Откуда дымина? Из труб же, вестимо

№ 6 (24526) от 20 января
Когда в городе нечем дышать. Снимок сделан две недели назад. Когда в городе нечем дышать. Снимок сделан две недели назад.
Фото: Андрей Зайченко, Абакан

Неприятного вида и запаха туман, накрывший Абакан, Черногорск и его окрестности в новогодние праздники, сильно удивил и возмутил жителей Хакасии.


Засечь и наказать

Появились справедливые претензии и вопросы, которые республиканская власть без внимания не оставила, и уже после новогодних каникул министр природных ресурсов и экологии Хакасии Владимир Лебедев провёл встречу с журналистами.
— Надо отметить, что, по данным сводного тома предельно допустимых выбросов в границах Абакано-Черногорской агломерации, 50 процентов загрязнения — это вклад частного сектора, — сказал Владимир Юрьевич, — ещё 50 процентов приходится на транспорт и промышленные предприятия...
Далее он пояснил: как только появились признаки загрязнения атмосферы, задействовали передвижную экологическую лабораторию. По результатам взятых проб выяснилось, что в Абакане в районе улицы Складской предельно допустимая концентрация по бензопирену превышена в 10 раз, а в районе улицы Кошурникова (МПС) — в 8,9 раза.
Таким образом, потенциальные объекты нарушений были определены довольно точно. И сейчас министерство природных ресурсов и экологии совместно с прокуратурой начинает их внеплановые проверки.
На вопрос: «Что в Абакане проверять, если на его территории уже давно нет крупных предприятий?» — Владимир Лебедев так ответил: в промышленной зоне Абакана сосредоточено огромное количество небольших производств, цехов, фабрик, и все они поставили небольшие стационарные котельные, которые топятся углём. Отсюда и эффект ядовитого тумана, который возникает всегда при безветренной погоде.
Бороться с этим можно только путём строгого контроля. Правда, в текущих условиях руки у власти связаны. На проверки малого бизнеса наложен мораторий, в том числе в рамках антиковидных мероприятий. Поэтому приходится использовать внеплановые проверки, с привлечением прокуратуры.
— Все угольные котельные нам известны! — подчеркнул Владимир Лебедев. — Более того, их владельцам ранее вынесено предостережение о том, что они не зарегистрировались как объекты, оказывающие негативное воздействие на окружающую среду. Вот мы и проверим, как они соблюдают законодательство и какую ведут работу для того, чтобы снизить уровень загрязнения.

Снизить и улучшить

Это что касается влияния промышленных объектов. Если же говорить о дымящих печах частного жилого сектора, то здесь часто возникает вопрос: «Войдут Абакан и Черногорск в федеральный проект «Чистый воздух» или нет?»
Министр заверил, что правительством Республики Хакасия предприняты все меры для того, чтобы попасть в данный проект:
— Мы постоянно работаем с федеральным министерством, все документы направили в проектный офис и в Росприроднадзор. Вопрос о вхождении Абакана и Черногорска в проект «Чистый воздух» будет рассматриваться летом 2022 года. И есть большая доля уверенности в том, что мы сможем попасть в эту программу.
Сразу отвечаю на вопрос: «Что это нам даст?»
Речь идёт о получении субсидирования на снижение энерготарифа, что позволит частные домовладения перевести на электроотопление и тем самым заметно улучшить экологическую обстановку в республике.
Надо сказать, что комплекс мероприятий по программе «Чистый воздух» очень широк. Но как раз вопроса об электроотоплении там не было. Это уже Хакасия выступила со своим предложением, заявив о том, что кардинально нашу ситуацию может улучшить только электроотопление.
Да, Владимир Лебедев допустил три варианта решения вопроса: прокладка центрального отопления к каждому частному дому, электроотопление и газификация.
Но мы все понимаем, что о газификации говорить не приходится (около нас газовой магистрали нет). Запитывать каждый частный дом от ТЭЦ — очень дорого и невыгодно. Остаётся самый оптимальный вариант — переход на электроотопление.
— Всё это сказано не на пустом месте, — подчеркнул министр. — Мы готовили технико-экономическое обоснование и сравнивали как раз стоимость центрального отопления и электроотопления. Последнее оказалось дешевле, хотя тоже затратно. На модернизацию электросетей потребуется 12 миллиардов рублей, а на субсидирование тарифа, чтобы снизить его до 70 копеек, понадобится субсидия в размере 1,2 миллиарда рублей...
Заметив в рядах журналистов некоторое недопонимание, Владимир Лебедев перешёл к объяснению на пальцах:
— Мы убедились, что электроотопление является самым простым и доступным способом получения положительного экологического эффекта. Но чтобы человек перешёл на электро­отопление, необходимо снизить для него тариф на электроэнергию с одного рубля 65 копеек до 70 копеек. А чтобы его снизить, надо где-то взять деньги, дабы покрыть затраты сетевых компаний. И эти средства можно взять в рамках федерального проекта «Чистый воздух», включая деньги на модернизацию сетей.
На территории Абакано-Черногорской агломерации более 40 тысяч домовладений. И если хотя бы половина из них перейдёт на электроотопление и трубы дымить перестанут, мы получим самый кардинальный и заметный каждому положительный экологический эффект...
С этим разобрались.

