В Минусинскую степь

№ 133 – 134 (23740 – 23741) от 19 июля
Этюд В.И. Сурикова «Гора Биштаг». 1873. Бумага, акварель. Этюд В.И. Сурикова «Гора Биштаг». 1873. Бумага, акварель.

(Продолжение. Начало в №№ 128 — 129)

Автор публикации выяснила, какой дорогой добирался художник Василий Суриков в Минусинский округ, до резиденции Кузнецова. Подсказками послужили рисунки, который он делал по пути. Прииски Кузнецовых

Поисками и добычей золота в тайге Минусинского округа начал заниматься ещё отец Петра Ивановича Кузнецова — Иван Кириллович. Уже в 1835 году ему принадлежал здесь прииск Троицкий на горной речушке Узун-Джул. Потом он открыл прииск Преображенский на речке Немир. Позднее, в 1844 году, Иван Кириллович занялся добычей золота в северо-енисейской тайге. Там прииски были значительно богаче. Например, на Крестовоздвиженском прииске, которым Иван Кириллович владел совместно с известным купцом Щеголевым, бывало, за день намывали на спор по пуду золота.
Однако дела в Минусинском округе Кузнецов не забрасывал. Здесь у него был двойной интерес: с одной стороны, развивал прииски, а с другой, закупал скот, зерно. Использовал их для снабжения своих приисковых рабочих в северной тайге, а излишки выгодно продавал.
После смерти Ивана Кирилловича в 1847 году прииски унаследовал его единственный сын — Пётр Иванович. Было ему тогда 30 лет. В делах он оказался не менее удачлив: уже через два года после смерти отца становится купцом первой гильдии. Но… Обратите внимание на такой малоизвестный, но весьма любопытный факт: записывается он тогда вовсе не в красноярские, а в минусинские купцы. В архивах Красноярска и Минусинска хранятся многочисленные документы, подписанные им именно так: «минусинский купец первой гильдии Пётр Иванов Кузнецов».
С купцами Минусинска у Кузнецова сложились и деловые, и дружеские отношения. К примеру, его доверенным лицом много лет был минусинец Иван Гаврилович Гусев. Со временем Гусев стал известным купцом, владельцем сахарного и стекольного заводов, его избрали первым городским головой Минусинска. Пётр Иванович был поручителем Гусева на его свадьбе. А позднее — крёстным отцом его детей. Не ошибёмся, если скажем, что они породнились.
Пётр Иванович поставил дело на широкую ногу: основал товарищество «Кузнецовы и К°», один за другим открывал всё новые и новые прииски. Удача улыбалась ему, золото само шло в руки. Казалось, так будет всегда. И Пётр Иванович тратил деньги без оглядки на завтрашний день. Но наступило такое время, когда старые прииски истощились. Разработка новых потребовала больших вложений. А золота с них всё не было и не было. В 1863 году дело дошло даже до того, что Петру Ивановичу пришлось одалживать деньги, чтобы вовремя рассчитаться с рабочими. Тучи уже начали сгущаться над головой недавнего миллионера. Но вдруг пришла радостная весть с Пророко-Ильинского прииска: золото, большое золото, пошло!
Счастливый прииск находился в вершине горной речки Большой Кызас — правого притока реки Абакан. Вдоль русла этой речки Кузнецов приобрёл в 1862 году сразу несколько приисков: одни — вместе со своим компаньоном Гусевым (Пророко-Ильинский, Троицкий, Митрофановский прииски), другие — самостоятельно. Все эти прииски были разведаны малоизвестным тогда домашним учителем М.К. Сидоровым из Красноярска, ставшим позднее одним из самых богатых людей России. Такого богатого прииска, как Пророко-Ильинский, в этих местах ни у кого не было. Поэтому Пётр Иванович основное внимание уделял именно ему, считая его главным. Здесь были построены огромный промышленный комплекс по промывке золота, контора, хозяйственные постройки, большой и удобный дом, где могли остановиться не только хозяева, но и многочисленные гости. Словом, всё, как всегда у Кузнецова, на широкую ногу.
Учёный Дмитрий Александрович Клеменц (в те годы — политссыльный) побывал в этих местах в 1883 году с научной экспедицией. Он писал, что Пророко-Ильинский прииск по-прежнему считается самым богатым: здесь ежегодно добывали от 20 до 30 пудов золота. И это — после 20 лет усиленной разработки месторождения! Клеменц указал точное местонахождение прииска — «при впадении речки Безимянки, текущей с Шамана, в Кызас». Если вы взглянете на современную карту Хакасии, то увидите в месте, обозначенном Клеменцом, знак населённого пункта и пометку: «Хызас (нежил)». Кстати, месторождение это оказалось очень живучим, и золотодобыча здесь возобновилась с конца прошлого века.
Почему я так подробно об этом рассказываю? Только по одной причине: тем летом Суриков, весьма вероятно, побывал в тех местах. Но об этом — позже.

