Что за словом Сокола?

№ 3 (24523) от 13 января
Идёт заседание Государственной думы. Идёт заседание Государственной думы.
Фото: пресс-служба Госдумы РФ

Недавно исполнилось 100 дней с момента выборов Госдумы, и можно подвести первые итоги работы депутата от Хакасии Сергея Сокола. Тем более, что аккурат в эту дату на местном ТВ вышло интервью с ним.

 

Не помешает освежить память

В первую очередь нужно освежить в памяти, кто же такой Сергей Сокол. По образованию дипломат, работал в Норильск­газпроме, затем заместителем губернатора Красноярского края (2004 — 2007 годы). В 2008, 2009 годах руководил Иркутской областью сначала в качестве первого заместителя, а затем исполняющего обязанности губернатора. С 2010 года — советник генерального директора ГК «Ростехнологии». Затем генеральный директор, председатель совета директоров ОАО «Химкомпозит», председатель совета директоров АО «ОПК «ОБОРОНПРОМ».
19 сентября 2018 года избран председателем Заксобрания Иркутской области, которое покинул в марте 2020 года, получив мандат депутата Государственной думы по территориальной группе, в которую входит и Хакасия. Весьма солидный список мест работы, высокие должности во власти в Красноярском крае и Иркутской области, с которых редко уходят по собственному желанию. Но информации о причинах ухода Сокола нет. Возможно, человек перерос эти должности и захотел двигаться дальше. Например, в Хакасию. Попытки найти информацию о том, что же конкретно сделал Сергей Сокол созидательного на указанных должностях, успехом не увенчались.
В самом начале интервью речь заходит об исполнении конкретных предвыборных обещаний, данных людям. И уже тут нас ждёт крутой поворот — оказывается, обещание было одно: «продвигать интересы республики на федеральном уровне». Такой вот изящный ход по уходу от отчёта об исполнении конкретных обещаний. Справедливости ради нужно получить ответ на вопрос: а были ли конкретные обещания что-то сделать? По итогам избирательной кампании сложилось впечатление, что особо-то обещаний и не давалось — на выслушанные рассказы о проблемах в основном говорилось, мол, проблему можно решить, возможности для этого есть. Апеллировалось к нацпроектам — нужно просто прийти за выделяемыми на них деньгами, заявлялось о наличии связей. С некоторым удивлением нам же рассказывалось в СМИ о наличии у нас в республике проблем. А дальше люди уже сами почему-то решали: если проголосуют за кандидата, то он будет заниматься их проблемами. Незамысловатый, но действенный трюк. Насколько это честно по отношению к избирателям, пусть каждый решает сам.
Было важно, какой вклад внесёт г-н Сокол в бюджет Хакасии 2022 года. Это была отличная возможность показать себя, въехать на белом коне в местную повестку. Накануне принятия бюджета Сокол даже заявил о нём в соцсетях: «В сравнении с текущим годом доходы республиканской казны сократились на 10,5 млрд руб­лей. Почти на 8 млрд «упали» расходы». Исходя из этих слов работа должна была идти круглосуточно.

Как ни крути — ноль...

Каково же было моё удивление, когда в разгар работы депутатов Госдумы над федеральным бюджетом Сергей Михайлович кочевал по местным СМИ, а не «выбивал» деньги для Хакасии. В результате на 2022 год в бюджете запланировано поступление 14,8 млрд рублей из федерального бюджета. Это сопоставимо с суммой, полученной без его участия в 2021 году. Похоже, остаётся только признать, что вклад Сокола нулевой.
В сравнении с принятым год назад бюджетом на 2021 год общие доходы бюджета 2022 года выросли на 3,6 млрд рублей, а расходы — почти на 4 млрд руб­лей. Ни о каком заявленном Соколе снижении на 8 — 10 млрд рублей речи не идёт.
Так что мы теперь ещё и задаёмся вопросом — а понимает ли он вообще, как происходит бюджетный процесс, каковы реально цифры? В поисках результатов работы Сокола можно натолкнуться на любопытный рейтинг — «Коэффициент полезности депутатов Госдумы». В его расчёте используется «Индекс активности депутата в Госдуме». В последнем рейтинге (декабрь 2021-го) Сергей Сокол имеет минимальное значение — 0,01! В более ранних рейтингах фигурируют оценки 0,37, 0, 0,1 и снова 0! Стабильно околонулевая оценка. У других депутатов — до 20 баллов.
Поиск законопроектов на сайте Госдумы по фамилии инициировавшего их депутата не выдаёт по Соколу ни одного документа. Ни один важный для Хакасии вопрос не оформлен им в виде законопроекта! Хотя в предыдущем, 7-м, созыве Госдумы есть один документ с участием Сокола (по землям у Байкала). Всего там 17 авторов, в среднем по 13 слов на каждого. Такой вот результат законотворческой деятельности почти за два года.

