«Мне было над чем подумать»

№ 78 – 79 (24185 – 24186) от 30 апреля
«Мне было над чем подумать»
Коллаж: Лариса Баканова, «Хакасия»

Татьяна — одна из первых, кто заболел COVID-19 в республике. Сейчас она здорова и скоро даже сможет прогуляться по улице. Корреспонденту «Хакасии» Татьяна рассказала интересные факты о болезни, изменившей мир, а также о благотворном влиянии самоизоляции.

— При каких обстоятельствах вы заразились коронавирусом?
— Я была в служебной командировке в Москве и ещё там почувствовала себя не очень хорошо — начало болеть горло. Когда прилетела в Абакан, стало ещё хуже — горло болит, заболело ухо, я начала кашлять. В общем, симптомы обычной ОРВИ.

— А температура? Она среди основных симптомов выделяется особо.
— У меня температуры не было совершенно, ни единого раза! Но горло продолжало болеть, я начинала всё больше кашлять. И я понимала, что теоретически могла «подцепить» вирус, потому что у меня были рабочие контакты, в том числе и с гражданами КНР. Я решила перестраховаться, вызвала доктора на дом. Он сделал стандартные назначения: антибиотик, препараты от кашля. Я начала лечиться.

— Вы сказали врачу, что вернулись из Москвы?
— Да, скрывать этого не стала, и доктор предупредил меня о том, что обязан сообщить в Роспотребнадзор. Буквально на следующий день появились врачи-«инопланетяне» в защитных костюмах. Взяли у меня пробы, и они оказались положительными. За мной приехала скорая и увезла в инфекционную больницу.

— Сколько времени вы провели в инфекционной больнице? Терапия была какая-то особенная?
— Я провела в больнице две недели. Десять дней нужно находиться на карантине под наблюдением, потом взяли контрольную пробу, она была отрицательной, и только тогда выписали. Ничем особенным меня не лечили: снимали симптомы и наблюдали. В моём случае получилось так, что я пролечилась дома по тем назначениям, которые сделал мне врач изначально. А пока ждали результатов тестов, прошло четыре-пять дней, и всё это время дома я активно лечилась.

— И какова же она, эта болезнь, изменившая жизнь во всем мире? Так ли страшно протекает?
— Чувствовала себя, конечно, неважно, особенно на пике: адски болело горло, стреляло ухо и, повторюсь, очень сильно я кашляла. Конечно, это неприятная симптоматика, сопровождающаяся слабостью. Я мало двигалась, постоянно лежала-лежала. Но в целом моё состояние оценивается как состояние средней тяжести.

— В каких условиях вас лечили в стационаре?
— Абсолютная изоляция. Я лежала в отдельном боксе, заходили туда медики через отдельный вход с улицы — такой есть у каждого бокса. Еду получала через специальную «кормушку».

— Вас уже выписали из больницы, но вы продолжаете находиться на карантине. Как долго это продлится?
— Да, я до сих пор в изоляции — до 30 апреля. Наверное, теперь у меня выработались антитела и меня можно не бояться.

— Вам делали тест на наличие антител?
— Нет, насколько знаю, в Абакане это ещё не практикуется. Но я говорила с докторами, и они предполагают, что антитела у меня быть наверняка должны. И думаю, у них есть причины так полагать, я же не единственная в мире заболевшая!

— Ваши родные не заразились?
— Я же предполагала, что, возможно, заразилась COVID-19 и изолировалась. Правда, мы были дома с мужем. Детям я запретила подходить даже к дому. Муж находился со мной десять дней до того момента, как меня увезли в «инфекционку». И, представляете, он не заразился. Я задавала врачам этот вопрос: «Как такое могло произойти? Если мы боимся выйти в магазин, а мой муж провёл со мной десять дней в одной квартире и не заболел?» Получается, всё индивидуально — у мужа тест отрицательный, он уже прошёл период изоляции и уехал на дачу. А я до сих пор никому не позволяю меня навещать.

— Это страх, вы подверглись паническим настроениям?
— Нет, я не могу сказать, что это страх. Это перестраховка — назовём так. Я не хочу подвергать риску, даже минимальному, любого человека, не только своих близких.

— Вы очень ответственный человек, спасибо вам. Сколько всего времени вы находитесь в изоляции?
— С 28 марта я ни разу не выходила из дома, не считая того, что меня увозили на скорой.

— Судя по всему, кроме ответственности, общительность тоже среди ваших качеств. Как психологически вы переносите месяц одиночества?
— Считаю, что всё, что ни делается, к лучшему. Я была предоставлена сама себе, мне было над чем подумать. Много читала, чего не делала последние несколько лет из-за нехватки времени. Много посмотрела хороших фильмов. Перестала «жрать»! Я заложила диван бумагами, чтобы не было поползновений залечь на него. Перестала смотреть телевизор. Совсем! Вчера было три недели, как не смотрю телевизор. Я не хочу смотреть новости. Не то чтобы это позиция страуса, засунувшего голову в песок, нет. Мне достаточно информации в Интернете, и лишний раз нагружать себя истерическими сюжетами не хочу. И никому не советую!
Без паники, но соблюдать меры предосторожности необходимо: самим не заболеть и не заразить других.

От редакции. Считаем необходимым ещё раз обратить внимание на то, что болезнь, вызванная COVID-19, протекает по-разному. По данным экспертов, почти у 50 процентов заболевших — совершенно бессимптомно. История Татьяны показывает, что и высокая температура не является ключевым признаком. В то же время эксперты фиксируют высокую смертность у людей с тяжёлыми хроническими заболеваниями. В Хакасии, по данным на 29 апреля, скончалось семь человек, у которых был обнаружен коронавирус, и все они имели хронические заболевания.

Яна МЕТЕЛЬСКАЯ



Просмотров: 97

Загрузка...