Немир и Узун-Джул

В письме домой Суриков указывал почтовый адрес дачи Кузнецовых: «Минусинск, Немир, около Узун-Джула». Что такое Немир? Что такое Узун-Джул? Казалось бы, ответ так прост. Узун-Джул — это приток реки Камышта. Речки с подобным названием встречаются очень часто в тех местах, где живут тюркоязычные народы. Узунчул, Узунджул, Узунжул, Узынджул — все эти названия означают одно и то же — «длинный ручей». На современных картах эта речка обозначена как Узунчул. Но я, чтобы не вносить путаницы, буду использовать название, которое было в ходу у современников Сурикова, — Узун-Джул.
Речка Немир берёт начало с той же горной вершины Козояк, что и Узун-Джул, но с другой её стороны. Впадает она в речку Неню (Ниню), а уже она несёт свои воды в Камышту. Немир означает «разрушающая». Одно слово — и вот вам яркая характеристика буйного нрава речки. Представляете, какой своенравной и коварной бывает эта маленькая река, если ей дали такое название?
Пётр Иванович Кузнецов построил свою дачу в живописной долине Немира. А по соседству, на пять километров ниже, — в долине Узун-Джула поселился его партнёр — золотопромышленник Пётр Осипович Барташёв. Он построил большую усадьбу, где его семья жила круглый год.
Вас ничего не удивляет в почтовом адресе, который указывал Суриков: «Немир, около Узун-Джула»? Вдумайтесь: Суриков сообщает, что он живет у речки Немир, которая расположена недалеко от речки Узун-Джул… Странный почтовый адрес… Но для жителей этих мест никакой странности в этом не было. Немир — это ещё и название аала, который возник на берегу своенравной речки ещё в 1812 году. А Узун-Джулом назывался посёлок приисковых рабочих, находившийся рядом с усадьбой Барташёвых.
Вот теперь всё встало на свои места: и Немир, и Узун-Джул в то время были названиями не только речек, но и населённых пунктов.
Забегая далеко вперёд, скажу, что ещё до революции потомки и Кузнецова, и Барташёва разорились и покинули свои богатые усадьбы. В советское время в этих местах активно вели поиск золотых месторождений и добычу золота. В предвоенные годы таёжные приисковые посёлки Немир и Узун-Жул (так писали тогда это название) обрели вторую жизнь. В Немире даже была школа-семилетка, куда ходили на занятия дети из Узун-Жула. Со временем золотоносные месторождения истощились, и люди покинули посёлки, перебравшись поближе к цивилизации.
Давно исчезли с карт эти таёжные посёлки. Люди уже и забыли, что они существовали когда-то. И теперь нам бывает трудно понять, что же имели в виду Суриков и его современники, когда упоминали Немир и Узун-Джул.
Дорога на прииски Кузнецова шла мимо горы Пистаг, что означает «пять гор». Какую-то из этих гор изобразил Суриков на рисунке, который называется «Гора Биштаг». Возможно, на рисунке та гора, где когда-то Кузнецов нашёл пещеру.

Резиденция в Аскизе

Тем летом большую часть времени Суриков прожил в Немире, где у Кузнецовых была большая дача, утопавшая в цветах. Здесь он отдыхал, лечился — ездил пить кумыс к летней стоянке кого-то из местных жителей. Скорее всего, к кому-то из братьев Чарковых, известных в этих местах богачей, которые владели огромными табунами лошадей.
Судя по датам на рисунках, в конце июля Суриков выехал в Аскиз, где находилась резиденция Кузнецовых.
В те годы это было совсем небольшое село. В центре Аскиза возвышалась каменная церковь (самая первая в Хакасии), для которой Петр Иванович Кузнецов заказал стопудовый колокол в Иркутске.
Самым примечательным и большим строением в Аскизе была резиденция Кузнецова — усадьба с просторным двором, двухэтажным жилым домом, конторой, конюшней, складами, амбарами, бараками для приисковых рабочих, баней и другими хозяйственными постройками. Кроме дома, где наездами жил сам Кузнецов со своей семьей, здесь же располагался летний (неотапливаемый) двухэтажный дом для гостей — их приезжало сюда немало.

Наталья КАЛЕМЕНЕВА
Минусинск

(Окончание следует)


Просмотров: 3286