Красота, живопись и поэзия мира природного камня

№ 3 (24523) от 13 января
Работа с камнем тяжёлая, пыльная, шумная и в целом адская. Но для Юрия Абросимова — это радость от прикосновения к чудесам природы. Работа с камнем тяжёлая, пыльная, шумная и в целом адская. Но для Юрия Абросимова — это радость от прикосновения к чудесам природы.
Фото: Юрий Абумов, «Хакасия»

Удивительно быстро летит время. Мне искренне казалось, всё было вчера, но выходит, что с Юрием Георгиевичем Абросимовым из села Боград мы познакомились ещё в 2012 году.

 

Серебро и встреча


Причём вышло это благодаря полукриминальной истории, связанной с попыткой вывезти через Хакасию в Китай нефритовый камень весом более семи тонн. А также на почве более ранней истории из 2009 года, когда в СМИ прошло официальное сообщение о том, что сотрудники МВД Хакасии изъяли на Сорском ГОКе самородки серебра общим весом 144 килограмма. И самый крупный из них потянул аж на 40 килограмм!
Без сомнения, это уникальная находка, и как национальное достояние она просто должна была украсить, например, экспозицию Минералогического музея имени А.Е. Ферсманова РАН, чьи представители уже побывали в гостях у Юрия Георгиевича. Но, к сожалению, следы того серебра затерялись в недрах какого-то банка, куда самородки были переданы на хранение. И в том была неудача, благодаря которой я открыл для себя удивительный мир камня, о существовании коего даже не подозревал.
Как всякий обыватель, рассуждал так: «Ну, горы, ну, карьеры, ну, валяющиеся под ногами булыжники, что в них может быть интересного и занимательного? Чай, не золотые монеты да прочие клады». Ошибался!
Наглядно убедился в том год спустя, когда, воспользовавшись предложением Юрия Георгиевича, посетил его дом в Бограде. Ну, и окончательно растворился в этом спустя восемь лет, под зимний холодок 2021 года, уже не один, а вместе с женой и дочерью, вновь нагрянув в Боград.
Не будем разбираться в причинах долгого перерыва. Жизнь корреспондента так наполнена событиями, что они затягивают его без остатка. И тут главное время от времени выпрыгивать из стремительной реки, дабы оглянуться и удивиться. Хотя бы тому, что восемь лет не заглядывал к интересному человеку.


Пыль и красота


К счастью, человек практически не изменился, по-прежнему удивляя обликом профессора и сноровкой студента. Про себя Абросимов с юмором говорит: «Я в одном лице чиновник, учитель, взрывник, буровик, строитель и так далее».
Действительно, в администрации Боградского района, пока он работал, сменилось три главы. И всё же в первую очередь Юрий Георгиевич — геолог! Окончил Томский университет по специальности «геологическая съёмка, поиск и разведка полезных ископаемых». 20 лет отработал в местности, называемой Магаданом, где искал золото, серебро, ртуть, олово.
Отправляясь к нему впервые, на золотые самородки или чистейшие алмазы я не рассчитывал, но ожидал увидеть нечто весьма оригинальное. И не ошибся. Тот визит буквально вбросил меня в мир камня, а нынешний, ни много ни мало, по-новому открыл мироздание.
И причина в том, что в 2013 году я восхитился искусству камнерезчика Абросимова. Его знаменитые каменные шары, кубы, пирамиды, композиции типа «Осьминог» и даже лента Мёбиуса благодаря соцсетям получили широкую известность у знатоков каменного дела и коллекционеров.
Что не случайно, поскольку объёмная пластика — вещь удивительная и в целом непредсказуемая. Ведь мастер решает сложную задачу: как выделить из камня одни детали и приглушить другие, не придавая картине знакомых форм. Отсюда фантазия, экспромт и парадокс, замешанный на сюрреализме.
При этом Абросимов не работает на потребу, не делает из камней ножи, вазы, стаканы, бусы, браслеты и прочую ерунду. Нет, он извлекает из них природную красоту. И, поверьте, делать это очень трудно. Возьмём для примера технику создания шара.
Сначала плиткорезом из бесформенной глыбы вырезается куб. Затем с помощью болгарки срезаются острые углы. Далее умопомрачительный ручной процесс шлифовки, который может длиться час, два, три, день, неделю, месяц. О, в физическом смысле работа с камнем тяжёлая, пыльная, шумная и в целом адская. Но в духовном — это радость от прикосновения к чудесам природы.
В 2013 году Юрий Георгиевич показал мне всю технологию: от лежащего под навесом невзрачного камня, привезённого из очередной экспедиции, — и до конечной красоты. Казалось бы, после такого удивиться чему бы то ни было невозможно! Но я снова ошибся!
Ведь нынче Юрий Георгиевич раскрыл перед нами саму красоту, живопись, поэзию и высокую прозу мира естественного, необработанного природного камня. Ибо нет более искусных мастеров своего дела, чем время и химические процессы, творящиеся в недрах земли…


