Дать осуждённому шанс на правильный выбор

№ 231 – 232 (24088 – 24089) от 5 декабря
Андрей Мисюра: «Работа с осуждёнными начинается ещё с карантина в СИЗО». Андрей Мисюра: «Работа с осуждёнными начинается ещё с карантина в СИЗО».
Фото: Светлана Павина

По итогам работы в 2018 году УФСИН России по Хакасии заняло шестое место среди 30 территориальных управлений с численностью осуждённых до четырёх тысяч человек. За шесть месяцев этого года ведомство поднялось в рейтинге своей группы на пятое место.

О том, как в учреждениях пенитенциарной системы республики решаются проблемы трудоустройства, в каких условиях содержатся заключённые в новом СИЗО и что делается для того, чтобы преступившие закон граждане за «колючку» больше не попадали, в интервью корреспонденту газеты рассказал начальник УФСИН по РХ Андрей МИСЮРА.

Наша справка

Андрей Владимирович Мисюра родился 11 февраля 1967 года в городе Горячегорске Шарыповского района Красноярского края. В 2003 году окончил Хакасский государственный университет по специальности «юриспруденция». С 1987 по 2017 год проходил службу на различных должностях в ГУ ФСИН России по Красноярскому краю, с января 2006 года — начальником тюрьмы в Минусинске.
В мае 2017 года назначен на должность заместителя начальника, а в апреле 2018 года утверждён первым заместителем начальника УФСИН РФ по РХ.
Приказом директора ФСИН России от 30.08.2019 №690 А.В. Мисюра назначен на должность начальника Управления федеральной службы исполнения наказаний по Хакасии.


— Андрей Владимирович, что представляют собой хакасские исправительные учреждения и как живут в них осуждённые?

— Во всех колониях стабильная, контролируемая обстановка, а условия содержания соответствуют требованиям международных стандартов. К тому же в республике одно из самых крепких подсобных хозяйств за колючей проволокой. Таким его оставил мой предшественник — полковник внутренней службы Ярослав Иосифович Бажан. Осуждённые полностью обеспечивают себя овощами и на 40 процентов мясом, к тому же Управлением ФСИН России по Республике Хакасия заключены контракты на поставку продукции с предпринимателями и сторонними организациями.
У нас есть всё: поля под картошку, зерновые и прочие культуры, теплицы, грядки с зеленью, своя техника (включая комбайны). В колониях создано семь сельскохозяйственных участков, где построены свинарники, телятники, птичники, крольчатники.
Трудоустроенные заключённые пекут хлеб, производят полуфабрикаты (пельмени, вареники, чебуреки, манты), которые поставляются во все исправительные учреждения УФСИН России по Хакасии, а также на продажу. Продукция проходит многоступенчатый контроль качества, изготавливается по ГОСТам, без консервантов и усилителей вкуса. Все осуждённые проходят медицинский осмотр и имеют санитарные книжки. Продовольственные товары заключённых можно купить в недавно открывшемся магазине при СИЗО-1 посёлка Молодёжный.
Здесь же представлены и швейные изделия (униформа для самих сидельцев и обмундирование для сотрудников УФСИН и других ведомств, постельное бельё, спецодежда). А также продукция металлообработки (мангалы, подставки под цветы, наборы для каминов, сетка-рабица), столярные изделия — столы, стулья, тумбочки, кровати, дверные и оконные блоки, различные подставки, сувениры и многое другое. Главное достоинство реализуемых товаров — соответствие цены качеству.

— Позволяется ли осуждённым отбывать наказание ближе к родным местам?
— Большинство из тех, кого оставляют в родном регионе, как правило, осуждены впервые. В Хакасии в местах заключения появились специальные участки для женщин-«первоходов», а также для бывших сотрудников силовых структур (на базе колонии-поселения ИК-35). В случае если осуждённых нельзя разместить в исправительных учреждениях своего региона, то их отправляют за пределы Хакасии. Но лично я за то, чтобы каждый отбывал наказание у себя на родине. Это помогает сохранять связи с родственниками, сохраняет семьи, да и сокращает расходы на конвоирование и поездки граждан (в том числе малоимущих) для свиданий со своими близкими к месту отбывания наказания.

