» уже давала концерт в Абакане. Гастрольный тур был посвящён 20-летию альбома «Дети гор». В 2015-м Владимир Шахрин и компания вновь благодаря Ивану Мананкину порадовали абаканцев и гостей столицы Хакасии своим выступлением. Программа «Рождённый в Свердловске» гремела в тот год по всей стране в честь  30-летия коллектива. С такой же помпой планировалось провести и тур «Война, мир и…» по поводу 35-летнего юбилея. Но все карты смешал коронавирус. Юбилейные мероприятия, стартовавшие в феврале 2020-го, не закончились и по сей день. Для автора этих строк встреча с Владимиром Шахриным стала своеобразным продолжением истории. Дело в том, что впечатления от пресс-конференций, прошедших в 2012 и 2015 годах, попали в книгу «Глазами профи-нциала». (Её удалось презентовать Владимиру Владимировичу.  «Отправится в музей группы», — окинул взором подарок легенда русского рока.) И вот в 2022-м, спустя семь лет, продолжение последовало. И это, безусловно, не заключительная часть. В 2012 году группа «ЧайФ» уже давала концерт в Абакане. Гастрольный тур был посвящён 20-летию альбома «Дети гор». В 2015-м Владимир Шахрин и компания вновь благодаря Ивану Мананкину порадовали абаканцев и гостей столицы Хакасии своим выступлением. Программа «Рождённый в Свердловске» гремела в тот год по всей стране в честь 30-летия коллектива. С такой же помпой планировалось провести и тур «Война, мир и…» по поводу 35-летнего юбилея. Но все карты смешал коронавирус. Юбилейные мероприятия, стартовавшие в феврале 2020-го, не закончились и по сей день. Для автора этих строк встреча с Владимиром Шахриным стала своеобразным продолжением истории. Дело в том, что впечатления от пресс-конференций, прошедших в 2012 и 2015 годах, попали в книгу «Глазами профи-нциала». (Её удалось презентовать Владимиру Владимировичу. «Отправится в музей группы», — окинул взором подарок легенда русского рока.) И вот в 2022-м, спустя семь лет, продолжение последовало. И это, безусловно, не заключительная часть.
Фото: Александр Дубровин, «Хакасия»

Может, кто-то и терял надежду за эти два года, но чудо случилось: группа «ЧайФ», преодолев ковидные заслоны, наконец-то выступила в Абакане с юбилейной программой «Война, мир и…». А лидер легендарного коллектива Владимир ШАХРИН, как и раньше, в 2012 и 2015 годах, пообщался с желающими задать вопросы.


Время пришло выбирать

— Владимир Владимирович, когда вы делали первые шаги в музыке, думали, что станете известным?
— Нет, совершенно не думал об этом. Я и по сей день всё произошедшее оцениваю как чудо какое-то. По большому счёту, нам отчасти повезло. Сказалось, видимо, и то, что наши песни пришлись по душе людям. Значит, я неплохо сочиняю, достаточно хорошо мы их исполняем, чтобы собирать полные залы. У нас мечты стать известными, зарабатывать на этом деньги никогда не было. Нам просто нравился образ парня с гитарой. Хотелось привлечь к себе внимание девушек. Когда тебе 13 — 15 лет, это самое важное — понравиться противоположному полу.

— Известно, что вы окончили строительный техникум. Были даже депутатом районного Совета. Почему вдруг решили?..
— Да ничего я не решил… Сейчас даже трудно объяснить современным людям, зачем и почему. Другое было время. После службы в армии окончил строительный техникум. Сразу женился, потому что влюбился. Мы встречались с девушкой, моей будущей женой, ещё до армии. И у меня в 1981 году родилась первая дочь. Квартиры нет, а купить невозможно. Нельзя было в ту пору просто заработать деньги и приобрести для себя жильё. Законные квадратные метры можно было получить от какой-то организации. В строительном управлении, где я работал, мне сказали, что через год-полтора дадим комнату в коммуналке, а уже потом есть возможность обзавестись квартирой. Ускорить этот процесс позволяло, как мне пообещали, моё депутатство. Парторг нашего СУ-20 сказал: вот пришла разнарядка, два депутата районного Совета должны быть рабочими. Ты у нас, сказал, идеально подходишь: рабочий, 26 лет, алкоголем не злоупотребляешь, при распределении жилья всё это мы учтём.
Никаких привилегий не было. Точно так же ходил на работу в телогрейке и кирзовых сапогах. Единственный плюс от корочки депутата районного Совета: бесплатный проезд на трамвае и в автобусе. Месяцев восемь я был депутатом. Пока не сходил на первую сессию. Мне не понравилось. Я оставил на столе депутатский мандат: «Мне это не надо». На самом деле депутаты райсовета ничего не решали.

