Он украсил садами Сибирь

№ 147 (24504) от 25 ноября
Каждый садовод Хакасии в той или иной мере является продолжателем дела Михаила Саламатова (на фото). Это он вывел десятки зимостойких сортов плодово-ягодных культур, многие из которых сейчас растут на приусадебных участках республики, а также придумал различные садоводческие хитрости для защиты деревьев от ветра и холода. Каждый садовод Хакасии в той или иной мере является продолжателем дела Михаила Саламатова (на фото). Это он вывел десятки зимостойких сортов плодово-ягодных культур, многие из которых сейчас растут на приусадебных участках республики, а также придумал различные садоводческие хитрости для защиты деревьев от ветра и холода.

О селекционере Михаиле Саламатове, уроженце Хакасии, на родине знает разве что узкий круг специалистов. Зато за пределами республики память о Михаиле Николаевиче хранят очень бережно — в честь Саламатова называют новые сорта плодово-ягодных культур, на опыт доктора наук ссылаются многие учёные садоводы, имя профессора упоминается на научно-практических конференциях и семинарах Омска, Новосибирска, Челябинска и Екатеринбурга.


Век учись

Родился Михаил Саламатов 21 ноября 1902 года в деревне Когунек. То, что у ребёнка есть большие задатки, одним из первых заметил местный писарь, ссыльный революционер Владимир Алексеев, у которого работала мать будущего селекционера. Именно по настоянию Владимира Венедиктовича Мишу решили отдать учиться. В Когунеке школы не было, поэтому мальчику пришлось пере­ехать в соседнее село — Новомарьясово, где жила его бабушка. Окончив там начальное звено, Михаил поступил в новосёловскую церковно-приходскую школу, а спустя ещё два года — в высшее начальное училище в Ужуре. Следующие три года молодой человек проработал учителем в сёлах Улазы и Когунек. Однако из-за недостаточной (по его мнению) профподготовки он решил продолжить учёбу. На этот раз в Минусинском педагогическом техникуме.
Весной 1925 года, когда Михаил окончил второй курс, в учебном заведении открылось агрономическое отделение. Узнав об этом, молодой педагог, который с детства интересовался ботаникой, попросил о переводе. Директор техникума согласился, но при условии: прежде студент должен пройти производственную практику в саду Ивана Бедро.
Работа в плодопитомнике, да ещё под руководством Ивана Прохоровича, окончательно убедила Михаила Саламатова в правильности своего выбора. Вслед за учителем он проникся идеей разведения садов в Сибири и в итоге посвятил этому всю свою жизнь.


Нехожеными тропами

Надо сказать, 100 лет назад научные знания о садоводстве Сибири были весьма скудными. Во всей северной зоне России число садоводов-любителей едва достигало двух десятков человек.
Вот что, к примеру, писал по этому поводу Иван Бедро осенью 1925 года: «Относительно возможности садоводства в Сибири мнения очень различны не только среди практиков-садоводов, но и между учёными. Во всяком случае, что касается крестьян-сибиряков и переселенцев, то на основании бесчисленных неудачных опытов с привозными из России плодовыми растениями, у них сложилось твёрдое убеждение, что Сибирь не позволяет разводить здесь сады. Всё, что ни привозилось в Сибирь из-за Урала, в виде ли деревцов, семян и так далее, — всё здесь мёрзнет и бесследно погибает...
Я помню, как сейчас, крик отчаяния моих земляков-украинцев, с которыми встретился после ссылки в Сибирь в Минусинском уезде в 1909 году: «Всего тут вдоволь — и хлеба, и скота... Но вот беда — нет ни яблоньки, ни грушки, ни вишеньки... Вот пришло Рождество, и взвару не из чего сварить! Бабы ревут и рвутся домой из-за этого...».
Сам же Иван Прохорович был уверен, что суровый климат не является помехой для выращивания плодовых деревьев. Михаил Саламатов придерживался того же мнения. Поэтому сразу после окончания техникума он продолжил обучение в Омском государственном аграрном университете. Педагоги быстро разглядели выдающиеся способности студента. Его тут же позвали в кружок плодоводства и чуть ли не с первых дней начали привлекать к различным научным мероприятиям. За три года учёбы Михаил Николаевич успел попрактиковаться в нескольких колхозах в качестве агронома, а также принял участие в закладке садов, в том числе экспериментальных стланцевых. В январе 1931 года Михаила Николаевича, единственного со всего выпуска, направили на работу в аспирантуру НИИ плодоводства имени И.В. Мичурина. В 1933-м Саламатов уже возглавлял экспедицию на Южный Урал для обследования дикорастущих ягодников и кустарниковой вишни. По возвращении в Челябинск молодому учёному предложили место заместителя директора по сортоиспытанию и селекции косточковых плодовых растений на плодо-овощной опытной станции.
Руководитель производственного объединения «Сады России» Владимир Степанов в одном из интервью рассказывал: «История произрастания абрикоса в Челябинской области насчитывает более 75 лет. Впервые известный учёный Михаил Саламатов привёз в регион большое количество косточек маньчжурского абрикоса, и с тех пор в Челябинске встречаются места, где среди берёз и осин растёт дикий абрикос».
В 1944 году на одном из совещаний в Москве Саламатов встретился с директором Новосибирского сельхозинститута, который предложил ему создать и возглавить кафедру плодоводства при вузе. Михаил Николаевич очень скучал по Сибири, поэтому не раздумывая согласился на переезд. Первое, что сделал учёный на новом месте, — это заложил плодовый питомник. В 1951 году, после закрытия плодоовощного факультета, он перешёл работать в Центральный сибирский ботанический сад Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР. А спустя ещё несколько лет, по инициативе Михаила Николаевича, на базе сада была создана лаборатория интродукции и акклиматизации культурных растений, которая действует до сих пор.
— Михаил Саламатов — настоящее достояние Хакасии, — считает кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженный работник сельского хозяйства республики Турсунпулот Дускабилов. — Учёных-садоводов подобной величины в республике не было и нет. Он стал одним из первопроходцев сибирского культурного садоводства и внёс огромный вклад в развитие сельскохозяйственной науки и садоводства сразу нескольких регионов — на Южном Урале, Крайнем Севере, в Западной и Восточной Сибири. Михаил Николаевич участвовал в закладке десятков садов и ягодников в совхозах и на участках садоводов-энтузиастов. Кроме того, он стал автором целого ряда сортов плодовых, собрал богатейший исходный фонд для селекции и сортоизучения косточковых культур и вывел около 150 образцов сливы и вишни, тем самым заложив основу для дальнейшей гибридизации и создания новых сортов. И хотя мы не были лично знакомы с этим человеком, я глубоко уважаю его как специалиста. И даже назвал в честь Саламатова один из своих самых удачных сортов абрикоса.