— Что представляет собой новый следственный изолятор, введённый в эксплуатацию в 2017 году?
— Объект построен по самым современным стандартам, с соблюдением международных требований, в том числе повышенных нормативов — семь квадратных метров площади на одного подследственного. Камеры выложены кафелем, в них изолированные санузлы, холодильники и телевизоры. В состав комплекса СИЗО-1 вошли три режимных корпуса на 500 человек, административные здания, общежития для сотрудников, столовая, спортивные сооружения и другое. Места для размещения заключённых в избытке: сейчас изолятор наполнен процентов на 50.

— Как обеспечивается безопасность сотрудников и заключённых хакасских колоний?
— У нас по всей территории режимных объектов применяются самые современные информационные технологии, системы электронного мониторинга, видеонаблюдения, посредством которых мы полностью контролируем обстановку как вокруг учреждений, так и внутри.
Взять, к примеру, систему биометрической регистрации «Биосмарт», которая установлена в ИК-35. Она позволяет проводить проверку осуждённых автоматически, полностью исключая возможность подмены людей в случае задуманного ими побега. В центральной базе компьютера хранится вся информация по каждому заключённому персонально: фамилия, имя, отчество, год рождения, фотография, статья УК РФ, по которой он осуждён, начало и конец срока, а также другие данные. При проходе через КПП человек прикладывает палец руки к терминалу, а автоматизированная система считывает его персональные данные. Сотрудник сверяет полученный отчёт с общей базой данных и выясняет местонахождение «не прошедшего» отметку осуждённого.

— Может ли, по-вашему мнению, отсидевший человек встать на путь исправления?
— Работа с осуждёнными начинается ещё с карантина в следственном изоляторе, то есть с момента прибытия, и продолжается в течение всего срока. Таким образом люди, попадая в места заключения, не остаются наедине с собой — рядом с ними всегда находятся психологи, воспитатели, сотрудники оперативно-режимных служб. С каждым арестантом проводится беседа для того, чтобы ознакомить его с установленными правилами поведения, с тем, как решаются различные вопросы содержания и распорядка. С помощью таких бесед, тестов и анкет выясняется психологический портрет человека: чем он интересуется, где может работать. После этого на основании полученных результатов выбирается способ включения вновь прибывшего заключённого в систему функционирования ИК.
Со своей стороны УФСИН старается дать людям главное — умение что-то делать своими руками, и для этого у нас работают два училища: осуждённые могут обучиться профессии повара, швеи, кочегара, каменщика и другим с дальнейшим трудоустройством на производстве в исправительном учреждении, где отбывают срок. Эта приобретённая в колонии профессия пригодится им и после освобождения.
Вместе с тем, выходя на свободу, они часто не находят себе применения, оказываются ненужными, попадают в старые компании, в ту среду, которая толкала их на совершение преступлений. Неудивительно, что среди бывших заключённых немало тех, которые после отсидки очень быстро попадают за решётку снова. Но это совсем не значит, что на людях, преступивших черту закона, нужно раз и навсегда поставить крест. Наша задача — помочь осуждённому получить профессию, оказать ему психологическую, юридическую помощь, восстановить утерянные документы, наладить связь с родственниками. А уже дальнейший выбор будет за самим осуждённым. Ведь шанс на исправление есть у каждого, остаётся им только правильно воспользоваться.

Беседовала
Тамара КИРИЧЕНКО

Только цифры

На попечении заключённых УФСИН РФ по РХ стадо из 113 коров, больше 100 свиней, около 1200 овец, около двух с половиной тысяч кур, а также более сотни кроликов. В течение 2019 года колониями произведено для собственных нужд мяса на сумму более 14 миллионов рублей, свежих овощей (картофеля, лука, капусты, моркови, томатов, свёклы) почти на восемь миллионов рублей, заготовлено солений и маринадов на сумму более четырёх миллионов рублей.



Просмотров: 1933

Материалы по теме