Самый лучший путь — неизведанный. Самое интересное дело — невозможное

№ 84 – 85 (24191 – 24192) от 14 мая
Тарика Сунчугашева: «Китайский язык невозможно выучить, его лишь можно бесконечно совершенствовать». Тарика Сунчугашева: «Китайский язык невозможно выучить, его лишь можно бесконечно совершенствовать».
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

События последних месяцев отучили нас воспринимать Китай в отрыве от таких слов, как «пандемия», «коронавирус», «изоляция», «карантин». Хотя на самом деле Китай сегодня — это не только передовая экономика, но и центр качественного образования, куда стремятся молодые люди со всего мира.

Но, как всякая вершина, данный центр покоряется не всем. Поэтому сегодня мы прежде всего будем говорить о силе воле и старании, об умении преодолевать трудности и обстоятельства, о способности воплощать свою мечту в реальность и о готовности не останавливаться, продолжая идти дальше.
Потому что лишь так и только так наша землячка Тарика СУНЧУГАШЕВА смогла пройти путь от ученицы школы села Верх-Аскиз до студентки Северо-Восточного университета финансов и экономики в городе Далянь (провинция Ляонин, КНР).

 

 

 

«Страшное место»


Конечно, между школой в родном селе и заграничным университетом были национальная гимназия в Абакане, которую она окончила в 2014 году, и Бурятский госуниверситет в Улан-Удэ, где она получила диплом о высшем образовании в 2018 году. Был также год на перепутье, когда решался главный вопрос: «Остановиться на достигнутом или прыгнуть выше головы?» К счастью, прыжок не только был выбран, но и удался!
Поэтому сегодня Тарика учится в китайском университете. А ещё она — из тех немногих, кто побывал в «том самом» городе Ухань.

— Расскажи, что это за страшное место?
— На самом деле, Ухань — прекрасный город, — не согласилась девушка. — С одной стороны, очень развитый и современный, а с другой, традиционный уклад здесь ощущается во всём: и в архитектуре, и в обустройстве, и в отношениях между людьми.
Ухань — растущий мегаполис. Пока мы ехали на автобусе до университета, видели, что повсюду идёт строительство. И в то же время городские кварталы легко уступают место садам, паркам, аллеям, озёрам. Кстати, наш студенческий кампус располагался у Восточного озера, да и сам Ухань стоит на реке Янцзы...


Очевидный выбор цели


— Ради спокойствия граждан сообщим, что в Ухане ты была в 2017 году, то есть задолго до нынешних событий. А теперь узнаем: как там оказалась?
— Ещё в гимназии стала интересоваться изучением языков. Мама и старшая сестра Карина моё увлечение поддержали. А после того, как мы узнали, что студенты БГУ отправляются на языковую стажировку за границу, вопрос «Куда поступать?» был решён.

— Получилось?
— Не совсем. Я хотела изучать японский и корейский языки, но из-за жёсткой конкуренции на бюджетное место не попала. Прошла на специальность «филология Центральной Азии» с изучением турецкого и китайского.

— Ясно. Только при чём здесь Ухань?
— На третьем курсе в учебной программе стояла обязательная стажировка за границей сроком на один семестр. У Бурятского университета есть договор о взаимном обмене студентами с университетом города Хух-Хото (Внутренняя Монголия, КНР). Но от преподавателя китайского языка мы узнали о возможности получить грант института Конфуция. И чтобы его получить, пришлось записаться на специальные курсы, сдать экзамены и получить билет в Китай.

— А чем так хорош грант?
— Это бесплатное обучение, проживание, стипендия, медицинская страховка в течение одного семестра. То есть все условия для учёбы за границей.
Поехали многие. Со мной одним рейсом полетели две девочки из Хакасии, одна из Бурятии. Приземлились в Пекине. Затем двое уехали в Чанша. Я и Саяна Шалгинова — в Ухань.
Для меня в той поездке всё было удивительно и впервые, включая перелёт на самолёте. Ухань же и вовсе очаровал. Это сейчас у города недобрая слава, в действительности же Уханьский университет считается одним из самых лучших в Китае, и там мечтают учиться практически все студенты.


Нелегки языковые пути


— Как вообще страна? Дружелюбная?

— Дружелюбная. Хотя не без хитрости.
Например, в аэропорту Пекина мы подошли к стойке «Такси». Девушка-менеджер, видя иностранцев, сразу радушно начала с нами работать. Тут появились китайцы, которым тоже надо ехать. Девушка через наши головы кричит своим: мол, здесь слишком дорого, идите в другое место.
Мы это поняли, но виду показывать не стали. К тому же нам дали большую машину, и мы влезли все четверо, со всеми чемоданами. А так пришлось бы брать два такси.