Углы и полки


Восемь лет назад Юрий Георгиевич на прощание сказал мне, что намерен создать домашний музей минералов. Тогда его геологические богатства были собраны в кучи, сложены в ящики, складированы в углы и ждали своего часа. Помещение будущего музея также было показано, только с трудом верилось, что у него хоть что-то получится.
Однако прошло два года, и в 2015 году в Бограде появился первый частный геологический музей!
Помнится, в прошлый раз я удивлялся перечислению образцов камней, с которыми Юрий Абросимов работал. К примеру, розовый кварц с Мадагаскара, аметист из Бразилии, крокоит из Тасмании, апофиллит из Индии. Он выписывал всё это по интернету.
Но рядом с импортными находились и хакасские камни — знаменитый жадеит империал, драгоценная разновидность этого камня. Июсит (анальцимолит), чьё единственное в мире месторождение находится именно у нас. Магнезиальный скарн с виоланом (белоюсит), мраморный оникс, тёйский серпентин (жад) и так далее. Для ценителя красоты камня Хакасия благодатный край. В чём мы тут же убедились, зайдя в домашний музей Юрия Абросимова.
Да, теперь его камни не ютятся по углам, а стоят во всей красе на специально изготовленных полках.
— Здесь географический порядок, — объясняет хозяин. — Хакасия, Тува, Красноярский край, Алтайский край, Кемеровская область, Прибайкалье, Забайкалье. В общем, Южная Сибирь. Вот, пожалуйста, куприт и малахит из Сорска, лазурит с Прибайкалья. Как видите, эстетично. Далее камни из-за рубежа и до Чукотки через всю страну.
Видимо, уже получивший опыт экскурсовода Юрий Георгиевич как бы между делом заметил:
— Я обещал показать вам нечто. Но здесь многое от людей зависит, некоторым хоть что показывай, всё равно будут телевизор смотреть…
Напрасно сомневаетесь, Юрий Георгиевич, совершенно напрасно. Сегодня к вам прибыла самая благодарная публика. И когда в небольшом (на две комнаты) помещении стали раздаваться возгласы моего семейства, хозяин явно оттаял. Ещё бы, ведь они состояли из фраз: «Ой, какая красота», «Ну, прелесть просто», «А это что за чудо», «Не может быть», «Да мы же прямо внутри волшебной горы» и так далее.
Подтверждаю. Чудо. Настоящее природное чудо собрал на своих полках энтузиаст, коллекционер, мастер и очень неравнодушный человек Юрий Георгиевич Абросимов. И хотя он сразу предупредил, что мы сейчас совершенно точно во всём запутаемся и заблудимся, это нисколько не повлияло на общее восторженное впечатление. Конечно, Юрий Абросимов не оставил работу с камнями, но в музее он раскрыл их природную красоту…


Камни и краски

— Ой, подождите, а эти ветки? — восхищённо произнесла моя супруга Елена, разглядывая камень с чётким рисунком какого-то растения.
— Эти ветки называются ­дендриты.
— Отпечатанные древние растения?
— Нет. Это форма самоорганизации гидроокислов марганца. А вон пойдёмте на улицу. Гляньте на окне морозный узор. Такой же механизм работает в случае образования каменных рисунков.
Тут мы увидели собранный из чёрных кубиков минерал. Словно магниты пристали друг к другу.
— Это магнетит, — пояснил Юрий Георгиевич. — Природная форма, созданная кислородом и железом.
— А это что за круглый камень? Вы его обработали?
— Нет, такой и есть андезитобазальт.
— Вулканического происхождения?
— Не совсем. Магма изнутри поднималась — и в прижерловой части что-то излилось, а что-то внутри застыло. То есть магма поднималась и начала застывать такими сгустками, но ещё двигалась. Так она и двигалась, окатывалась, окатывалась — и вот что получилось. Природа — это удивительный строитель.
— А как долго вы создавали этот музей?
— Как геолог я, конечно, тяготел к камням и у меня всегда что-то было в личной коллекции. Но конкретно всем этим я стал заниматься лет 15 назад.
— То есть вы сначала просто собирали камни?
— Да, у меня была коллекция, в основном халцедоны, агаты. Потом, как водится, собираешь-собираешь и тут же раздариваешь. Но когда я решил, что надо прекращать с работой и чиновничеством, стал прикидывать, чем бы хотел заняться дальше. И понял, что заниматься хочу камнями. После чего начал покупать инструменты, ездить, собирать, обменивать и покупать камни.
— А это что такое?
— Это хризоколла с Алтайского края, ближе к Рубцовску. Короче, рудный Алтай.
— А эта зелёная?
— Это клинохлор.
— Ой, какой красивый!
— Вы по той же технологии камень обрабатываете?
— И по той же, и по новой. Сейчас для мастеровых людей время золотое. Всё есть, любой инструмент. А когда-то я на Север дрель вёз с Новосибирска, не мог нигде купить. Так она у меня ходила 25 лет, настолько надёжная была.
— А это что?
— Окаменелое дерево. Там, на улице, целое полено лежит. Рядом наш мраморный оникс, который я обработал.
На глаза попался словно обгоревший кусок дерева.
— Гагат — такой тип метаморфизма угля. Он как поделочный камень используется. Знаете такое выражение: глаза чёрные, как агат. Так это враньё! Агат не чёрный, а вот гагат чёрный. Одну букву выкинули из названия, и получилось заблуждение.
— Ну, а сейчас я вам чудо покажу, готовьтесь! — вдруг с лукавой улыбкой произнёс Юрий Георгиевич. После чего лёгким движением руки снял крышку с внешне монолитного камня, обнажив кристаллическое нутро.
— Это жеода кальцита. Моя супруга Елена Анатольевна нашла. Есть рядом с Советской Хакасией одно место... Я её аккуратненько вскрыл, и вот такая красота получилась.