— Понять вас можно: всё свободное время легче было отдавать музыке.
— Да, мы тогда уже играли, образовалась группа. Можно сказать, шли к своему первому концерту.
Я с детства любил выходить на сцену. Как в одной из наших песен поётся: «Чтобы не сойти с ума и не опухнуть». Хотелось иметь какой-то смысл в жизни. Строители — уважаемые люди, нормально отношусь к этой профессии. Но стройка — не та работа, о которой мечтал. Хотелось чего-то для души. Поэтому после работы мы собирались, репетировали, выступали в том же самом ДК строителей.
Были у нас и выезды в другие города. Я люблю рассказывать во время концертов историю про то, как мы в первый раз съездили на гастроли вместе с группой «Наутилус Помпилиус». Это было в Перми (километров 300 от Свердловска). 1987 год. Отработали несколько концертов, где-то через неделю получаем оттуда газету. Пишут про нас. Вообще первая публикация о группе «ЧайФ». Текст, далёкий от какой-либо похвалы. Женщина, видимо, местный музыкальный критик, написала, что приехали какие-то лоховозы из соседней деревни — из Свердловска. Дичь какую-то нам впаривали. И в конце про «Наутилус»: эти ещё туда-сюда, хотя бы парни симпатичные. А на «ЧайФе» практически автор поставила крест: года через два никто не вспомнит. Потому что на их концерты никогда не будут ходить девушки. Так что всем представительницам прекрасного пола хочется сказать спасибо за то, что все эти 37 лет ходят на наши выступления.


Гастрольное настроение

— Где вы находите сюжеты для своих песен?
— Бывает по-разному. Иногда поводом становятся события, которые с тобой происходят. Иногда — какая-то история подталкивает к написанию текста. Может вдохновить на творчество и заголовок в газете. Или просто приходит строчка, и ты понимаешь: из неё можно что-то сделать. Иногда ты пишешь мелодию, и она сама тебя выталкивает на стихи, получается песня. Чаще всего это то, о чём ты думаешь — что-то серьёзное и несерьёзное.

— Не устаёте от исполнения одних и тех же песен на протяжении стольких лет?
— Нет, не устаём. Песен около 300. Конечно, есть те, которые просто обязаны петь — люди купили билеты, чтобы их услышать.
Видите, в чём дело: меняются времена — по-другому воспринимается смысл песен. Они каждый раз немного про разное. Мы программу «Война, мир и…» составляли в 2019 году. И спустя три года уже по-другому смотрим на свой репертуар. И не только мы. К нам подходят люди и говорят: «Такое ощущение, что эти песни написаны две недели назад. Они прямо про сегодня, про эту ситуацию…» А вкладывался совершенно другой смысл. Мы придумали некий образ, который условно назвали ЧайФером. Сначала он находится в состоянии внутренней войны с самим собой и окружающим миром, а затем обретает спокойствие в душе. Многоточие в названии — третья часть концерта. Оно — как караоке, для каждого что-то своё. Мы из программы убрали только одну песню — «Оранжевое настроение». Не совсем она вписывается в то, что происходит сегодня в мире. Всё остальное — без изменений, как единое шоу, некий музыкальный спектакль, где даже каждая реплика на своём месте. Независимо от того, в какой город приехали. Абакан у нас по счёту — 56-й, осталось дать в рамках тура 14 концертов.


А они орали весёлую песню

— Был такой момент, когда хотели распустить группу?
— Был. В 1989 году. Перепутье, достаточно тяжёлый момент… Тогда уже мы стали работать как профессиональный коллектив, зарабатывать деньги, соответственно, появилась ответственность: люди купили билеты — ты не имеешь права напиться перед концертом, сыграть плохо, вечером искупаться в холодной проруби, а утром прийти и сказать: «Извините, у меня нет голоса». Первый успех немножко вскружил нам всем голову. И все демоны рок-н-ролльных пороков, конечно же, вылезли. Это был сложный период! Слава богу, мы его пережили.
Теперь мы можем сказать, что «ЧайФ» — одна из самых стабильных по составу групп. У нас последние изменения происходили в 1996 году. Лет восемь понадобилось для того, чтобы сформировался коллектив. Кто-то ушёл делать что-то своё, с кем-то мы, выяснилось, стилистически не подходим друг другу. Сейчас нас четверо. С Вовой Бегуновым играем с 1976 года, со школьного ансамбля. Валера Северин, барабанщик, пришёл в 1989-м. Самый молодой у нас — Слава Двинин, бас-гитарист, в коллективе с 1996 года. Мы же не собирали группу изначально по профессиональным качествам — наверняка есть люди, которые лучше нас поют, играют. И хорошо, что они есть. А нам хорошо вот так, нас всё устраивает.
Технический персонал тоже уже давненько с нами: и Дмитрий Гройсман, арт-продюсер, и Марина Залогина, пресс-менеджер, и Александр Косинов, стейдж-менеджер, и Дмитрий Куликов, звукорежиссёр. Илья Спирин, наш директор, с нами с 1992 года. Наверное, это потому, что мы собираем вокруг себя людей, с которыми комфортно, чтобы чувствовать себя в любой ситуации как дома в компании друзей.


Ковид дал повод

— Владимир Владимирович, не обойти тему коронавируса. Вы ведь тоже переболели, как и многие.
— Первый раз переболел средне, второй — легко, потому что был уже дважды привит.