— Слушай, а как тебе языковая наука даётся? Не тяжело?
— Мне нравится. Тяжело — это когда насильно себя заставляешь, потому что надо. А должно быть интересно. Если интересно, то любые трудности преодолимы. Хотя одна история, когда ты изучаешь язык в аудитории с преподавателем, и совсем другая, если ты попадёшь в среду носителей языка и начинаешь с ними говорить. Именно начать говорить было труднее всего в Ухане, где всё обучение шло на китайском.
Вспоминаю случай в Пекине, где я получила сильнейший удар по самолюбию. Мы намеренно спланировали наш выезд так, чтобы три дня провести в столице. Надо было походить, посмотреть, окунуться в атмосферу.
При этом спуститься в метро побоялись, залезть в автобус не решились, таксисту толком объяснить, где находится хостел, не смогли. Поэтому изучали город пешком. Как-то зашли в заведение типа Макдоналдса. Девчонки сделали заказ и ушли за столик, я же осталась одна перед кассиром и пытаюсь заказать воды. Вода по-китайски будет «шуй», произнесённое третьим тоном. Но как я ни произносила, кассир меня не понимал. Чуть не разревелась прямо у кассы, и пришлось звать на помощь. Девочка одна помогла, хотя произнесла вроде бы точно так же, но её поняли. В результате у меня чуть вся мотивация к изучению языков не пропала…

— В китайском языке есть ещё и тона?
— Да, четыре тона. Можно один и тот же слог произнести четырьмя тонами, и это будет обозначать совершенно разное. Так что поначалу было нелегко, но затем всё-таки удалось адаптироваться и наладить процесс учёбы.


От смеха до паники


— Ты говорила про университет...

— Весной — это просто райский сад. Каждую весну в сезон цветения китайской вишни он преображается до неузнаваемости. Красота удивительная. И поэтому в такой период посторонних на территорию кампуса пропускают лишь за деньги, а студенты на входе предъявляют свои документы.

— Для моего уха слово «кампус» звучит не совсем привычно.
— Это студенческий городок, где располагаются общежития, учебные аудитории, магазинчики, столовые и другие строения. Здания выполнены в традиционном китайском стиле с красивыми черепичными крышами в виде пагоды. Но это не всё.
Любой кампус — это ещё и кусочек собственной природы, где есть лес, парк, холм, пруд. Здесь можно долго гулять дорожками, аллеями, тропами и наслаждаться тишиной, свежим воздухом, приятными видами. Вся эта красота огорожена. Но традиционно имеются четыре входа ровно по сторонам света: южный вход, северный, западный, восточный.

— Общежития чем-то отличаются от наших?
— В Ухане мы жили в общежитии с блочной системой. В одном блоке — четыре комнаты, каждая на двух человек, с общим туалетом и душем. В соседях девчонки из Пакистана и Непала. Было и новое общежитие, где имелись одноместные комнаты со своим душем и туалетом. Но с заселением вышла целая история.
Когда мы приехали, нас и поселили в эту крутую общагу, но сказали, что надо заплатить 7200 юаней, или 70 тысяч ­рублей. Хотя по условиям гранта вроде бы всё включено и ничего платить не надо. У нас таких денег не было да плохой китайский — и вот она, паника. В безвыходной ситуации нам помогла студентка с Украины Оксана, которую специально вызвали в офис. Та была здесь уже на годовой стажировке, китайским владела лучше и помогла нам перебраться в другое общежитие, где мы заплатили по 2500 юаней.
В итоге же всё оказалось совсем не так. Это была не плата за жильё, а залог. И когда пришла первая стипендия, нам все деньги на карту вернули. То есть мы элементарно не поняли суть вопроса. Несмотря на такие истории, семестр в Ухане мы провели хорошо, весело, и тогда ничего не предвещало беды.


