Александр Мяхар: «Эффективный управленец может в течение пяти лет выстроить механизм, который станет не просто самоокупаемым, но и прибыльным». Александр Мяхар: «Эффективный управленец может в течение пяти лет выстроить механизм, который станет не просто самоокупаемым, но и прибыльным».
Фото: Александр Колбасов, «Хакасия»

Возможно ли за пять лет реанимировать малый и средний бизнес в Хакасии, привлечь сюда инвесторов и тем самым улучшить общую экономическую обстановку в республике? Кандидат на должность уполномоченного по правам предпринимателей РХ Александр Мяхар утверждает, что вполне.

— Александр Владимирович, результаты голосования за кандидатов на пост бизнес-омбудсмена стали для вас неожиданностью?
— Признаюсь, да. Я, конечно, был уверен в благополучном для себя исходе, но то, что разрыв между кандидатами окажется столь существенным — 20 против 12 голосов — не предполагал.
Совершенно очевидно, что нынешнее положение вещей не устраивает местный бизнес. Взять хотя бы порочную практику последних лет решать судьбу тысяч предпринимателей силами шести-семи человек. Ведь как всё происходило до сих пор? Власти и крупный бизнес договаривались о дальнейших действиях чуть ли не кулуарно. В СМИ же сообщалось, что правительство республики встретилось с представителями бизнес-сообщества, обсудило такую-то проблему и подписало такое-то соглашение. Но какое право имели эти люди решать за всех? Тем более, результата их деятельность не принесла. На сегодняшний день мы наблюдаем, что бизнес из Хакасии уходит. Уходит катастрофическими темпами — снижение общего количества предпринимателей составляет около пяти процентов каждые полгода.
Сейчас на территории республики зарегистрировано порядка 17 тысяч субъектов бизнеса. При этом как такового консолидированного бизнес-сообщества у нас нет. Иначе оно бы не допустило нынешней ситуации: не дало поднять кадастровую стоимость земли до максимума для бизнеса, в несколько раз повысить энерготарифы и отдать большую часть операций в сфере госзакупок коллегам из других регионов. Мы, конечно, за свободу бизнеса, но должны быть и определённые преференции для того бизнеса, который находится внутри республики. Если же заходит предприятие из соседнего субъекта, значит, надо добиваться, чтобы оно регистрировалось как юрлицо и уплачивало налоги по месту своей работы, чтобы деньги из республики не уходили на сторону. А помогать бороться за свои права предпринимателям должен как раз-таки омбудсмен.

— Но как может повлиять на ситуацию один человек, тем более, если он наделён полномочиями, так сказать, рекомендательного, а не карательного характера?
— Понятно, что бизнес-омбудсмен не имеет таких полномочий, как прокурор или другой представитель правопорядка. Но он может эффективно отстаивать права предпринимателей именно в правовом поле. Большинство проблем решаются только благодаря вниманию со стороны определённого органа. Приведу конкретный пример. У меня достаточно хорошие связи с Ассоциацией по защите бизнеса. Это общероссийская некоммерческая организация, которая работает в тандеме с уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей. За полгода своей работы она достигла такого уровня, что когда представители ассоциации обращаются в суд, все понимают: их оппонентам придётся очень серьёзно подготовиться. Кстати, эта организация готова содействовать и способствовать развитию института бизнес-омбудсмена и у нас.
Что касается «одного человека», то в скором времени у уполномоченного по защите прав предпринимателей появятся два помощника. По решению Верховного Совета Хакасии должность омбудсмена будет выведена из состава министерства экономического развития республики в самостоятельный аппарат. Уполномоченный станет лицом, которое не подведомственно ни одной ветви власти — ни законодательной, ни исполнительной. Он будет связующим звеном между властями и предпринимателями.
Конечно, будущему омбудсмену придётся работать в сложных условиях. Однако исправить ситуацию возможно. Однажды мой однопартиец сказал хорошую фразу: «Безусловно, российский народ замечательный, но у нас есть одна большая проблема — мы верим в то, что всё можно изменить по мановению волшебной палочки». В нашем случае это точно не выход. Необходимо планомерно, кропотливо, изо дня в день работать с налогами, тарифами, госзакупками. Да, потребуется не меньше года, но зато условия для работы облегчатся, и бизнес перестанет уходить из республики.
Да и инвесторов Хакасия может привлечь исключительно условиями. Международные форумы, в которых республика неоднократно принимала участие, показали, что мы интересны не только российским, но и зарубежным партнёрам — своими редкоземельными металлами, огромным фондом невостребованных земель, потенциалом в сельском хозяйстве, промышленности и туризме. Однако пока процесс тормозится из-за высокой кадастровой стоимости земли, тарифов на электроэнергию, не самой привлекательной системы налогообложения...

