Почерк музы сказаний Ээзi

№ 43 (24563) от 21 апреля
Две музы: художник Лариса Баканова и хайджи Антонида Тюльберова (уже и на портрете). Две музы: художник Лариса Баканова и хайджи Антонида Тюльберова (уже и на портрете).
Фото: Станислав Побеляев, «Хакасия»

Сегодня мы познакомим читателей с очередным участником нашего совместного проекта «Хакасский эпос: вчера и сегодня» — Антонидой Тюльберовой (Тюльбер Пöгечi). В её исполнении прозвучит финальная часть сказания «Тасха Матыр», а о самой хайджи расскажет «Хакасия».

Напомним, что шесть лет назад артисты ансамбля «Улгер» Хакасской республиканской филармонии имени В.Г. Чаптыкова взялись за трудное, но благодарное и очень интересное дело — попробовать себя в роли сказителей алыптығ нымахов. А нынче пять исполнителей под руководством Вячеслава Кученова (Кучен Ай Чарых Сайын) представляют отрывки из эпоса уже более широкой аудитории.

Погружение в иную реальность

Фрагменты эпоса каждый исполнитель выбирает, ориентируясь на свой вкус, близость к тексту и его музыкальному звучанию. «Тасха Матыр», рассказала Антонида Тюльберова (Тюльбер Пöгечi), сказывал знаменитый хайджи Пётр Курбижеков и чуть позже — его сестра Анна. Именно её исполнение стало основой выступления Тони. Такому точному следованию традиции есть глубокое обоснование. К примеру, в статье об Анне Курбижековой член Союза писателей России Галина Казачинова вспоминала: «Мы разбирали с ней тексты сказаний. Боялись, что при расшифровке могут возникнуть искажения. (Язык эпоса архаичен, и здесь главное — не ошибиться в исконном смысле повествования. — Т.П.) Самое удивительное — Анна Васильевна не исказила ни одной строчки, ответила: «Но ведь Ээзi — муза сказания за самовольство или забывчивость меня накажет. Я не имела права вносить что-то своё». Эпическим произведениям более тысячи лет. Значит, при соблюдении своеобразного табу мы получаем текст в его первозданности. Это впечатляет!»
Точность — это не только сохранение мудрости предков, но и особое эмоциональное погружение хайджи в эту толщу веков. И когда смотришь на современную красавицу-сказительницу Тюльбер Пöгечi — светлую и грациозную, видишь её лёгкие пальцы, летающие по струнам хомыса, понимаешь: она не здесь!
— Финальная часть «Тасха Матыра» — это воинские деяния его и других героев, их борьба с завоевателями, чудовищами. Но особенно впечатляет, как богатыря оплакивает жена его... Мне это близко даже на генном уровне, — рассказывает Тоня, — я там, с ними.

— Перед исполнением особый настрой нужен?
— Да, я как бы в энергосберегающий режим вхожу, чтобы никакого «раздрая» не было, посторонних мыслей, лишних дел. Если ответственное мероприятие, то и неделю настраиваюсь. И ещё: для хайджи, и я это уже почувствовала, меняется само время. Первое моё выступление длилось 45 минут, а мне показалось — только села и уже встала! И за час с лишним не устаёшь, напротив, словно сил прибавляется.

— Наверняка и сама обстановка, где выступаешь, что-то значит?
— Непременно. В 2020 году в Верхней Тёе Аскизского района проходил международный конкурс эпоса, выступали в том числе и в юрте Михаила Кильчичакова, там, где теперь его литературный музей. На полу были расстелены шкуры, подушки, готовился традиционный чай... Сказывали до шести часов утра, не почувствовав усталости. Напротив, радость приобщения к традициям, мудрости предков испытали все. И наш Ай Чарых Сайын, и выдающийся учёный и манасчы из Киргизии Талантаалы Бакчиев с эпосом «Манас». (Кстати, киргизский язык близок хакасскому, так что почти всё было понятно.) Радость, повторю, была общей и у известных исполнителей, и у девчонок-студенток музыкального колледжа. Как и погружение в иную реальность.

Будет вечная музыка

— В одном отрывке эпоса, в любом, сменяют друг друга несколько мелодий, — объясняет Антонида. — И всегда понятно, о чём в данную минуту идёт речь: свои мелодии у скачек, у темы борьбы с врагами родной земли или темы женитьбы... Но всегда, повторю, мелодия традиционна, обязательно — узнаваема. Допускается лишь очень незначительная доля импровизации.

— Тоня, как вы познакомились с мелодией «Тасха Матыра»?
— К сожалению, сейчас уже нет хайджи, сказывавших буквально ночами, нет возможности личных впечатлений. Но, к счастью, сохранилась запись финальной части «Тасха Матыра» в исполнении Анны Курбижековой.

— Женщины-сказители тоже в традиции?
— Их меньше, но и среди женщин есть талантливые хайджи (как и богатырши в эпосе), у хакасов нет никакого неравноправия полов. Другое дело, что у сказительниц только пение и речитатив, хай же подразумевает несколько иную физиологию. Хотя, кажется, Прасковья Сулекова из Орджоникидзевского района могла в своё время показать и горловое пение...

— А почему вы выбрали именно хомыс?
— Не только из-за его прекрасного звучания, но, возможно, ещё и потому, что этот инструмент... древнее. В частности, я изучала записи русских фольклорных экспедиций ещё императорских времён, и везде упомянут как раз хомыс, а чатхан встречается позже.

— Насколько я могу судить, вы, Тоня, владеете хомысом словно собственной рукой...
— Потому, что это моя профессия. Начну чуть издалека: я родом из Усть-Киндирлы Бейского района. Дома мы говорили только на хакасском, я до сих пор даже думаю на родном языке. К тому же выросла в атмосфере национальной культуры. В деревне старшие (и мы с ними) соблюдали все обряды, праздники, что немыслимо без тех же тахпахов.
Когда я училась в шестом классе, к нам приехала популярная тогда группа «Сабчылар» (её основатель — Вячеслав Кученов, нынешний руководитель «Улгера»). Выступление меня просто потрясло! Но в то время я и мечтать не могла, что когда-нибудь буду петь в одном коллективе с Вячеславом Кученовым, Анной Бурнаковой — такие звёзды... И я поняла, чем хочу заниматься в жизни. Поэтому поступила в музыкальный колледж ХГУ, а затем в институт искусств университета. И уже на пятом курсе меня пригласили в «Улгер» (Кученов «подсмотрел»). Вячеслав очень талантливый и достаточно жёсткий руководитель. И мы, артисты, не увлекаемся стилизацией народной музыки, хоть она и понятнее зрителям. А тем более, когда занялись эпосом, поняли, что необходимо возрождать именно аутентичное звучание сказаний. Есть в традиции разные виды исполнения эпоса: без инструментов (иногда с перкуссионными), на двухструнном и трёхструнном хомысе, ыыхе, чатхане. Плюс пение, в том числе горловое, и речитативная декламация.

— Антонида, о чём мечтаете?
— Хочу когда-нибудь исполнить эпос «Тасха Матыр» целиком. Именно в вечной музыке и вечных же текстах — корни, а значит, сила народа.

Татьяна ПОТАПОВА

На нашем сайте доступна видеозапись финала сказания «Тасха Матыр» в исполнении Антониды Тюльберовой.

 


Просмотров: 136