Памяти Саламатова

Всего имя Михаила Николаевича носят как минимум четыре сорта плодовых культур. Кроме абрикоса, есть ещё слива, вишня и черёмуха «памяти Саламатова». Последнюю вывел Владимир Симагин, ученик легендарного селекционера. Над этим сортом он начал трудиться вместе с учителем. Но так как селекция — процесс длительный и обычно растягивается на десятилетия, то завершать исследование ему пришлось в одиночку — за четыре года до этого, весной 1981-го, Михаила Николаевича не стало.
В книге «Жизнь, озарённая мечтой», посвящённой Михаилу Саламатову, Владимир ­Сергеевич вспоминал: «Михаил Николаевич всегда очень конкретно давал мне задания и внимательно расспрашивал о сделанном. Я постоянно находился в зоне его внимания. Это объяснялось двумя причинами. Во-первых, он вообще был очень добросовестным и ответственным человеком. Во-вторых, хотя я был далеко не первым его аспирантом, других своих учеников он готовил по другим культурам, так как он был единственным в институте доктором наук — специалистом по садоводству. И Михаилу Николаевичу, который был прирождённым педагогом, очень хотелось вырастить специалиста, который мог бы продолжить его многолетнюю работу с косточковыми культурами».
— Дедушка Михаил был не только большим профессионалом своего дела, но и очень хорошим человеком, — подтвердила внучатая племянница учёного Людмила Ерлыкова, которую нам удалось разыскать в селе Новомарьясово. — Он до последнего был дружен со своей родной сестрой, моей бабушкой, Евдокией Николаевной Кузьминой. Брат с сестрой постоянно переписывались, созванивались, ездили друг к другу в гости. Дедушка всегда приезжал к нам с интересными гостинцами. Однажды, например, привёз из очередной научной экспедиции в Индию (в поисках новых видов растений Михаил Николаевич объехал чуть ли не полмира) набор фарфоровых слоников — на счастье. Ещё помню луковицы гладиолусов из Академгородка, которые он раздобыл специально для меня. Из них выросли такие экземпляры! Цветоносы — в человеческий рост.
Родственница учёного говорит, что после смерти Михаила Николаевича и его жены Клавдии Михайловны общение с их сыновьями и внуками прекратилось. Но Ерлыковы всё равно часто вспоминают Михаила Саламатова.
— Мы ведь с дедушкой были во многом похожи. Я, к примеру, тоже с ранних лет увлекалась растениеводством и даже выучилась на учителя биологии. А теперь мой внук проводит всевозможные эксперименты с деревьями, делает прививки, пробует разводить нетипичные для наших широт культуры. Недавно вырастил на подоконнике сеянцы дуба. Несколько штук привёз нам. К сожалению, зиму они перенесли плохо. Выжило только одно деревце. Зато какое хорошее и крепкое получилось, — добавила Людмила Александровна. — Грустно, конечно, что о Михаиле Николаевиче на родине практически забыли. Сам-то он очень любил эти края. Постоянно повторял, что нет на земле краше места, чем Хакасия.

Справка

Иван Бедро — основоположник сибирской селекции и садоводства.
В 1909 году его за участие в крестьянском движении сослали с Полтавщины в Сибирь. Сначала легендарный садовод проживал в деревне Быстрая Минусинского уезда. Затем перебрался на остров Тагарский. Там он разбил огромный сад, на базе которого спустя несколько лет открылась первая за Уралом опытная станция садоводства и бахчеводства.
Всего Иван Бедро основал под Минусинском три сада — Старый, Новый и Дальний. Он вырастил сотни районированных яблонь, полуяблонь, абрикосов, вишен, слив и других плодовых деревьев, а также разработал способы защиты культурных растений от неблагоприятных погодных условий, идеями до сих пор пользуются садоводы.

Татьяна ГОЛОВКОВА



Просмотров: 138
Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...