Суицид или убийство?

№ 131 (24488) от 14 октября
Суицид или убийство?
Коллаж: Лариса Баканова, «Хакасия»

19 декабря 2019 года в статье «Крик из многоэтажки» (№№ 241 — 242) «Хакасия» рассказала о гибели 36-летней жительницы города металлургов, которая не то выпала, не то выпрыгнула, не то была выброшена из окна последнего этажа высотного дома.

В квартире, где в тот момент находились её муж и маленькая дочка, нашли предсмертную записку, написанную чужим неряшливым почерком. В послании есть даже орфографические ошибки. При том что женщина больше десятка лет проработала в регцентре архивариусом, имела три высших образования и была очень грамотным человеком. Родственники погибшей с тех пор добиваются тщательного и справедливого расследования обстоятельств трагедии. По их словам, Марина не собиралась сводить счёты с жизнью, а хотела в ближайшее время подать на развод с опостылевшим мужем.

За что страдала и терпела?

Итак, обратимся к хронологии событий.
13 июля 2019 года в 15.12 в саяногорскую станцию скорой помощи поступило сообщение о том, что на асфальте вблизи одного из домов Советского микрорайона обнаружено тело молодой женщины. Приехавшая в 15.18 бригада медиков зафиксировала факт смерти, указав в заключении, что кожные покровы погибшей бледные, с признаками цианоза (синюшного оттенка кожи и слизистых оболочек). Следственно-оперативная группа прибыла на место происшествия спустя полчаса после трагедии. И буквально в течение суток органом следствия был сделан вывод о том, что несчастная покончила жизнь самоубийством.
При этом полиция в ходе начатого расследования упорно не реагировала на те доказательства, которые собрали родные погибшей. Так, следователь отказалась принять вещи Марины со следами насилия: куртку с пятнами крови, золотое обручальное кольцо, которое было сильно погнуто, порванную золотую цепочку. Не изъяла одежду из морга, не сделала срезы из-под ногтей, не провела экспертизу потожирового следа на предсмертной записке. В общем, следствием были проигнорированы и утрачены важнейшие улики.
Сестра погибшей, депутат Верховного Совета Хакасии Наталья Казанцева уверена: гибель Марины — это дело рук мужа-тирана. Она утверждает, что Давид безо всяких на то причин систематически изводил и избивал супругу. За пару недель до трагедии молодая женщина решила развестись со своим мучителем, который, узнав об этом, сделал её жизнь вовсе невыносимой. Сохранились записи телефонных разговоров, в которых Марина жаловалась старшей сестре на издевавшегося над ней мужа. Всего за несколько часов до смерти она приходила в квартиру к родственникам вся в слезах: у неё всё тело было в шрамах и синяках, рассечён подбородок, болела рука. Наличие у погибшей прижизненных телесных повреждений (в частности, сломанной ключицы), полученных за 4 — 7 дней до падения, установлены и заключением судебно-медицинской экспертизы.
Бывшая соседка погибшей женщины Карина Парфёнова корреспонденту «Хакасии» рассказала: текст её объяснения следователю, в производстве которого на тот момент находились материалы проверки по факту гибели Марины, уже был набран на компьютере. И на вопрос свидетельницы: «А вы разве не будете меня ни о чём спрашивать?» — следователь ответила, что не видит смысла тратить на это время. Мол, и так всё понятно: это самоубийство.