— Остановимся на тарифах. Что может сделать омбудсмен, чтобы электроэнергия вновь стала доступной для предпринимателей?
— Здесь требуется несколько составляющих. Безусловно, необходимо продолжать поднимать вопрос преференций, которые должна получать Хакасия из-за того, что на территории республики находится одна из крупнейших гидроэлектростанций мира — Саяно-Шушенская ГЭС. Второе. Необходимо решить вопрос сетевых надбавок. Как пример — проблема невостребованных километров ЛЭП, которые сетевая компания ставит и обслуживает за свой счёт. Издержки исчисляются миллиардами, поэтому часть из них перекладывается на потребителей, в том числе и на бизнес. Но если нам не нужны какие-то линии, значит, надо искать взаимопонимание в этом вопросе между правительством республики и МРСК. Давайте договариваться о том, чтобы издержки снижались, а тариф уменьшался. Третье. Ещё несколько лет назад, когда решался вопрос о повышении тарифа для бизнеса, я уговаривал предпринимателей присоединиться к проекту «Честный тариф», который был организован при правительстве РФ. Но из-за того, что участникам программы требовалось собрать множество финансовых документов, в том числе счетов-фактур, подтверждающих оплату электроэнергии, мало кто откликнулся на призыв. Как следствие, тариф подскочил до шести и более рублей за киловатт-час. Параллельно с нами как раз по тому же сценарию работала Республика Коми, которая вошла в проект. Теперь там тариф снизился примерно до четырёх-пяти рублей. Так вот, я намерен вернуться к этому вопросу и добиться-таки включения Хакасии в проект «Честный тариф».

— Сколько, по вашему мнению, потребуется времени, чтобы стабилизировать ситуацию в бизнесе?
— Не меньше года. Эффективный управленец может в течение пяти лет выстроить механизм, который станет не просто самоокупаемым, но и прибыльным. Конечно, сейчас Хакасия переживает не лучшие времена с точки зрения экономического развития. Но благодаря уникальной политической ситуации, учитывая, что к республике сейчас приковано пристальное внимание федерального центра, мы можем это сделать. Любую возможность надо использовать на пользу дела, в том числе попытаться наладить отношения с разными ветвями власти и с представителями Федерации. Скажу больше, некоторые «мостики» я уже проложил.

— Ситуация на самом деле неординарная. Буквально полгода назад вы с Валентином Коноваловым были соперниками на выборах главы Хакасии, вы продолжали резко критиковать его действия и после вступления в должность. Возможен ли конструктивный диалог между идейными оппонентами? Или вы изменили мнение о новой власти?
— Есть моменты, благодаря которым начинаешь относиться к этой власти по-иному. Возьмём недавний совет развития. Прежде процедура выбора была ничем иным, как формальностью. За присутствующих судьбу кандидата решал глава республики. Ни о какой альтернативе тогда не шло и речи. В этот раз на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей претендовали двое. Причём Валентин Олегович не стал указывать на свои предпочтения. Сказал только: вы — совет развития, вам и решать. А чтобы ни на кого не оказывалось давления, голосование сделали тайным. Высшая степень демократичности, которая не может не вызывать уважения.
Впрочем, как и то, что власть решила привлекать на должности чиновников профессионалов. Правда, это породило множество домыслов по поводу того, кто на кого работает. Вот и меня не миновала сия участь. Чего мне только ни приписывали! Однако всё — мимо. Потому как работаю я на стороне не каких-то конкретных политических сил, а на стороне результата. Я действительно хочу повлиять на социально-экономическую ситуацию в республике. Просто на определённом этапе жизни любой здравомыслящий человек начинает думать о собственном предназначении.

— Если всё пройдёт удачно и вашу кандидатуру утвердят на должность бизнес-омбудсмена, какими будут ваши первые шаги?
— Свою работу я начну с подбора команды, точечного изучения возможных изменений в законодательной базе и завершения дел, которые сейчас находятся в работе у уполномоченного. Параллельно с этим буду вести диалог с министерствами и ведомствами и налаживать отношения с федеральным центром.
Пять лет, конечно, — большой срок. Но в работу нужно включаться сразу. Чем быстрее мы начнём менять ситуацию, тем скорее получим положительный результат.

Татьяна ГОЛОВКОВА



Просмотров: 263

Загрузка...