Спасибо Вам за тёплый наш очаг!

№ 53 (24573) от 19 мая
Глаза Анастасии Тодиковой — неискажённое зеркало и её души, и души её героинь. Глаза Анастасии Тодиковой — неискажённое зеркало и её души, и души её героинь.
Фото из архива театра

15 мая выдающейся актрисе Хакасского национального драматического театра имени А.М. Топанова Анастасии Тодиковой исполнилось бы 100 лет.

Её памяти посвятили встречу артисты нынешней труппы театра, пришли и те, кто уже на заслуженном отдыхе, но кому посчастливилось играть на одной сцене с Анастасией Ивановной. А также её родственники и представители республиканских СМИ.

«Любите ли вы театр так, как я...?»

Эта фраза из известного кинофильма — ключ к встрече-воспоминаниям об Анастасии Тодиковой.
— То, что мы сегодня говорим о нашей великой актрисе, даёт театру крылья, — сказала Светлана Чаптыкова, народная артистка Хакасии и заслуженная России. — Потому что задача актёров, особенно молодых, воспитать в душе такую любовь к театру, какая была у наших старейшин. Настало время собирать камни: возвращаться к своим истокам, первым актёрам, режиссёрам, благодаря которым очаг, огонь театра продолжает гореть. Анастасия Ивановна Тодикова, Клавдия Семёновна Чаркова, Елена Петровна Килижекова... Они нам оставили что-то такое... Такую основу духовной и профессиональной устойчивости, которую мы хотим передать молодёжи.
Это действительно святая любовь к театру. Не работа — служение. Настоящий артист проживает не одну жизнь — гораздо больше, ведь любая роль (при полной отдаче) — это другая жизнь, хоть и краткая, хоть и в миниатюре. У Тодиковой за 35 лет служения театру было более ста ролей. И каждую надо почувствовать, прожить всем существом своим — перевоплотиться. Это огромный труд, в полном смысле муки творчества. А без них? Не артист!
— Мы, актёры нашей студии, пришли в театр в 1974 году, — продолжила Светлана Семёновна, — а они, пережившие блокаду Ленинграда, здесь работали, да как! И уже в 1975-м мы все вместе сыграли 83 спектакля, объехав всю Хакасию. «Старший сын», «Мать»... Зрители «ходили на Тодикову», впрочем, знали и любили всех наших аксакалов.
— Когда ушли со сцены старейшины, какая-то пустота образовалась, — добавляет народный артист Хакасии и заслуженный РФ Виктор Коков. — Чего-то не хватало... Значит, надо не забывать о крыльях, что были у них, без которых театр пуст.
И, конечно, невозможно переоценить и жизненный опыт тех, уже легендарных артистов (а он напрямую связан с профессиональным); трагедию и радость первых хакасских студентов Ленинградского государственного театрального института имени Островского: трагедию блокадной жизни города и радость творчества. «Первая ленинградская» — это об их студии одноимённый спектакль, где автором сценария и режиссёром стала Светлана Чаптыкова.

«Первая ленинградская»

У молодой актрисы Дарьи Тачеевой была очень сложная задача — сыграть (по сути документально) роль Анастасии Тодиковой. На нынешней встрече Даша прочитала монолог из этой пьесы. Девушка, чем-то даже и внешне неуловимо похожая на Анастасию Ивановну...
— Я, когда узнала, что поступила, — читает Дарья-Анастасия, — чуть с ума не сошла: ведь у меня семь братьев и сестёр. А мама умерла в 32-м... Очень красивая была... А мы, когда вернулись из Ленинграда и поправили здоровье, сразу рванули в театр. Как нас там встретили! У них в руках были жарки...
Я дебютировала в роли Агафьи Тихоновны в спектакле «Женитьба». И вообще много играла. Но мне казалось, что я играю все роли одного плана, в общем, старух... В 52-м всё же поехала. На руках дочка четырёх лет. Педагоги-блокадники, когда меня увидели, плакали. И я, конечно, плакала... Окончила в 56-м со второй студией. Много играла. Страдала, любила, мужчины вокруг были... Но то, без чего не могла представить своей жизни — это без театра. Театр — это вся моя жизнь. Это роли. Зачем перечислять? Главное, что народ нас ждал, любил. Я счастливо прожила.
— Даша, — спрашиваю, — как вам внутренне далась роль Тодиковой?
— Знаете, тяжело. Одно дело — играть вымышленных персонажей, совершенно другое — человека, которого всё старшее поколение знает. Я боялась нарушить какие-то этические нормы, где-то пережать. Мне говорили, что Анастасия Ивановна — человек сдержанный, поэтому роль так и делала. Я каким-то внутренним ощущением, интуицией её почувствовала. И реализовывала под чутким руководством Светланы Семёновны, которая знала Тодикову. Это одна из моих любимых, глубинных ролей. Какие-то внутренние мои качества откликаются, ведь не зря же мне дали эту роль. Я тоже девушка такая, с характером.

