Вызов судьбе Геннадия Сысолятина

№ 48 (24568) от 6 мая
За спиной — боевые фронтовые, впереди — признание. За спиной — боевые фронтовые, впереди — признание.
Фото из семейного архива Сысолятиных

Накануне 9 Мая получила редакционное задание — написать о фронтовике Геннадии Филимоновиче Сысолятине. О том самом, чьи сборники стихов и прозы, талантливые литературные переводы и искромётные критические заметки и сегодня востребованы не только специалистами словесности, но и просвещённой читательской аудиторией.

Нахлынули воспоминания. Время моих первых «непутёвых» заметок в главной газете Хакасии в начале восьмидесятых. Знакомство с Геннадием Филимоновичем состоялось сорок лет назад в бытность его сотрудничества с любимой газетой — «Советская Хакасия».
Он заметно выделялся из когорты фронтовиков, работающих в ту пору в ведущем печатном издании Хакасской автономной области. Высокий, статный, как кипарис, красив, как бог любви Эрос. Всегда свеж, подтянут, чисто выбрит. В идеально сидящем костюме либо кожаном пиджаке (в то время это большая редкость). Со вкусом подобранный гардероб дополнял образ этакого баловня судьбы и завсегдатая богемной тусовки. Молоденькие поэтессы и начинающие авторы его просто боготворили.
Однако... Шумную, а потому «диковатую» журналистскую братию поэт Сысолятин держал на расстоянии вытянутой руки. Как бы сразу давая понять: общение с ним новичкам нужно заслужить.
В моём воображении он был холодным айсбергом в океане жизни и неприступным, как скала. Что-то вроде Штирлица из известного телевизионного сериала «Семнадцать мгновений весны».
Фронтовики газеты, несмотря на их скромность и чувство такта по отношению к ещё неоперившимся журналистам, казались-таки небожителями.
Геннадий Сысолятин не был исключением. Никакого хвастовства и бахвальства о подвигах и славе на войне! Никаких буйных фантазий на тему, сколько фрицев уничтожил (хотя первые свои стихи он написал именно в окопах). И только иконостас боевых наград на фронтовом кителе в День Победы без лишних слов убеждал, с какой легендарной личностью свела судьба.
Каюсь, в те далёкие годы мне не пришлось в деталях знакомиться с биографией поэта, журналиста и писателя Сысолятина. А внешность, первые впечатления о кажущейся богемности человека порой бывают обманчивы.

Настоящий Филимоныч

Правда жизни Геннадия Сысолятина оказалась настолько контрастной в сравнении с его славой писателя и щеголеватой внешностью в зрелые годы, что так и хотелось воскликнуть по Станиславскому: «Не верю!»
И всё же. Со школьной скамьи Гена Сысолятин вёл дневник, где описывал события, с ним происходящие. Встречи с людьми, меняющими его судьбу. К лучшему. И не только... Это оказалось незаменимым подспорьем исследователям биографии писателя-фронтовика Сысолятина.
Вот лишь несколько штрихов к портрету реального Геннадия Филимоновича. Он родился в старообрядческой крестьянской семье, где во все времена и лихолетья вера в Бога была незыблема. Появился на свет через четыре месяца после загадочного исчезновения отца, которому удалось бегством скрыться от ареста после участия в Ишимском крестьянском восстании против продразвёрстки. Восстание жесточайшим образом подавили, а все его активисты и сочувствующие получили лагеря и клеймо «врагов народа».
Тень сына «врага народа» преследовала нашего героя долгие, долгие годы. А по факту отравляла жизнь недоверием, унижением. А ещё становилась препятствием к продвижению его литературных произведений к читателю, служила тормозом в карьере писателя. Даже героическое фронтовое прошлое Геннадия Сысолятина не могло выжечь из его биографии это страшное клеймо...
Вся семья восьмилетнего Геньки, так ласково его называли домашние, могла попасть под каток репрессий вслед за отцом. Если бы вовремя не сбежала ночью, тайком, из глухой деревни в Тюменской области, бросив весь скарб и хозяйство, в направлении «куда глаза глядят».
Так судьба-злодейка забросила семью будущего писателя в Минусинск, где всем пришлось пережить годы лишений и новых ударов судьбы. Не смогли выдержать бедственное положение ни бабушка, ни мама Геннадия. Так в 13 лет он остался круглым сиротой. Родная тётя заменила парню семью. Преодолеть испытания и невзгоды помогала вера в Бога, молитва.
Жили в крохотной сторожке при школе, где тётя работала уборщицей и по совместительству сторожихой. Здесь Геннадий, без вины виноватый сын «врага народа», окончил девять классов и поступил в Минусинское педучилище. Перед самой войной началась его учительская карьера в совхозе «Россия» Алтайского района Хакасии. Целый год он учил разным наукам детей чабанов.
Война перевернула все планы будущего поэта и писателя. У сына «врага народа» Геннадия Сысолятина душа болела за судьбу Отечества. Волной вскипала ярость благородная — бить фашистских захватчиков!
Он записался добровольцем на фронт. Вначале Геннадия направили на ускоренные курсы в артиллерийско-миномётное военное училище в Барнауле. И только потом на передовую.
20-летнему лейтенанту Сысолятину выпала тяжёлая фронтовая судьба — пройти через испытания Сталинградской и Курской битвами. Командиром взвода, а затем батареи он освобождал Белоруссию и Украину. Переболел тифом. И вновь встал в строй. Уже под Варшавой. И здесь ему пришлось учить премудростям военного дела братьев по оружию из Вой­ска польского.
Тех самых польских братьев и сестёр, которые по истечении 70 лет забудут о подвигах и жертвах русских Иванов, заплативших за освобождение их страны от фашизма жизнями лучших своих сынов! Я даже зримо представляю, как бы мог яростно сжечь обличительным глаголом польские власти за снос в их стране памятников советской военной славы поэт и писатель Сысолятин! Не дожил Геннадий Филимонович до этого варварства!
В марте 1945 года в сражениях на подступах к Берлину Геннадий Сысолятин получил тяжелейшее осколочное ранение в голову. Чудом остался жив. И после длительного лечения вернулся с фронта инвалидом войны 1-й группы. А ещё кавалером орденов Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, различных медалей.

