Избранник оказался монстром

№ 226 – 227 (23833 – 23834) от 29 ноября
Избранник оказался монстром
Коллаж: Лариса Баканова, «Хакасия»

Верховным судом Хакасии вынесен приговор по громкому делу об убийстве полуторагодовалого мальчика. Присяжные заседатели единогласно признали 29-летнего жителя Абазы виновным в гибели сына его сожительницы.


«Надоел уже ныть!»

Подробности этого преступления шокируют. Судя по обстоятельствам дела, обвиняемый невзлюбил малыша из-за ревности: ему не нравилось, что гражданская жена постоянно проводила время со своим ребёнком (варила ему кашки, кормила, купала, меняла памперсы, сидела у кроватки, пока не заснёт), а потому она якобы меньше внимания уделяла супружеским отношениям. Мужчина всегда крайне раздражительно реагировал на плач пасынка, кричал на него, требуя от сожительницы, чтобы она немедленно успокоила сына. Не скрывая неприязни к ребёнку, говорил ей: «Да он надоел уже ныть, заткни его!»
Несмотря на столь тревожные звоночки, смерть маленького Вити (имена и фамилии изменены. — Авт.) стала для матери настоящим потрясением. 23-летняя женщина не могла поверить, что близкий человек оказался способен на такое зверство — убийство её сына.
С Антоном Захаровым она познакомилась в октябре 2017 года, а через неделю пара начала жить вместе. Прежде у Анастасии были недолгие отношения с мужчинами, от которых она успела родить двоих детей (старшего забрал на воспитание отец ребёнка, младшего растила сама). И вот появился очередной поклонник, с которым женщина мечтала построить нормальную, счастливую семью. Родители Насти давно умерли, она выросла сиротой, воспитывалась в детском доме. Поэтому, возможно, и оказалась неподготовленной к некоторым жизненным реалиям, не слишком хорошо разбиралась в людях.
Новый сожитель нигде не работал, а в прошлом имел множество судимостей. В последний раз он был осуждён за кражу, в сентябре 2017 года освободился из мест лишения свободы. И уже через месяц бывший сиделец познакомился с Анастасией, в квартире которой и поселился. Настиному сыну тогда было около года.
Конечно, приводить мужчину в свой дом, знакомить с ребёнком нужно только после того, как женщина точно убедилась, что это тот самый подходящий человек, который никому не причинит зла и с ним можно строить отношения. К сожалению, в этой истории всё было по-другому: влюблённая Анастасия, очевидно, сознательно закрывала глаза на многие недостатки своего избранника.
Как выяснили следователи, нелюбовь отчима к малышу не была для неё секретом. Всякий раз, когда ребёнок начинал плакать, Анастасия спешила поскорее успокоить сына, чтобы сожитель не раздражался и не кричал на него. Также известно, что с появлением в доме отчима мальчик стал бояться и других мужчин.
Однажды новоявленный папаша, разозлившись на плачущего пасынка, ударил его рукой по попе, якобы в воспитательных целях, замахнулся ещё, но мать помешала, подставив руку. Нередко случалось, что Захаров проявлял агрессию по отношению и к самой Анастасии, бил. Однако в полицию женщина не обращалась, продолжая жить с ним под одной крышей и поддерживать близкие отношения.

Жестокое прозрение

Почему же она не прогнала сожителя? Зачем терпела насилие и подвергала опасности сына? Оказывается, Анастасия, по её словам, наивно рассчитывала на то, что возлюбленный привыкнет к ребёнку и у него появятся отцовские чувства, которых, не имея собственных детей, он никогда не испытывал.
Но реальность оказалась жестоким опровержением этого сладостного самообмана. На протяжении всего времени, пока они жили совместно (около четырёх месяцев), Захаров никогда не брал малыша на руки, ни разу не играл с ним и не пытался успокоить, когда тот плакал. При этом мужчина злоупотреблял спиртным и в состоянии алкогольного опьянения становился агрессивным. Его гнев и раздражение, которые выражались в повышении голоса, часто в угрозах, в крике на ребёнка, были для семьи в порядке вещей.
Трагедия произошла 11 ноября 2017 года в квартире жилого дома, расположенного в Абазе по улице Ленина. В гостях у сожителей находился приятель Захарова Максим Борисов. Накануне супруги распивали с ним спиртное, а на следующий день Анастасия решила продолжить начатый ею ремонт. Гость взялся помочь, и вместе с ним, уложив ребёнка спать, женщина вышла в магазин — купить клей для плинтусов и пиво.
Пока они отсутствовали (около 20 минут), в квартире с младенцем оставался только Захаров. По возвращении Анастасию насторожило странное поведение сожителя, который суетился и выглядел обеспокоенным. Зайдя в комнату, где находился ребёнок, мать обнаружила его лежащим в кроватке. При этом мальчик тяжело дышал, пытался плакать, но не мог, у него закатывались глаза, была рвота.
Женщина стала требовать, чтобы Захаров немедленно вызвал «скорую». Сожитель пытался её отговаривать, убеждая, будто ничего серьёзного с ребёнком не случилось — просто малыш, наверное, отравился, съев кусочек колбасы, отчего, дескать, его и вырвало. Но мать, сердце которой было не на месте, сама вызвала врачей.
Мальчик был госпитализирован сначала в Абазинскую городскую, а затем вертолётом санавиации экстренно доставлен в Абаканскую межрайонную клиническую больницу, где на следующий день, 12 ноября, около шести часов утра умер.
По данным судмедэкспертизы, смерть ребёнка наступила от тупой травмы головы, грудной клетки, живота и органов забрюшинного пространства. Подозреваемый в преступлении Захаров каких-то внятных пояснений на тот момент не давал. При этом пытался выкрутиться, выдавая убийство за «несчастный случай». Якобы, лежа на кровати, он подкинул заплакавшего пасынка вверх, желая развеселить и успокоить его, не смог удержать и случайно уронил на пол. Но следователи доказали, что это была не случайность, а умышленная расправа.

Абсолютное зло

В частности, установлено, что Захаров испытывал к ребёнку неприязнь, которая и толкнула его на преступление. В тот злополучный день, в обеденное время, когда сожительница и его приятель ушли в магазин, мужчина употребил наркотик. Услышав детский плач, Захаров взял ребёнка за ноги, с размаху ударил головой о твёрдую плоскую поверхность в комнате, а также нанёс ему удар в грудь. Причинённые травмы не оставили малышу шансов выжить.
— В ходе разбирательства подсудимый всё время отрицал свою вину в умышленном преступлении, но вердикт присяжных заседателей оказался единодушным: «виновен» и «не заслуживает снисхождения», — рассказала прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры РХ Вера Ягодкина. — В своём последнем слове он попросил прощения у потерпевшей, но мать ребёнка настаивала на том, чтобы он был наказан максимально строго.
Фигуранту грозило пожизненное заключение. В итоге в колонию он отправится на 17 лет, кроме того, ему назначено ограничение свободы сроком на два года. Отбывать наказание осуждённый будет в условиях строгого режима. Приговор суда не вступил в законную силу.

Тамара КИРИЧЕНКО



Просмотров: 495

Материалы по теме

Загрузка...