Пылим и горим

Далее речь пошла о другой злободневности, связанной с добычей угля на территории Хакасии.
— В конце года мы провели работу по оценке загрязняющего воздействия Бейского каменноугольного месторождения на Абакано-Черногорскую агломерацию, — информировал Владимир Лебедев. — И в результате какого-либо вредного воздействия на атмосферный воздух Абакана или Черногорска со стороны угольных разрезов, действующих на территории Алтайского и Бейского районов, не выявлено. Превышение отдельных вредных веществ было зафиксировано в атмосфере таких населённых пунктов, как Смирновка, Дмитриевка и Аршаново. Не более того.
Зато в томе предельно допустимых выбросов учтено воздействие разреза «Степной» и СУЭКа. Они как раз попадают в 50 процентов вредного влияния на атмосферу Абакано-Черногорской агломерации со стороны транспорта и промышленных предприятий.
Кроме того, в границах Черногорского каменноугольного месторождения существует такой участок, как «Ачминдор». Его разработка велась ещё в 1990-х годах, затем предприятие обанкротилось, на части его территории была проведена рекультивация, а на другой части возник эндогенный пожар. Соответственно идут вредные выбросы.
Об этой ситуации знаем, работа с федеральным центром ведётся, мы поднимали этот вопрос в Роснедрах. Рекультивировать это месторождение можно в рамках федерального проекта «Чистая страна». Но для того, чтобы туда попасть, необходимо списать запасы угля, которые там горят. Это очень проблематично, и всё же работу в данном направлении мы ведём.

Драконы и законы

Далее Владимир Лебедев вернулся к Бейскому каменно­угольному месторождению, поскольку жители республики часто поднимают вопрос относительно Майрыхского разреза. И речь, как правило, идёт о перегрузочной площадке угля и так называемых драконах.
Владимир Юрьевич пояснил: буквально на этой неделе в министерство поступило письмо от Росприроднадзора, в котором сообщается, что перегрузочная площадка и установки сухого обогащения угля (те самые «драконы») прошли экологическую экспертизу и получили положительное заключение. То есть вопрос закрыт на федеральном уровне.
Можно ли как-то контролировать эти угольные «драконы»?
Очень опосредованно. Угледобывающие компании подлежат только федеральному надзору. То есть Росприроднадзор и Ростехнадзор — как раз те органы, которые могут их проверять. Хакасия со своей стороны может лишь проверять и выявлять превышение уровня загрязняющих веществ на границе санитарно-защитной зоны вокруг угольных разрезов.
Чем республика и занимается, выявляя и превышение уровня загрязняющих веществ, и тлеющие отвалы. Такие случаи зафиксированы буквально накануне Нового года — соответствующие письма уже направлены в Росприроднадзор, Ростехнадзор и в прокуратуру республики.

Юрий АБУМОВ


Просмотров: 153