Вялотекущее расследование

Падение молодой женщины с девятого этажа можно было бы списать и на несчастный случай, если бы не одна любопытная деталь: при осмотре подоконника квартиры, откуда упала женщина, криминалисты не обнаружили отпечатков пальцев погибшей. Спрашивается: как можно выпасть с такой высоты, не оставив следов пальцев на окне? Ну, разве только если с разбегу — рыбкой … Или, может быть, кто-то специально уничтожил следы собственного присутствия и борьбы?
После долгого ожидания и обращений родственников по факту трагедии всё-таки было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «Доведение до самоубийства». Произошло это в августе 2019 года. После чего расследование приобрело, откровенно говоря, характер «вялотекущего процесса». На сегодняшний день сменилось уже шестеро следователей, а воз, как говорится, и ныне там.
Представитель потерпевшей стороны по доверенности — юрист с многолетним стажем Алёна Бочкова считает, что версия убийства молодой женщины следствием даже не рассматривалась. При этом скороспелый вывод о самоубийстве Марины изначально был сделан даже при отсутствии результатов судебно-медицинской экспертизы и без опроса родных. Был опрошен только один человек — её муж, от рукоприкладства которого она постоянно страдала.
— На очной ставке сотрудник уголовного розыска нам пояснил, почему он не опросил родственников погибшей, — рассказала Алёна Александровна. — Ему, оказывается, следователь запретила. В общем, преступление, очевидно, у нас расследуется только тогда, когда конкретное заинтересованное должностное лицо кому-то разрешает что-то делать.
Судебно-медицинская экспертиза была начата только через два дня после трагедии и длилась полтора месяца. Вывод тот же: суицид. Но тут возникли вопросы по целому ряду необъяснимых фактов. А именно — почему после падения тела в местах открытых переломов и рассечений не наблюдалось кровотечения? Ведь в таком случае вполне можно предположить, что с девятого этажа летело уже мёртвое тело.
После многочисленных обращений и жалоб родственников Марины в текущем году было проведено ещё два независимых комиссионных исследования — в апреле в Москве и в августе — в Красноярске.
Московские эксперты пришли к выводу: точно установить давность наступления смерти не представляется возможным, однако трагедия случилась, как минимум, за один-три часа до приезда сотрудников следственно-оперативной группы. Согласно осмотру места происшествия, труп на ощупь был прохладный.
Напомним, медики появились на месте ЧП через шесть минут после обнаружения женщины на асфальте и установили, что смерть носит криминальный характер. Кожные покровы погибшей бледные, с синюшным оттенком, а также с наличием цианоза. Такое бывает при недостатке кислорода в крови, что является одним из признаков асфиксии (удушья). В мышцах — слабое трупное окоченение, которое за считанные минуты уж точно не могло наступить. Однако при отправке документов в Москву хакасские следователи почему-то не приобщили карту вызова скорой помощи к материалам расследуемого дела.

«Выводы ошибочные, необъективные»

При анализе судебно-меди­цинского заключения, выполненного экспертом Саяногорского бюро МСЭ Ириной Пановой, красноярские специалисты выявили следующие недостатки и нестыковки. В протоколе осмотра места происшествия указано, что в области поясницы погибшей отчётливо были видны трупные пятна. Появляются они через 2 — 4 часа после наступления смерти. В карте вызова скорой помощи также установлены признаки, подтверждающие, что женщина умерла ещё за несколько часов до приезда медиков.
Кроме того, при осмотре тела зафиксированы царапины и кровоподтёки на шее погибшей, характерные для удавления руками. «Механическое задушение приводит к быстрой потере сознания вследствие сдавливания сосудисто-нервных пучков. При наружном осмотре трупа вскоре после наступления смерти кожа лица обычно резко циатонична», — указывает в своём заключении красноярский эксперт.
И вот главный вывод: «Указанные повреждения могли повлечь кратковременную потерю сознания женщины и, как следствие, невозможность совершать активные действия. Под активными действиями в данном случае следует рассматривать возможность потерпевшей самостоятельно дойти до оконного проёма и подняться на подоконник, то есть совершать координированные мышечные движения. Основным моментом, который исключает возможность сознательных действий при повреждении головного мозга, является потеря сознания. Она служит признаком сотрясения головного мозга и поэтому может наблюдаться при относительно лёгких повреждениях его. Также не исключается сочетанное воздействие на органы шеи, вызвавшее потерю сознания после получения травмы головы».
Таким образом, мать троих детей, найденная под окнами городской многоэтажки, на момент своего падения уже была мёртвой. По мнению красноярских специалистов, представленное им на оценку заключение от 04.09.2019 саяногорского эксперта Пановой Ириной Сергеевной выполнено «не в полном объёме, не объективно, с некоторой долей формального подхода к исследуемому материалу и со значительной степенью ошибочных суждений». Как следствие — сделанные экспертом выводы о причинах и времени смерти погибшей жительницы Саяногорска «не отвечают действительности, являются необъективными и ошибочными».
С учётом вновь появившихся экспертных заключений сотрудниками СКР назначена эксгумация тела погибшей. Своё согласие на эту процедуру в установленном законом порядке уже дали мать, сын, сестра Марины. Против выступает только вдовец...

Тамара КИРИЧЕНКО



Просмотров: 164
Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...