Свою речь народ пронёс через века

№ 87 – 88 (24194 – 24195) от 19 мая
«Уйбатский памятник, вырезанный руническими письменами», — такую запись сделал Даниил Готлиб Мессершмидт, обнаруживший уникальную находку в августе 1721 года на берегу реки Уйбат, близ современного аала Чарков. Лишь в 1893 году учёный Вильгельм Людвиг Томсен смог расшифровать эти надписи. «Уйбатский памятник, вырезанный руническими письменами», — такую запись сделал Даниил Готлиб Мессершмидт, обнаруживший уникальную находку в августе 1721 года на берегу реки Уйбат, близ современного аала Чарков. Лишь в 1893 году учёный Вильгельм Людвиг Томсен смог расшифровать эти надписи.
Рисунок: Отто Хьялмар Аппельгрен-Кивало

Год хакасского языка, объявленный в республике, побуждает обсудить и наметить деятельность связанных с этой областью наших учреждений науки, образования и культуры. Задача сохранения материнского языка коренного народа настолько значима, что, несомненно, выскажутся многие.

Историку и археологу также видны в сфере гуманитарных наук не использованные пока ценные возможности. Речь пойдёт о задачах ХакНИИЯЛИ.
Мы привыкли воспринимать хакасский язык в рамках лингвистической систематики. Он действительно принадлежит к тюркской семье языков. Но разве его можно спутать с каким либо другим языком этой обширной группы? Он обладает богатством, которого, увы, лишены многие иные тюркские языки.
Большинство тюркских языков не имело в своей истории этапа древней рунической письменности. Хакасия же через год вольна отметить 300-летний юбилей её открытия (август 1721 года). Ныне найдено уже более 200 памятников енисейского письма. Доказано его использование не неким общетюркским миром, а средневековым Древнехакасским государством. Тюркский же и Уйгурский каганаты знали иное — орхонское письмо.
Не в орхонских, а в енисейских надписях мы встречаем местные отклонения от литературных норм той эпохи. Таковы, например, начало слов со звука м вместо б (мен, а не бен «я»; меңкю вместо беңкю «вечный») и произношение з вместо д (кез, а не кед «очень»). Узнаёте? Хакасское мин вместо, скажем, турецкого бен, и хакасское азах вместо адак
«нога».
А ведь речь идёт о надписях 1200-летней давности. Речь, высеченная на вечных камнях, всерьёз отвечает на вопрос, какой язык начал звучать на Енисее 22 века назад. Не общетюркский, а прахакасский. Наука знает: хакасский народ сложился на этой земле. И через 22 века существования пронёс свою и сегодня звучащую речь.
Новым руководителем единственного в мире хакасоведческого научного института назначена кандидат наук Н.С. Майнагашева — филолог, знаток как живого, так и нормативно-литературного хакасского языка, профессиональный литературовед, обладающий ещё и опытом полевого экспедиционного сбора языкового материала. Поэтому ныне у нас есть все основания ждать, что Хакасский НИИЯЛИ обратится к памятникам енисейской древнехакасской письменности. Увидит в их строках не только своеобразную лексику, но и самобытную поэтику. Сделать это способны лишь литературоведы и фольклористы, пропитанные звучанием родного языка.
Понятно, что в такое исследование войдут материалы всех южносибирских языков тюркской группы (тувинского, шорского, алтайского, чулымского, тофаларского) и их диалектов. И ни от кого, кроме Хакасского НИИ, мировая тюркология не вправе ждать такого научного подарка.
Год хакасского языка совпал с 50-летием издания в «Учёных записках ХакНИИЯЛИ» (выпуск XIV, 1970) статьи Л.Р. Кызласова «О литературе и фольклоре средневековых хакасов». Тогда, впервые выделяя это научное направление, Леонид Романович призывал не оставлять его без внимания и, расширяя возможности исследования, активизировать сбор нового фольклорного и освоение давнего архивного материала.
Археологами показано бытование в искусстве раннего железного века поныне известных в Хакасии фольклорных мотивов (М.П. Грязнов, 1961). Выявлена и особая жреческая традиция, существовавшая на наших землях с IV века до нашей эры по VI век уже нашей эры. Речь идёт об изготовлении мумий и погребальных портретов. Из века в век это делали профессионалы. Жрецы-профессионалы возводили и курганы типа Салбыкского. Какие гимны они пели на протяжении 800 — 900 лет? Ответят только язык и фольклор.
Не может быть целиком потеряно в народном сознании и языке также мировоззрение манихейского вероучения, монументальные храмы и надписи которого открыты в Хакасии. Одна из самых книжных, энциклопедических религий средневековья, насаждавшая письмо и грамотность, владела здешними умами не менее 600 лет подряд. Доказана степень образованности того времени: любой монах на Енисее в X веке мог читать о том, что было на Евфрате во времена основания этой веры в III веке — на семь веков раньше. Задача науки — выделить следы этой былой образованности предков.
Поколение учёных, некогда способных поставить и разрешить эти задачи, уже катастрофически поредело, а в большинстве своём ушло. Перед Хакасией стоит важнейшая для современной жизни задача — возобновить ряды учёных гуманитариев. И прежде всего сделать то, чего нельзя больше сделать нигде в мире: взрастить и умножить исследователей-хакасоведов. Знатоки хакасского языка и всех возможных сфер и форм его бытования необходимы в первую очередь. Ничто не сможет здесь заменить и не должно приуменьшить роль Хакасского научно-исследовательского института.
Разумеется, первостепенной задачей возрождающегося ныне ХакНИИЯЛИ является укрепление и развитие научной, образовательной и источниковедческой базы, направленной на поддержание жизнеспособности хакасского языка сегодня. Именно наука обязана обеспечить политической сфере республики возможность полноценной реализации государственного статуса обоих языков наших земель: русского и хакасского. Русский язык заслуженно пребывает в центре внимания всей России, сосредоточиться на хакасском языке — внутренняя задача властных органов Хакасии, а в науке — Хакасского НИИЯЛИ.

Игорь КЫЗЛАСОВ,
доктор исторических наук
Москва



Просмотров: 42

Загрузка...