«Вы же сами отказались!..»

№ 30 – 31 (24387 – 24388) от 18 февраля
«Вы же сами отказались!..»
Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

На днях в редакцию «Хакасии» пришла жительница Абакана 72-летняя Татьяна Музурова и рассказала, как добивалась справедливости и защищала свои права.

В своё время женщина работала на руководящей должности в общепите, 17 лет прожила на Севере. Татьяна Михайловна вышла на заслуженный отдых 22 года назад и теперь, не имея иного дохода, живёт на одну пенсию. Она даже в страшном сне представить себе не могла, что по надуманному предлогу будет лишена своих честно заработанных денег и окажется без средств к существованию. Впрочем, обо всём по порядку.
«Летом 2019 года мне нужно было уехать за пределы Хакасии, а пенсию я получала в почтовом отделении по месту своей временной регистрации в Черногорске, — рассказывает Татьяна Музурова. — Чтобы в моё отсутствие положенная мне выплата не доставляла никому лишних хлопот (начислять и включать в ведомость, а после оформлять возврат неполученной суммы), я письменно обратилась в черногорское управление Пенсионного фонда. Заявление было следующего содержания: «Прошу не начислять и не выдавать пенсию до моего разрешения». Зарегистрировала его в приёмной, забрала себе второй экземпляр письма с отметкой и со спокойной душой покинула стены учреждения.
Но вскоре мне позвонила сотрудница из Пенсионного фонда и сообщила, что заявление, которое я написала, оформлено «неправильно» и его нужно переделать. Для этого мне необходимо обратиться к любому оператору Пенсионного фонда — там всё исправят.
В назначенное время я приехала в офис черногорского управления Пенсионного фонда. Все сотрудники клиентской службы на тот момент были заняты, кроме Татьяны Белецкой, к ней и обратилась. Как только назвала свою фамилию и объяснила причину прихода, оператор сказала: «Я в курсе». Она попросила мой паспорт, стала что-то писать. Затем передала мне несколько уведомлений, сказала расписаться там, где стоит отметка (галочка), что я и сделала. Как мне показалось, сотрудница была чем-то озадачена, при этом всё делала молча, не вступая со мной в диалог и не задавая никаких вопросов. В итоге, забрав нужные бумаги, Белецкая отдала мне вторые экземпляры и вернула паспорт.
Попрощавшись, я со спокойной душой уехала. Три месяца провела в другом регионе, в декабре вернулась и подала заявление о переводе своей пенсии в Абакан и о выплате всей ранее недополученной суммы. На что получила из Черногорска шокирующий ответ: «Никаких выплат вам не будет, вы от пенсии отказались...»
Только представьте моё состояние в тот момент! С какой стати, скажите на милость, я бы стала добровольно, будучи в здравом уме, отказываться от пенсии?! Когда каждый рубль важен, ведь иных источников дохода у меня просто нет.
После бессонной ночи пришла в абаканское управление Пенсионного фонда, там руководитель и оператор убедили меня написать заявление о начислении пенсии вновь. Я заподозрила, что был в этом подвох, но какой именно — понять не могла. За помощью решила обратиться к руководителю Хакасского управления Пенсионного фонда Виктору Филонову, записалась к нему на личный приём. Его секретарша, узнав по какому вопросу обращаюсь, сказала: «Вам позвонят». Но мне никто не позвонил, и на приём я не попала. Когда через некоторое время совершенно случайно столкнулась с Филоновым в здании Пенсионного фонда и в присутствии большого количества людей спросила, почему к нему нет доступа, он всё же пригласил меня в кабинет.
Разбираться с моей проблемой Виктор Алексеевич не стал, только пояснил, что при начислении пенсии вновь я потеряла около 700 рублей. И то, что по вине сотрудников неизвестно куда подевалось моё заявление из пенсионного дела, его даже не заинтересовало.
После этого я обратилась в суд с иском об оспаривании решения черногорского управления Пенсионного фонда о прекращении выплаты мне пенсии, от которой я никогда не отказывалась, а просила только приостановить выплату в связи с моим отъездом из города на длительное время.
В ходе судебного разбирательства представитель ответчика Елена Пениоза настаивала на том, что специалист Белецкая якобы разъяснила мне последствия прекращения выплаты пенсии. Сама Белецкая утверждала то же самое, хотя в день приёма она вовсе не разговаривала со мной, а только подавала для подписи бланки.
От такой наглости, с которой столкнулась, я даже дар речи потеряла. По сути, меня выставили какой-то сумасшедшей, которая вдруг ни с того ни с сего отказалась от своего единственного дохода. Я считаю, сотрудники Пенсионного фонда обязаны помогать пенсионерам, делать всё, чтобы не ущемлялись их права и законные интересы, а не отнимать последнее, как это со мной получилось.
Но суд в иске мне отказал. Председательствующая по делу судья Ключикова Ю.С. пришла к выводу, что решение Пенсионного фонда «вынесено законно и обоснованно», расценив моё заявление от 16 августа 2019 года как отказ от пенсии, а не выражение воли о временном приостановлении выплаты с её начислением.
Решение черногорского городского суда я обжаловала в Верховном суде Хакасии. Судебная коллегия, изучив материалы дела, разложила буквально по полочкам все юридические моменты, важные для правильного понимания сложившейся ситуации, и признала решение суда первой инстанции незаконным.
В апелляционном определении в частности говорится, что «Музурова Т.М. не имела намерения и волеизъявления на отказ от получения ранее назначенной ей страховой пенсии по старости. Об отсутствии такого намерения свидетельствует её первоначальное обращение о приостановлении выплаты пенсии».
Судебная коллегия также обратила внимание на то, что в поданном заявлении отсутствуют разъяснения последствия отказа от пенсии: «Пенсионер Музурова Т.М. могла заблуждаться относительно правовых последствий подачи ею заявления о прекращении выплаты пенсии, тогда как сотрудники пенсионного органа... должны были разъяснить пенсионеру все последствия отказа от получения назначенной страховой пенсии, формальный подход в данном случае не соответствует целям пенсионного законодательства и конституционным принципам пенсионного обеспечения». Пояснения работника Пенсионного фонда Белецкой апелляционным судом признаны несостоятельными, поскольку они противоречат доказательствам, имеющимся в деле.
Казалось бы, поставлена точка. Но работники черногорского управления Пенсионного фонда на этом не остановились — подали кассационную жалобу в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции. 14 января в городе Кемерове состоялся судебный процесс, который они тоже проиграли.
Хочу, чтобы моя история послужила кому-то уроком. Чтобы пожилые люди при получении бланков типовой формы в Пенсионном фонде, прежде чем ставить свои подписи, требовали расшифровать и разъяснить ссылки на законы, имеющиеся в текстах извещений. То есть совет такой: что подписываете — обязательно читайте, иначе можно угодить впросак, а потом кусать локти и очень долго бегать по инстанциям, тратя своё время и нервы, как это случилось со мной.
Ну а теперь обратимся к законам природы: если где-то убыло — значит где-то прибыло. И если меня незаконно лишили трёх моих пенсий, выходит, это было кому-то нужно? Иначе зачем с таким упорством, достойным лучшего применения, сотрудникам Пенсионного фонда понадобилось отстаивать в судах свою «правоту»? Разве не честнее им было бы, не вступая ни в какие конфликты и судебные тяжбы, просто начислить и выплатить сумму, причитающуюся пенсионеру по закону?»

Тамара КИРИЧЕНКО

P.S. Редакция готова предоставить возможность изложить свою точку зрения упомянутым в публикации представителям Пенсионного фонда.



Просмотров: 108
Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...