Годы фронтовые не особо располагали к веселью и шуткам. Всё это фронтовик Ураков наверстает в мирное время – будучи журналистом. А вернее сказать – фельетонистом, что называется, остряком-самоучкой. Благо атмосфера в «Советской Хакассии» к этому располагала. Годы фронтовые не особо располагали к веселью и шуткам. Всё это фронтовик Ураков наверстает в мирное время – будучи журналистом. А вернее сказать – фельетонистом, что называется, остряком-самоучкой. Благо атмосфера в «Советской Хакассии» к этому располагала.
Фото из архива газеты «Хакасия»

Ещё один работник областной газеты — фронтовик Василий Степанович Ураков. 11 марта нынешнего года ему исполнилось бы 97. И здесь вполне уместно говорить — фельетонисту Уракову.

Фельетон — ныне жанр умерший, но в советские годы — вполне процветающий. И уроженец Кировской области свой посильный вклад в жанр внёс — вызывая улыбку у людей и словно призывая забыть об ужасах военного времени.
На фронт он ушёл добровольцем, хотя мог и получить бронь, устроившись в свои 18 лет на работу на Лысьвенский металлургический завод. Мог, но не захотел.
Определили его в связисты. И самое яркое воспоминание о войне — преодоление бесконечных расстояний. Когда дорога, казалось бы, в три загиба на километр, когда и линию связи тянуть надо, и ремонтом заниматься, и с врагом воевать… Когда шагаешь весь день до безумной усталости по выматывающему бездорожью, а сделав привал, просто валишься на землю. Дороги эти — Северо-Западного и 2-го Дальневосточного фронтов. Линейный надсмотрщик, слесарь — это всё он. С апреля 1942 года по сентябрь 1945-го. А точнее — по март 1947 года, потому как отправили на Дальний Восток.
Но и эта страница в жизни Василия Уракова оказалась перевёрнута. Напоминала она о себе тем не менее до конца дней. И не только напоминала — тревожила, мешала жить. Дело в том, что после контузии у фронтовика начала отниматься нога. Опираться на неё он не мог — мертвела, как рассказывала его вдова Фаина Сергеевна. Впрочем, личное самочувствие не омрачало жизнь, наоборот, как будто подталкивало к творчеству. Писать он любил. Писанием фельетонов спасался и спасал других — вызывая, как мы уже говорили, улыбку у людей. Хотя и для оттачивания пера понадобилось некоторое время.
Да, в жизни мирной он нашёл себя в журналистике. Начинал работать в Лысьве литературным сотрудником газеты «Искра». Затем были Пермь, Соликамск, Дудинка... Из Дудинки (увы, не климат) в Абакан Василий Степанович переезжал уже в роли экс-редактора газеты «Советский Таймыр». Редактор «Советской Хакассии» Иван Говорченко определил Василия Уракова в отдел писем, а такое было ощущение, что в отдел сатиры и юмора. Как вспоминала его коллега Мария Чертыкова, там, где находился Василий Степанович, царило безудержное веселье и розыгрыши. «Он мог фельетон написать на любую тему. Эрудит. Один из остроумнейших людей в редакции. Весёлый очень, понимающий, знающий... Разыгрывал коллег, сочинял эпиграммы, частушки на пару с Геной Сысолятиным, Лёней Городецким, Лёвой Вишняковым, Серёжей Ежовым. Он был хохмач. Сочинял частушки исключительно для узкого редакционного круга по понятным причинам. А разыгрывал коллег по-доброму, но необыкновенно изобретательно…» — вспоминала в своё время Мария Георгиевна.
Особенно, по её словам, запомнился розыгрыш, связанный с Александром Ивановым. Ему по почте к празднику отправили подарок. Тот, конечно, обрадовался неожиданной бандероли, помчался на почту, принёс в редакцию, вожделенно потирал руки, предвкушая сладостный момент вскрытия коробки (только ради этого стоило затевать что-то подобное). А когда открыл презент, увидел… плойку для волос. И всё бы ничего (дарёному коню в зубы не смотрят), но дело в том, что Александр Васильевич был абсолютно лысым.
...Ушёл из жизни Василий Ураков в 1976 году. Последние годы он работал в боградской районной газете.

Александр ДУБРОВИН

Фотогалерея



Просмотров: 57

Загрузка...