Через пятый уровень


— Однако сегодня я разговариваю со студенткой не Уханьского университета. Как так вышло?
— В 2018 году я окончила БГУ. Но ещё до завершения учёбы подала документы на получение китайской правительственной стипендии. Есть такая возможность — обучение в этом случае предполагается на китайском или английском языках, но уже по конкретным специальностям.
Документы подала в Ухань, Шанхай и Циндао. В Ухань (слава богу) не прошла, большая конкуренция в топовый университет. В Циндао меня проигнорировали. В Шанхай поступила, но не получила стипендию. Пришлось отказаться и вернуться в Хакасию. Поработала преподавателем английского в частной языковой школе…

— И не отказалась от намеченной цели?
— Да, решила попробовать ещё раз. В том же 2018 году одна девочка из Хакасии поступила в университет в Даляне. Поэтому выбор пал на него.
Но в 2019 году правила поступления изменились — надо было связаться с научным руководителем, с которым бы студент хотел работать. Я написала несколько раз, ответ не получила. То есть двери закрылись.
Но тут одногруппница (по Улан-Удэ), которая уже училась в Даляне, сообщила, что здесь работает Северо-Восточный университет финансов и экономики, где есть специальность «менеджмент туризма», куда я и хотела попасть в 2018 году. Подача документов в электронном виде без согласования с научным руководителем. В пакет документов входит языковой сертификат...

— Сертификат?
— Знание китайского языка иностранцами градируется на шесть уровней. Я подавала документы с четвёртым уровнем и никуда не поступила. Надо было ситуацию исправлять, и осенью 2018 года в Томске сдала на пятый уровень. Слава богу, родные меня снова поддержали!
В начале 2019 года подала документы в Далянь, Сучжоу и Гуанчжоу. В Китае говорят: «В небесах есть рай, а в Китае — Сучжоу и Ханчжоу». Легендарные и, видимо, очень красивые города, куда мечтают попасть и сами китайцы. Я тоже постараюсь. Пока же мне выпал Далянь.
В августе 2019-го узнала, что поступила именно туда со стипендией, и в конце месяца отправилась также через Пекин.


Лабиринты Китая


— На этот раз была увереннее в себе?
— Да, гораздо, но это не помешало мне вновь попасть в нелепую ситуацию.
Мы прилетели ночью вдвоём с Лией Майнагашевой из Абакана. Она была студенткой университета в Пекине и сразу отправилась в общежитие. Я осталась до утра, чтобы на метро добраться до хостела. Мне надо было попасть в хутун — это старые районы города, где бесконечное количество улочек с традиционными китайскими домами. В реальности здесь такие лабиринты, что можно легко потеряться и не найтись.
В семь утра на метро в нужный район приехала и часов пять-шесть искала свой адрес. При этом у меня был огромный чемодан, рюкзак, стояла жара больше 30 градусов, китайской симки на телефон не было, чтобы позвонить в хостел.
Но в отчаяние впадать не стала, заглянула в ближайшее кафе и там попросила китаянку поделиться Интернетом. Зашла на сайт хостела, отменила бронь, зашла на сайт другого хостела недалеко от Запретного города, забронировала место, поймала такси и уехала туда. Называется, хотела сэкономить на общественном транспорте.
Впрочем, я ещё не раз терялась. Город такой, что не туда завернёшь — и всё.


Подруга из Болгарии


— Хорошо, давай отправимся в Далянь. Там уже проблем не было?

— Меня встретили подруги, устроили на ночлег в своём общежитии, утром отвезли в университет. Далее регистрация в офисе иностранных студентов, получение указаний, заселение в общежитие, покупка вещей типа тазика, чайника, получение китайских сим-карт.
Для этого всех, кто был в офисе, загрузили в мини-автобус и повезли в салон сотовой связи. По дороге я успела подружиться с девушкой из Болгарии, которую зовут Марьяна Манчина, и прямо как на заказ нас поселили в одну комнату. Теперь мы большие подруги.

— Как идёт учёба?
— Прекрасно. Мы входим в группу магистров с обучением на английском языке по специальности «менеджмент туризма». Занятия идут с восьми до 12. Затем полтора часа обед и снова занятия. Экзамены проходят в основном в двух формах: либо это презентация проекта, либо задания и решение их на время. В качестве оценок баллы. Необходимый минимум — 60 баллов.
У меня самый низкий результат вышел по микроэкономике — 66 баллов. Да, было тяжело, но мы это сделали. А самый лучший — 95 баллов. Так что в целом всё оказалось не так страшно.