Характер!

— Анастасия Ивановна была молчаливой, скромной, — вспоминает Светлана Чаптыкова, — но в душе очень тонкой, ранимой. Как-то случилось ЧП в Ширинском районе, а Тодикова — председатель профкома. Было бурное обсуждение поступка молодого актёра. Позже, уже в комнате, Анастасия Ивановна ходит и курит, ходит и курит, чуть ли не пачку папирос зараз. И наконец: «Ах, я что-то лишнее сказала, ведь молодой ещё парень, переживать будет!» Хотя, похоже, она переживала больше... Кстати, огорчалась, что не оставит «богатств» своим детям (не секрет, что актёры жили и живут более чем скромно). И как-то на гастролях мы купили ей чёрные туфли. И ложки: дорогие, мельхиоровые, аж 40 рублей стоили. Так Тодикова все гастроли переживала об этих наших на неё расходах... Да, мы её берегли — очаг наш, костёр наш...
Анастасия Тодикова кроме сумасшедшей театральной нагрузки неоднократно становилась депутатом и горсовета, и облсовета. Хлопотала за всех. Но говорила: «Это тоже хорошая наука. Я частенько роли подсматриваю в жизни. Вот приду по делам, а где-то в приёмной мужик характерный сидит — с фингалами. Или дамочка — такая-этакая, видно, чем дышит». И всё творчески «перерабатывалось» в роли. В 1958 году Александр Тугужеков ставит «Одураченный Хорхло» Александра Топанова. С отрывком из этого спектакля Анастасия Тодикова и Александр Щукин приезжали в Ленинград, в учебный театр института. «Мы, студенты, сидим, болеем, гордимся, переживаем, — рассказывает Светлана Чаптыкова. — Анастасия Ивановна только появилась в роли неугомонной старухи Хорды — зал взорвался хохотом!» «Весь институт на ушах стоял!» — дополняет Виктор Коков. И такой диапазон эмоций вызывал каждый спектакль с участием Тодиковой. «Акун», «Всходы», «В ночь лунного затмения», «Васса Железнова»... Покорённые вершины и трагедии, и комедии. А в сёлах народ непременно спрашивал: «Чаркова будет? Тодикова будет?»
— Анастасия Ивановна — великая актриса, — говорит народный артист Хакасии и заслуженный РФ Иван Салайдинов. — Она относилась к своим ролям как к чему-то очень личному. И мысли, и слова — от сердца... То же — в «домашней» жизни. Как-то я, Володя Чустеев и Лёша Араштаев отметили премьеру, но нам захотелось «продолжения банкета». Ввалились домой к Тодиковой. Несмотря на поздний час хозяйка тут же накрыла стол, достав всё, что было в холодильнике. А потом чуть ли не до утра играли в карты. Как она азартно играла! Хотя такой серьёзной казалась, что порой подойти к ней страшно было... К слову, какие замечательные у нас наставники были! Зайдут после спектакля в гримёрку и по делу, не обидно, скажут, что получилось в роли, что — нет...
— Наши «старики» были для нас и наставниками, и папами, и мамами, и друзьями, — улыбается воспоминаниям заслуженная артистка Хакасии и России Анна Туртугешева. — Я с Анастасией Ивановной дружила, часто бывала у неё дома, порой с ночёвкой. Она, к примеру: «Я так за Галю, дочку, переживаю!» А с какой любовью говорила о внучке Элечке! Мне тоже было чем поделиться. Так и утешали друг друга. К ней почти все наши девочки бегали за советом, а то и на картах погадать. Но о своих сердечных делах Анастасия Ивановна не говорила никому... А как ответственно и как здорово было играть на одной сцене с великой актрисой! Такая мощь рядом с нами, вроде как и мы к этому причастны.
— Её последняя роль в спектакле «Жизнь человека» по одноимённой пьесе Леонида Андреева. После ухода Тодиковой этот спектакль больше не играли, — сказала заслуженная артистка Хакасии и России Мария Кыстоякова. — Так решила Эльза Михайловна Кокова — в память об Анастасии Ивановне.