Пустой эфир

Во время интервью в студию поступило несколько звонков (обращений) от граждан. Практически ни на один из них мы не услышали полноценного ответа по существу. Также за весь эфир не услышали предложения зрителям прийти в его приёмную, не услышали её адрес, часы работы, телефоны, имена помощников, отчёт о реальных результатах.
А ведь по закону одна из форм деятельности депутата Госдумы — это работа с избирателями. Он обязан поддерживать связь с избирателями, рассматривать обращения, вести приём граждан, информировать о своей деятельности через СМИ. Организация работы с обращениями граждан — это его способность выполнять свои обязанности.
Привлекло внимание и такое заявление: «Уровень развития экономики (Хакасии) значительно ниже, чем в Сибирском федеральном округе... Денег федеральных в Тыву приходит на 2 порядка больше, чем сюда (в Хакасию)». Хотелось бы понять, как г-н Сокол сравнивает Хакасию с целым федеральным округом разом. Например, по сумме собственных доходов бюджета в расчёте на одного жителя региона в этом году Хакасия обгоняет 5 других регионов нашего округа — Тыву, Алтайский край, Республику Алтай, Томскую и Омскую области. Опережают нас 4 региона. Да, с учётом федеральных средств мы на 7-м месте. Но Тыва обгоняет нас по федеральным средствам примерно в 2 раза (41,5 против 19,2 млрд рублей по итогам 2020 года). Тогда как «2 порядка» — это 10 во второй степени, то есть в 100 раз. Непонимание базовых понятий настораживает.
И речь в первую очередь не о финансировании нацпроектов, а о дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности — Тыва по этой статье получила в 2020 году 18,6 млрд руб­лей (56 379 руб­лей на человека), Республика Алтай — 9,3 млрд рублей (42 429 рублей на человека), а Хакасия — всего 3,4 млрд руб­лей (6 512 рублей на человека).
Устранение такого отставания по сумме федеральной поддержки в сравнении с соседними регионами — это важнейшее направление работы для депутата, представляющего регион. Вот где мы должны были видеть его работу — в отстаивании увеличения федеральной поддержки Хакасии. Все-таки он уже почти два года по статусу представляет интересы республики. И когда мы слышим сетования на этот счёт из его же уст, то напрашивается очевидный вывод — он не понимает сути своей работы, не занимается ею. Добавлю лишь, что проблема достаточно давняя, ещё времен Зимина, а решать её нужно на федеральном уровне.

«В Китае не получают пенсию!»

Поступил звонок по пенсионной реформе с предложением обратить внимание на опыт Китая, когда пенсионные отчисления направляются на личный банковский счёт человека (а не передаются в пенсионный фонд) с начислением процентов. Доступ к счёту предоставляется только после выхода на пенсию. В случае смерти деньги передаются наследникам. Причём человек обращался к Соколу с этим вопросом уже во второй раз. На что Сергей Михайлович ответил: «В Китае не получают пенсию. Там люди, которые отработали, находятся на попечении своих детей». Да, раньше действительно пенсии в Китае получало очень мало людей, но в 2020 году их стало уже более половины (от граждан пенсионного возраста). Как видим, человек мало того что не погружен в волнующие наших граждан вопросы, но и не удосужился после первого обращения к нему по такому вопросу разобраться в нём.

Рост цен должен... нравиться

Был и звонок в студию о росте цен — на фоне двух лет борьбы с коронавирусом реальные доходы людей сократились. Суть ответа свелась к тому, что если не нравится рост цен, зарабатывайте больше. А как быть с накоплениями граждан, которые также обесцениваются? Зарплаты бюджетников, социальные пособия, материнский капитал, пенсии и так далее весьма посредственно зависят от доходов бизнеса и тоже обесцениваются. Такой ход мыслей народного избранника несколько шокировал уровнем понимания работы экономики.

«Твоя моя не понимай»

Резюме: пришлый человек, пытается сойти за своего, говорит гладко, но смысл сказанного вызывает вопросы — есть серьёзные сомнения в понимании ряда базовых понятий, бюджетного и экономических процессов. Презентацию в прямом эфире своей работы с обращениями граждан можно признать проваленной. Оценка за активность (работу) в Госдуме стабильно около нуля. Обнаруженный результат законотворческой деятельности за 2 года — 13 слов. Всё это в комплексе позволяет сделать вывод о большей активности в интриганстве, чем о реальной работе на пользу региона.
Ну а самое главное — ни интервью, ни первые 100 дней, ни предыдущая работа в Госдуме не дали положительного ответа на вопрос — способен ли Сокол в принципе сделать что-то полезное для Хакасии, компетентен ли он в вопросах региональной повестки? Без удовлетворительного ответа на подобный вопрос вряд ли стоит относиться к его заявлениям по региональной проблематике без изрядной доли скептицизма.

Евгений МАМАЕВ


Просмотров: 278