— С творчеством вы не завязывали…
— Поначалу тяжело приходилось без гастролей, без концертов, потом немножко привыкли. Как и многие, переваливались изо дня в день от холодильника к компьютеру (улыбается).
Тем не менее успевали заниматься творчеством. Время от времени, когда появлялось окно и разрешали выступить, выезжали. Но самое важное, что удалось сделать, — записали два альбома: «Слова на бумаге» и «Оранжевое настроение-III». Два! Группе, не забывайте, уже 37 лет. Если вы посмотрите на российских музыкальных долгожителей или на западных, они раз в несколько лет выдадут альбом — это уже за счастье. Если бы не пандемия, могли ни одного не записать.
Что ещё происходило… Попробовали проводить онлайн-концерты. Это, конечно, невероятная история. Ты же понимаешь, что у тебя никогда не будет на обычном концерте аудитории в шесть с половиной миллионов человек. И это только те, кого смогли подключить, желающих было больше. Но всё равно такого рода выступления — только имитация живого концерта. Ничто не заменит зрителя в зале.
На второй онлайн-концерт мы пригласили 60 врачей, кто работал в «красной зоне».

— Стали более активно жить в социальных сетях.
— Группа и раньше проявляла активность. И сейчас что-то выкладываем. Я понимаю, соцсети — это важно, часть современного бизнеса. Точно так же, как ходить на интервью. Лично для меня они совершенно не нужны, вполне спокойно обхожусь.


Пусть всё будет так, как ты поможешь

— Насколько я знаю, вы по мере возможности стараетесь помогать людям: даёте концерт в глухой деревне, восстанавливаете храм.
— Просто обращаются люди, и ты понимаешь, что у тебя есть время, есть желание чем-то помочь и есть возможности. Никакого в этом подвига нет. Думаю, огромное количество людей занимается тем же самым. Не афишируя свою деятельность. И делая гораздо больше, чем мы. Вот сейчас вернёмся из Абакана и сходим обязательно в наш военный госпиталь (так оно и случилось. — А.Д.): сыграем концерт для раненых ребят, по палатам пройдём, пообщаемся с теми, кто не может передвигаться.
С храмом получилась какая история: у меня на дачном участке работала бригада. Ребята рассказали, что втроём в свободное время пытаются восстановить церковь в селе Каменноозёрское. Мы туда съездили и поняли, что им одним за всю свою жизнь храм не восстановить. Субботник мы провели, подогнав технику. Сами помогли финансово. Но и с нашей помощью сдвинуть ситуацию с места вряд ли бы удалось, поэтому постарались привлечь внимание общественности. Постепенно были вставлены окна, сделаны двери, запущен газовый котёл… Потом купол установили, уже служба идёт. На самом деле подключились многие люди. Есть полное ощущение, что храм достроят.
Постарались помочь детскому дому. Находится он в 60 километрах от Екатеринбурга. У детей нет возможности выезжать в зоопарк, кинотеатр, музей… Пришли, говорят: «У нас микроавтобус сломался». Мы взяли и придумали такую историю: ребятишки нарисовали рисунки, открытки, а мы их продали и на вырученные деньги, добавив свои, подарили микроавтобус, расписанный в наш любимый оранжевый цвет.
Была идея, вот результат. Я не люблю благотворительность безадресную. А когда вижу, кому конкретно нужно помочь, с удовольствием участвую.

— А как же глухая деревенька Малый Турыш…
— Обратилась к нам Гузель Санжапова, которая как раз взялась за спасение этой деревни. Задалась она целью построить в Малом Турыше общественный центр. Свой посильный вклад, выступив на концерте, мы внесли — собрали деньги на строительство фундамента, хватило и на стены. Позовут ещё раз — с удовольствием откликнемся. Таким людям хочется помогать.


В его комнате на стенах «Битлы»

— Ваши вкусы, я так понимаю, не меняются, а современная музыка вряд ли составит конкуренцию тому, что вошло в вечность гораздо раньше.
— Я до сих пор люблю музыку 30 — 70-х годов прошлого века. Остался непререкаемым авторитетом и Владимир Семёнович Высоцкий. Я меломан. У меня порядка трёх тысяч виниловых пластинок. Сейчас есть возможность найти всё то, что ты не мог слышать в советское время. Некоторые альбомы не доходили ни до СССР, ни тем более до Свердловска. Теперь стараюсь восполнять пробелы.
А современная музыка… Рэп имеете в виду? На мой вкус, это достаточно уныло и не интересно. Если моим внучкам нравится — это их выбор, пусть слушают. Но в то же время одна из них пытается научиться играть на укулеле, на гитаре. Начинает слушать песни современных авторов с осмысленными текстами. Может, не со всеми я согласен, но это песни — есть текст, мелодия. Просто для меня там ничего нет нового, а для неё исполнители — в первую очередь её сверстники. Возможно, этим они ей и интересны. Каждому своё. Кому-то, может, и группа «ЧайФ» не нравится, всем не угодишь.

— Такие люди вряд ли будут сегодня в зале. Приезжайте ещё.

Задавали вопросы
Александр ЕСИНЕВИЧ,
Александр ДУБРОВИН


Просмотров: 181