Ангел-хранитель

Не сусальный, но ангел: который хранит, любит, поддерживает очаг в заботах земных. Это о ней, Анастасии Ивановне...
— Мы с братом, а потом и внучка Эля, выросли за кулисами, — рассказывает дочка Тодиковой Галина. — Мне четыре годика было, когда мама («поступлю — не поступлю») взяла меня с собой в Ленинград. Там и крестили меня потихонечку — тогда ведь нельзя было. Я каждый раз, когда дети приглашают меня уже в Санкт-Петербург, бываю в этой церкви.... Так вот, я её роли наизусть знала. Мама гордая была, во многом закрытая. Она старалась не спорить, не скандалить, но если близко заденешь — не подходи! Разбегайся по комнатам.
Воспоминаний много... Порой фрагментарных. Помню, идёт в деревне спектакль, а во дворе уже печка горит, барана режут. Я держу в руках кишку для кровяной колбасы... В сенях — огромный стол, вся труппа садилась. И сковорода огромная — яиц на сто. Кстати, всё хотела спросить: а что такое «э-э-э-э», да когда при этом по спинке треплют? А это хакасы ласкают так, нежат с таким звуком, объясняют мне.
— Тётя бывала у нас наездами, — это уже племянница Анастасии Тодиковой Надежда. — Брала отпуск и к нам, в тайгу. Ездили на машинах, ночевали в палатках неделю-две. Анастасия Ивановна страсть как рыбачить любила! И каждой травке, каждому цветочку рада: будет что зимой за чаем вспоминать, говорила.
— Да, мы с бабушкой в сквере ДК гербарий собирали, — добавляет внучка Эля. — К тому же мастерица была на все руки. Мне такой обалденный костюм Тыквы сшила к Новому году... Очень за меня переживала: разве нас с улицы в дом загонишь? «Где Элечка?!» Мама чуть ли не с ремнём, а бабуля: «Не трогай!» И ещё: Анастасия Ивановна очень тщательно за собой следила — всегда высокий каблук, спина прямая, маникюр. Дочка у меня подросла: Катя даже ходит, как бабушка моя... Как мало бабуля прожила: блокада, и очень много в себе сдерживала. А порой ведь лучше эмоции выплеснуть наружу... Сердце уже не выдерживало, думаю, и амплитуду сценических страстей тоже... Мне было восемь лет, когда бабушка умерла. Но я до сих пор чувствую её любовь, она мой ангел-хранитель.
...Спасибо замечательным артистам того поколения! Пока горит костёр воспоминаний, будет в театре тепло этого родного очага.

Короткой строкой

Анастасия Тодикова родилась 15 мая 1922 года в селе Бейка Усть-Абаканского района. Из отпущенных ей 54 лет жизни 35 отдано национальному театру. В 1958-м она одна из первых в Хакасии получила звание «Заслуженная артистка РСФСР». Её имя занесено в Российскую театральную энциклопедию.

Татьяна ПОТАПОВА


Просмотров: 160