Женщины и кристаллы


В этом месте семейство моё, Лена и Дана, сильно поразило. Чуду, конечно, удивились, но, как выяснилось, они прекрасно знали, что такое жеода, о которой лично я слышал впервые. Более того, они знали и что такое друза.
Уже дома мне пришлось заняться самообразованием и выяснить, что жеода — это каменный тайничок. Или, по-другому, пpoчнaя oбoлoчкa c «нaчинкoй» из кpиcтaллoв. А друза — это срастание, нарастание разнонаправленных кристаллов в природной пустоте скального массива. Часто жеода как раз состоит из друз.
Короче, всё это красивейшие кристаллы разных форм, расцветок, величин и объёмов. И в коллекции Юрия Абросимова они как раз и преобладают. Из-за чего на ум приходит малахитовая шкатулка, хозяйка Медной горы и волшебная пещера, усыпанная самоцветами.
— И что, такие камни на улице валяются?
— Ну, это если очень сильно повезёт. У меня, к примеру, на огороде ждёт своего часа куча булыжников, из которых потом рождаются шедевры. Так что красоту камня ещё надо рассмотреть в чём-то невзрачном с виду. Вот как с этим камнем: ты его раскрываешь, а внутри кристаллы…


Шар и не глобус


Впрочем, музей Юрия Абросимова отдельно стоящим строением, конечно же, не ограничивается. Полок с редкими минералами хватает и в самом доме мастера.
Здесь же настоящая выставка каменных шаров (идеальной формы): словно яблоки, усыпавшие железное дерево (специальный заказ). А напротив него другое дерево, опять же с минералами, кристаллами и камнями, обработанными в стиле объёмной пластики. О расцветках, оттенках, тонах, глубинах, сочетаниях, вкраплениях и прочих чудесах даже не берусь говорить. Потому что это сам внутренний мир камня, в обычной жизни облачённый в форму незаметного, пыльного, грязного и вроде бы никому не нужного булыжника.
Хотя об одном камне расскажу отдельно.
Поверьте, когда в твоих руках оказывается большой и оттягивающий к земле каменный шар, весь покрытый узором, больше напоминающим цветную географическую карту, ты просто в полной уверенности, что это глобус. Явные линии рек, дорог, голубые пятна озёр, неровности горных хребтов, зелень лесов…
Помню, я пытался найти Африку, Америку, Россию, Тихий океан и даже возмутился: «Какой-то неправильный глобус вы нарисовали!»
— Да не глобус это! — с улыбкой уверил меня Юрий Георгиевич. — Над этим камнем потрудилась сама природа, и в нём нет ни грамма краски или других художественных вмешательств. Разрешите представить: азурмалахит. Удивительное и самое настоящее чудо природы!
Но таких чудес в доме мастера огромное количество, и рассматривать их можно бесконечно долго. Даже перечисление минералов может заворожить — магнезиальный скарн, сердоликовый агат, азурит на лимоните, миндалокаменный лабрадоровый порфирит, антимонит на окварцованном известняке, флюорит на друзе кальцита и так далее.


Впечатления и сувениры


В общем, как Юрий Георгиевич и обещал: вихрь эмоций, новых знаний, а главное, названий, которые непосвящённому человеку трудно связать с раскинувшимся перед ним каменным разнообразием, вызвал сумятицу и путаницу в наших головах. После чего надо было многое переварить, осознать и что-то для себя понять.
Конечно, мы оставили в книге отзывов частного музея самые восторженные впечатления. Однако на прощание дадим и вам несколько советов.
Во-первых, обязательно побывайте в единственном частном музее минералов Хакасии, не пожалеете. Правда, оговаривайте экскурсию заранее и с помощью «Одноклассников», где Юрий Георгиевич ведёт свою страничку.
Во-вторых, делать это лучше всё-таки в тёплое время года, так как отопление в музее не предусмотрено. Но если мороз не страшен, то приезжайте в любое время.
Ну, и в-третьих, непременно что-нибудь приобретите на память. Хозяин за экскурсию берёт копейки, да и то ввёл плату лишь по инициативе самих гостей. Однако у Юрия Георгиевича всегда есть небольшие, но красивые образцы камней, которые можно за недорого купить.
Мы, к примеру, взяли окаменелое дерево, чароит и тот самый азурмалахит. В интерьере дома смотрятся великолепно.

Юрий АБУМОВ
Боградский район


Просмотров: 1411