Свобода под присмотром. Как осуждённому вернуться к нормальной жизни?

24 ноября 2021 - 15:26
Анна, осуждённая на шесть лет, беседует с журналистом газеты "Хакасия" Анна, осуждённая на шесть лет, беседует с журналистом газеты "Хакасия" Фото пресс-службы УФСИН России по Республике Хакасия

Журналист газеты «Хакасия» побывал на изолированном участке, функционирующем как исправительный центр при КП-31 УФСИН России по РХ. Узнал, как живут, работают, чем увлекаются осуждённые к принудительным работам.

Предисловие

...В исправительном центре светло, просторно и чисто. Он рассчитан на 50 человек. Примерно столько здесь и живёт, причём и мужчины, и женщины. Начальник центра майор внутренней службы Тимур Юсифов показывает помещения: обеденный зал, бытовые помещения, душевые, спальные (они, конечно, для мужчин и женщин отдельные), комната для социальной и воспитательной работы с осуждёнными.
- Наш исправительный центр был открыт в октябре прошлого года, - поясняет Тимур Шахваладович. - Для осуждённых составлен распорядок дня, которому они обязаны неукоснительно следовать. Содержащиеся здесь при необходимости обеспечиваются одеждой и питанием, кроме того могут готовить самостоятельно. Для этого созданы все условия.
Теперь мы расскажем читателям истории трёх людей. Один отбывает наказание в третий раз. Второй в заключении оказался впервые. А есть и женщина - кандидат экономических наук. Как они оказались здесь - в нашем сегодняшнем материале.

Жизнь пожить...

Николаю 54 года. 18 из них он посвятил местам не столь отдалённым.
- Я родом из Абакана, из рабоче-крестьянской семьи. Мама-папа были когда-то живы, а сейчас их нет. Никого нет.
- Вообще?
- Вообще.
- А семья?
- Когда надо было её строить, я находился за решёткой. Так жизнь и прошла. Последний раз попался за убийство, дали 12 лет особого режима. Увезли в Читу, пробыл там семь лет. Потом по перережиму содержания - за хорошее поведение и добросовестный труд - перевели в колонию строгого режима. Работал и там, получал поощрения. Теперь я отбываю наказание без лишения свободы. Работаю, устроен на пивной завод. Мой график — «два через два». В выходные могу заниматься личными делами, выходить за пределы исправительного центра. Без надзора.
- Сбежать нет соблазна, раз догляда никакого?
- Зачем? Мне не 20 лет. Надо уже хотя бы немного, но нормальную жизнь пожить. А бежать… Себя подведёшь, коллектив на работе, администрацию центра. Все к нам хорошо относятся, по-человечески.
Николай уверен, что отбывая наказание в исправительном центре, гораздо легче адаптироваться к вольной жизни.
- Мы работаем, относительно свободно перемещаемся. Кстати, многим парням уже предложили работать после освобождения. Представляешь, мы выйдем не в никуда, не в пустоту. У нас будет заработок, возможность реализовать себя. Поверь, мне есть, с чем сравнивать. Так жить проще.
- Николай, резюмируйте: на свободе лучше?
- Так мы и здесь — практически на свободе. Но под присмотром.

Не глупить

Владимир родом из Благовещенска Амурской области. В Хакасии он уже год.
- Дело было так, - рассказывает. - Купил я у друга машину. Друг через полгода умер. А я на этом авто проездил более трёх лет. После чего родственники товарища подали заявление, мол, я эту машину украл. Дело «крутилось» года четыре, шли суды. В итоге, меня осудили на два с половиной года принудительных работ. Так я здесь и оказался.
Владимир тоже работает на пивоваренном заводе.
- Мне сравнивать не с чем, я впервые в заключении. Но понимаю, что будь я в колонии, то у меня не было бы возможности пользоваться телефоном. Здесь же нам доступно общение с родственниками. Мы можем сходить в магазин. Главное, не совершать глупых действий…

Семья - главное

У Анны высшее экономическое образование и степень кандидата наук. Когда-то она занимала высокий государственный пост в своём регионе, была начальником крупного областного департамента.
- Но получилось так, что я стала обвиняемой, а потом и осуждённой за получение взятки в особо крупном размере. Приговором суда мне назначили наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет. И штраф в доход государства. Было тяжело это всё пережить.
Громадный штраф платит сама Анна, муж, родители-пенсионеры. Имущество также было арестовано.
- Так что жизнь моя после освобождения действительно начнётся с чистого листа. Даже с минуса в размере штрафа.
Три с лишним года Анна провела в колонии общего режима. В прошлом году узнала, что есть возможность заменить половину срока принудительными работами. И подала необходимые документы в суд.
- Для меня главное — это моя семья. Муж ведь меня не оставил. Он переехал в Хакасию, сейчас живёт и работает в Черногорске. У меня есть возможность видеться с ним.
Я уже съездила домой в отпуск! Да, такое право у нас тоже есть. Если нет замечаний, если добросовестно трудишься — руководство разрешает. Для меня было большим счастьем обнять родственников…
Анна рассказывает: заключённые, содержащиеся в исправительном центре, закреплены за черногорской поликлиникой. В случае недомогания или болезни возможно записаться на приём к узким специалистам.
- Людям с судимостью крайне сложно устроиться на работу. А здесь предоставляется такой шанс: зарекомендовать себя, быть востребованным и нужным.
Кстати, сама Анна работает на пищевом предприятии.
- Мы полностью обследовались, получили санитарные книжки, - говорит.
В свободное время женщина читает, смотрит телевизор. Любит раскрашивать картины по номерам. На территории центра есть огород. Так что весной, летом и немного осенью хватает работы, что называется, на земле.
- Я поняла, что сибиряки — радушные люди, - резюмирует Анна. - Народ простой и честный, открытый. Ничего не таят, говорят, как есть, в глаза. И ещё я поняла, что из исправительного центра будет намного проще вернуться к нормальной жизни, влиться в общество. Мы ведь и так постоянно в обществе.

Вместо послесловия

- Сюда, как правило, попадают лица, положительно характеризующиеся, - рассказывает Тимур Юсифов. - Отбор ведётся администрацией того учреждения, откуда они направляются. Это очень хорошая площадка для адаптации к жизни на воле. Сотовые телефоны, интернет, постоянная связь с родственниками — чем не привилегии? Чем не стимул вести жизнь нормального человека?
Но есть и исключения. Редкие, но есть. Попадаются люди, которым мало той свободы действий, которую им даёт исправительный центр. Они хотят большего! Показывают своё истинное «я» и совершают грубые нарушения. Что делаем с нарушителями? По решению суда они возвращаются в исправительные колонии. Сюда им дорога впредь закрыта. Не смогут они рассчитывать и на условно-досрочное освобождение. Такие дела.

Принудительные работы — вид уголовного наказания, представляющий альтернативу лишению свободы. Главной целью этого наказания является исправление и ресоциализация осуждённых через привлечение к труду.

Днём осуждённые ходят на работу, а ночуют в исправительном центре. Также осуждённые могут пользоваться сотовыми телефонами, интернетом, полагается 18-дневный оплачиваемый отпуск после первых шести месяцев работы.


Просмотров: 1501