«Мне навсегда 20 лет...»

№ 37 (24557) от 7 апреля
Не стесняясь слёз и восторга, юнармейцы сказали фронтовику спасибо. Не стесняясь слёз и восторга, юнармейцы сказали фронтовику спасибо.
Фото: Наталья Данина, Абакан

У небольшого окна в стареньком частном доме сидит дедушка. В этот особенный день он надел любимый пиджак с медалями и старается держать спину прямо, хоть годы и не позволяют. Глаза его, видавшие многое, немного грустные.

Шутка ли, Николаю Спиридоновичу Спирину скоро 100 лет. А он до сих пор при любом удобном случае, если вдруг какой гость заглянет, начинает петь. Любимое, военное. Но на этот раз ветеран Великой Отечественной войны не солист, а почётный зритель. Для него прямо у дома главный оркестр Абакана устроил небольшой концерт. Знакомые всем с детства военные марши, лирические мелодии признаний любви к жизни. Николай Спиридонович наблюдает за происходящим из своей уютной тёплой комнаты, а вот соседи повыходили на улицу, удивлённые таким форматом поздравления. На ликующей песне «День Победы» у всех, конечно, слёзы на глазах, а в душе благодарность — за мир, за чистое небо, за жизнь… Герой-пирятинец машет всем собравшимся на улице рукой, передавая привет.
Печатая шаг и держа равнение на ветерана, промаршировали по улице в частном секторе столицы Хакасии военнослужащие воинской части № 01662, отдав честь герою.
— За то, что в страшную ­войну сумели мир прикрыть собою, за то, что всё ещё в строю, хотя болят ночами раны, за смелость в яростном бою, поклон вам, наши ветераны, — декламирует ведущая концерта для одного зрителя.
Муниципальный концертный оркестр Абакана под управлением Андрея Штарка впервые выступал перед одним, но таким важным зрителем.
— Это очень почётно. Мы с большим энтузиазмом и вдохновением отнеслись к идее адресного концерта. Нам бы хотелось так поздравить всех ветеранов в преддверии 9 Мая. Думаю, им приятно принимать музыкальные подарки, — сказал Андрей Штарк.
После концерта — душевные посиделки. В гости к Николаю Спиридоновичу заглянули представители администрации города, журналисты, общественники и юнармейцы школы № 18. Ребята счастливы, что получили возможность узнать историю своей страны из первых уст.
Фронтовик так растрогался, что спел гостям. А потом сказал:
— Спасибо вам за то, что не забыли старого солдата.
А старый солдат уже 80 лет живёт с одной рукой.
Староста жилого района «Южный» Елена Мешкаускене рассказывает:
— Замечательный человек, весёлый, несмотря на то, что пришёл инвалидом с войны. У него замечательная семья. До последнего времени он сам закатывал соления, несмотря на раненую руку. Оптимист и любит петь. Мы приходим его поздравлять — и сами попадаем на его выступление.
У Николая Спиридоновича двое детей, четверо внуков и двое правнуков. Признаёт: это самый лучший подарок судьбы.
— Слава Богу, дожил до сегодняшнего дня, — тихо произносит ветеран в доме, полном гостей.

Мария ДУДНИК

* * *

Поздравлять Николая Спиридоновича Спирина стоит не только с предстоящим Днём Победы. 10 апреля фронтовику, участнику Великой Отечественной войны, исполняется 100 лет.

Ветеран 309-й Пирятинской Краснознамённой ордена Кутузова II степени стрелковой дивизии. Воевал на Воронежском и Украинском фронтах.
— Мне говорят, что я хорошо сохранился, — улыбается Николай Спиридонович. — Мол, пацан ещё. Но пацаном я был в 19 лет.
— И что делали тогда?
— Очень сильно рисковал жизнью...
Ещё как рисковал. В 1941 году Николая Спирина призвали в армию. В конце того же года стала формироваться 309-я стрелковая дивизия.
— Я окончил дивизионную школу, получил звание сержанта. Доверили мне командовать миномётчиками. Там, где пуля и снаряд не берут противника, в ход идут миномёты...
Николай Спиридонович хорошо помнит конец апреля 1942 года. Командир — полковник Афанасьев — на Первомайской площади отрапортовал о готовности соединения к защите Родины. Сибирской дивизии было вручено Красное знамя. И солдаты отправились на фронт.
— Прибыли на передовую, станция Лиски в Воронежской области...
В 1942 — 1943 годах здесь велись ожесточённые бои советских войск с немецко-фашистскими захватчиками. С июля по декабрь 1942-го вблизи железнодорожной станции Лиски 309-я стрелковая дивизия уничтожила более десяти тысяч солдат и офицеров противника и взяла в плен 675. Было захвачено большое количество боевой техники и вооружения.
— Там я впервые увидел немцев. Мы долго в обороне стояли. А потом приказ командира: бить врага. Артподготовкой, миномётами мы искромсали окопы фашистов. И по замёрзшему Дону пошли в наступление. Пока оборонялись, хорошо изучили каждую кочку, местность была знакома.
Николай Спирин сетует: много глупостей в то время совершал.
— А подробнее? — прошу его.
— Ну ты представь, мы хорошенько прошлись артиллерией и миномётами по немецким позициям. Противник всё бросил, отступил. А я решил поглядеть, что они там наоставляли. Один пошёл. А вдруг мины? А вдруг засада? Молодой был.
Николай Спиридонович рукой машет, мол, подвигов он не совершал. Шёл себе с боевыми товарищами, поддерживал дивизию миномётным огнём. Ну да, всего-то...
— Ещё одна глупость стоила мне здоровья. Подошли мы к какому-то сараю. Я огляделся, решил местность пристрелять. Мины три-четыре выпустил. Тем и раскрыл свою позицию. Появился вражеский танк, стал бить крупнокалиберными. Меня в плечо будто большой палкой ударили, рука заболталась.
Николай Спирин нахмурился, помолчал.
— Знаешь, ходили байки: не надо трофеи немецкие собирать, не доведёт до добра, к несчастью они. А возле того сарая злополучного я на труп немца наткнулся. Глядь, а у него ремень хороший. Мой же — тряпичный — совсем растрепался. Ну я и снял, на себя надел. И получил тут же!..
Целый день добирался он до госпиталя, с правой рукой уже мысленно распрощался. Но повезло. Фронтовой врач был хорош — буквально по частям собрал руку.
В 1943 году Николай Спирин был демобилизован. После войны учился в торгово-кооперативной школе, работал бухгалтером в Хак­облпотребсоюзе, на заводе «Легмаш», на обувной фабрике «Саяны». Жена, дети, внуки, дом, огород.
Так и пролетел целый век. Который Николай Спиридонович прошёл тяжело, но с песней. Да, был он славным фронтовым запевалой. И при мне напел:
Эх, расцветай и пой, наш Дон любимый,
Гордись своим простором золотым,
Твоих лугов и пашен край родимый
Мы никогда врагам не отдадим...
А потом посмотрел мне в глаза так грустно:
— Ты вот спрашиваешь меня: «Дядь Коль, сколько лет тебе?» Да 20 лет мне. Навсегда 20. Я в 20 лет получил это увечье. Да с тех пор и не жил толком...

Сергей ВЛАСОВ


Просмотров: 159