К штыку приравняя перо

Стихи молодой лейтенант Сысолятин начал писать на фронте. В минуты затишья или привалов. В них главные герои — его сослуживцы, боевые товарищи, артиллеристы. Их смелость, отвага, подвиги на полях сражений. Многие персонажи были списаны с реальных героев с душевной теплотой и юмором.
Геннадий Сысолятин доверял самые сокровенные поэтические строки своей записной книжке, которой очень дорожил и всегда носил при себе в офицерской сумке. И лишь единожды он потерял своё «сокровище» из виду, когда был тяжело ранен в голову. При его транспортировке в госпиталь сумка, как и другие личные вещи, были навсегда утеряны. Вместе с записями. Об этой дорогой сердцу потере Геннадий Филимонович сожалел всю жизнь...
Как же оказалась важна для современников, для сохранения исторической памяти, а также правды о Великой Отечественной войне каждая такая поэтическая тетрадка и записная книжка с мест боёв! Они, без преувеличения, летопись сражений, написанные кровью и потом наших героев-фронтовиков. Это подлинный документ, как и сотни других, которые должны читать и перечитывать в школах наши дети, внуки и правнуки. Потомки не вернувшихся с полей сражений солдат. Чтобы помнили. Чтобы чтили. Чтобы никому не давали осквернить Знамя той Великой Победы!

Эхо войны для поэта

По-разному складывались биографии героев и инвалидов вой­ны уже в мирное время. Судьба навсегда связала Геннадия Филимоновича с творчеством, журналистским и писательским трудом. Прошедшая война, её герои навсегда «поселились» в его послевоенных произведениях. Это были стихи, рассказы и повести высокого патриотизма и любви к Отечеству.
Пройдя испытания огнём, водой и медными трубами, не раз проверяя свою судьбу на прочность, Геннадий Филимонович не утратил веру в победу добра над злом. Высоко ценил дружбу, преданность.
Как он сам говорил, от смерти на войне его не раз спасала молитва, обращение к Богу. И не только его. Писатель Сысолятин был глубоко верующим человеком. Даже тогда, когда люди попадали в лагеря за веру. Когда молиться и причащаться было смертельно опасно.
С чувством глубокой веры лейтенант Сысолятин вступил на фронте в ряды коммунистической партии. Он сохранил свой партбилет даже тогда, когда вероотступники разрушили великую страну, за которую честно воевал сын «врага народа» Геннадий Сысолятин. Когда по этой же причине, по наветам завистников, уже после войны подлецы продолжали отравлять жизнь и разрушать здоровье боевого офицера и писателя.
В личной жизни Геннадию Филимоновичу повезло. Он был счастливым человеком! После войны женился на замечательной женщине, которая подарила ему двух красавиц дочерей — Наташу и Ирину. Он успевал одаривать их заботой и вниманием в перерывах между частыми журналистскими и писательскими командировками, работая в творческих союзах — журналистов и писателей. Обязательно приво­зил своим девчушкам из поездок книги, игрушки, недорогие подарки. Он был очень внимательным к своим близким.
Девочки не просто любили, они очень гордились своим отцом. Обе окончили педагогический институт. Наталия сделала карьеру в журналистике, Ирина — на ниве педагога. Обе наследницы писателя сейчас на заслуженном отдыхе. Они сохранили в паспорте фамилию отца — Сысолятины. Знают наизусть многие его поэтические строки. Хранят в своих семьях живую память об отце. Хранят и популяризуют его творческое наследие.

С любовью к хакасской культуре

Геннадия Сысоляина называют рыцарем хакасской культуры. Есть в его творчестве особая страница — переводчика. Именно он взялся перевести на русский первый роман на хакасском языке «В далёком аале» Николая Доможакова. Впервые с этим произведением познакомились читатели журнала «Сибирские огни». Успех был необыкновенный! В итоге роман издавался отдельной книгой в разных издательствах. Общий его тираж — (не поверите!) более трёх миллионов экземпляров. Затем увидели свет переводы хакасских тахпахов «Под звуки чатхана», этнос горных шорцев «Волосяная струна». Последний был отмечен дипломом первой степени Московской книжной выставки. Геннадий Филимонович работал над переводами хакасских детских сказок, поэзии Николая Доможакова, сказаний, записанных от Семёна Кадышева, Макара Доброва, Михаила Кильчичакова и многих других.
За огромный личный вклад в развитие хакасской литературы Геннадия Сысолятина удостоили высокой государственной награды — ордена Дружбы народов. Заслуженно!
Через всю свою поэтическую жизнь выросший из безотцовщины и сиротства, бедности и надуманных обвинений сына «врага народа» Геннадий Филимонович Сысолятин пронёс огонь любви к Отечеству и его защитникам, не отказавшись от своей веры, принципов и идеалов.

Ольга ШИРКОВЕЦ


Просмотров: 143