Берег Жёлтого моря


— Далянь отличается от других мест Китая, где ты побывала?
— Сильно. Город располагается недалеко от Южной Кореи. На самолёте до Пекина и Сеула примерно одинаковое время полёта — около часа. К тому же для России это знаковое место, ведь здесь располагался легендарный Порт-Артур.
Далянь — по-настоящему современный город с населением в шесть миллионов человек. Здесь очень мало каких-то традиционных построек, да и климат совсем другой, более холодный. Всё-таки берег Жёлтого моря. В том же Ухане постоянно влажно и душно, даже вещи на балконе не просыхают. В Даляне воздух свежий, морской. Зимой холодные ветры — и зимняя куртка тут в самый раз.
По всему городу разбросаны студенческие кампусы. И мне очень нравится их атмосфера. В принципе с территории кампуса можно и не выходить. Там есть всё. А благодаря большому количеству иностранных студентов ещё и очень насыщенная культурная жизнь. Постоянно идут какие-то фестивали, выступления, конкурсы — представители разных народов демонстрируют свои национальные традиции, песни, танцы, кулинарию. Со мной учатся студенты из Болгарии, Мексики, Черногории, Пакистана, Индии, Индонезии, Таиланда, Вьетнама, Камеруна, Монголии.
Кому хочется чего-то большего, то в Даляне хватает и баров, и ночных клубов. Некоторые из них обслуживают только иностранных студентов. При этом ни у кого ни к кому претензий нет. Эксцессы на какой-либо почве отсутствуют. Мир, дружба, интернационал в настоящем значении этих слов.


Незаметная эпидемия


— Извини, но без вопроса о коронавирусе не обойтись.

— Мы долго ничего не знали. Далянь на окраине страны, и то, что происходит где-то там, не скоро приходит сюда. Поэтому об эпидемии мне сообщила мама, находясь в России. Я была не в курсе. У нас шли экзамены, и было не до того.

— Ты не заметила: исчезли люди, закрылись магазины, пропали товары?
— Это был канун китайского Нового года. Люди в это время разъезжаются по родственникам в провинции, студенты отправляются домой, города пустеют, мелкие магазины, бары, рестораны закрываются. Начинается праздничный ажиотаж по скупке всего что можно. Около нашего кампуса находится огромный супермаркет, и он всегда был открыт, а полки не пустели. То есть всё как обычно.
Мы с друзьями вообще собирались на Филиппины. Из Даляня на поезде до Шанхая и затем на самолёте. Купили удачные билеты. Но вдруг стали отменять рейсы. Пришлось от поездки отказаться, деньги нам вернули.
Потом люди стали надевать маски, хотя инфицированных не было. Я тоже купила маски на всякий случай. Затем сообщили, что появились первые заболевшие, не в самом Даляне, а где-то в провинции. Взялись принимать меры в общежитиях. Стали запирать двери, выпускали и впускали под запись. Студентам, которые путешествовали и вернулись, рекомендовали сидеть в комнатах. В городе проверяли температуру. Но всё без ажиотажа, без истерики.
Я собралась домой, чтобы не сидеть запертой в комнате общежития.

— Страшно было?
— В Китае нет. Там всё организованно и спокойно. В аэропорту заполняли массу бланков с вопросами о самочувствии, об Ухане (был ли там в последнее время?). Над очередью висел специальный экран, где человек с температурой сразу высвечивался. На моих глазах в Даляне одну девушку вывели и отправили куда-то за ширму. Но больше таких не было.
Авиамаршрут был сложный: Далянь — Пекин — Новосибирск — Красноярск. Потом на автобусе до Абакана. Стартовала 30 января. В Новосибирске встретили представители Роспотребнадзора, замеряли температуру, все нервничали. Тут мне и стало страшно. В маршрутке передавала деньги, от меня женщина шарахнулась: ты не из Китая? Говорю: «Нет!» А то ещё выкинут из салона.
В Абакане сидела на карантине и на заметке у Роспотребнадзора. Постоянно приходил врач, замерял температуру, проверял самочувствие. Но уже три месяца прошло после моего возвращения, так что я вне подозрений. Всё нормально.


Дорога без конца


— А как же учёба, общение?

— Слава Интернету и мобильной связи — проблем нет. Обучение идёт дистанционно. Ноутбук всегда со мной. Кстати, мне сейчас одногруппник из Индонезии сообщение прислал, что в России больше заболеваний, чем в Китае. Спрашивает про жизнь в Абакане. Волнуется.

— На каком языке написал?
— На английском. А мой ноутбук китайский, и в нём всё на китайском. Но я уже привыкла, к тому же знание иероглифов — это основа основ этого языка, который невозможно выучить, его лишь можно бесконечно совершенствовать.

Беседовал Юрий АБУМОВ



Просмотров: 78

Загрузка...