Ровесница Хакасского театра Нина Баинова: Любите жизнь! Не жалуйтесь, не сетуйте…

07 декабря 2021 - 11:02
Ровесница Хакасского театра Нина Баинова: Любите жизнь! Не жалуйтесь, не сетуйте… Фото предоставлено театром имени Топанова

6 декабря мы вспоминали актрису, на постановках с которой выросло целое поколение абаканцев. Покорительницу зрительских сердец, заслуженную артистку Республики Хакасия, народную артистку Республики Хакасия - Нину Дмитриевну Баинову (Саражакову).

Ровесница Хакасского национального  драматического театра имени А.М.Топанова, народная артистка Хакасии, заслуженная артистка  Хакасии  Нина Дмитриевна Баинова - Саражакова  ушла из жизни 31 октября 2021 году. Ей было 89 лет.

Она ушла, и в театре закончилась целая эпоха. Через Нину Дмитриевну в театре проходила связь с актерами старшего поколения, которые стали легендами театра.

Она ушла, оставив нам свой пример проявлять исключительную, неисчерпаемую и жизнеутверждающую любовь к жизни и своему делу.

Беседу записала С.С. Чебодаева-Чаптыкова, август – сентябрь 2016 года.

В 2021 году Нина Дмитриевна Саражакова (Баинова) и Хакасский театр отметят своё 90-летие.  27 и 28 сентября 2016 года, в день рождения основоположника хакасского театра Александра Михайловича Топанова, на малой сцене состоялся юбилейный вечер народной артистки Республики Хакасия, удивительной, великолепной актрисы Хакасского театра, ровесницы театра Нины Дмитриевны Баиновой-Саражаковой. 

Театру отдано 60 лет. Как гласит легенда, 6 декабря 1931 года, на санях, пришпоривая коня, везли в абаканскую больницу роженицу, но ребёнок родился в пути, не доехав до назначенного пункта. 

Придумана история: «Ехал чабан в поисках отбившегося ягнёнка и услышал детский плач: «У-а, у-а, те-а-тр!». Удивился, что за чудо?! Подъехал, а там… родилась Нина и во всё горло плачет: «В театр хочу!» Именно 6 ноября 1931 года родился хакасский театр! «То, что я родилась в пути, определило мою судьбу. Ведь мы, актёры, всегда в дороге к своему зрителю», ‒ любит говорить Нина Баинова, ровесница театра. 

 ‒   Расскажите о себе. 

‒ Детство было нелёгким, отца забрали на войну, он не вернулся с фронта. Мама в худой одежде пасла овец, простудилась, умерла… С братиком мыкались по родственникам, работали… Слава богу, в 1945 году в Абакане открыли национальную гимназию, куда принимали учиться детей-сирот. Это спасло нас. 

Во время Великой Отечественной войны 25 тыс. женщин остались вдовами. Более 40 тыс. детей стали сиротами. И навсегда утеряно 75% хакасских фамилий. 

‒ Первая радость – еда, 3 раза в день. В воскресенье давали несколько граммов чёрного хлеба, я его меняла на деньги и ходила в кино. «Чапаев» ‒ это неизгладимое впечатление! Рыдала каждый раз, когда убивали Чапаева, наверное, это были слёзы по отцу, погибшему на войне. 

Второе счастье – это театр! Водили нас в театр, и я увидела Катерину Начинову, Семёна Колченаева, Георгия Борчикова и других замечательных артистов Хакасского театра. Это неповторимое ощущение восторга! Сиротство, одежда не ахти, всё кудато уходило… В театре я чувствовала себя как в стране чудес! В 1951 году в Абакан приехала комиссия из театрального института г. Ленинграда. Тут, на месте, отбирали вторую актёрскую студию. 

‒ Как поступили в театральный? 

‒ Лето 1951 года. Вся школа разъехалась, а нам, сиротам, ‒ некуда… Видимо услышали о наборе. Любопытства ради подходим к зданию театра. С торца выходят девочки и мальчики – ктото плачет, кто-то радуется. Вышли солидные люди (оказалось – это комиссия). Один из них подозвал меня и пригласил пройти в зал. «Петь, умеете?». Спела блатную, тюремную песню. «Другую знаете?». Спела «Катюшу». Этюд показала. Дали задание: «Заблудилась в лесу. Кто-то подкрадывается сзади. Медведь!». Заорала 139 благим матом и убежала со сцены от стыда. На другой день в интернате меня нашёл директор и сказал: «Нина, вы поступили в театральный институт, поедешь в Ленинград». Я в слёзы: «Я школу не закончила, в 9 классе учусь и хочу быть юристом!». Уговорили меня. Собирали родственники всем миром. Платье сшили новое… так я оказалась в составе 2-й театральной студии: Валентина Спирина, Вера Чебодаева, Алексей Абдин, Николай Тиников, Ибрагим Добров, Герман Саражаков, Мария Тазьмина, Михаил Абдин, Анна Орешкова, Аркадий Чаптыков, Борис Баинов, Алексей Самрин, Дмитрий Килижеков, Леонид Инкижеков, Александр Тугужеков, на втором курсе присоединились Алексей Щетинин, Анастасия Тодикова. Руководители курса – народный артист РСФСР О. В.Казико и Г. В. Галофрэ. 

Курс был талантливый. Сама графиня Шереметьева читала лекции. Фехтование вёл Иван Эдмундович Кох. 

‒ Наш курс тоже имел счастье учиться под его руководством.

 ‒ 1951 год, 6 лет прошло после войны. Ленинград – город мечты, и люди – особые. Пережившие блокаду, они были очень добры, готовы в каждую минуту прийти на помощь. 

‒ Это ощущали и мы, приехавшие в город-герой в 1969 году.  

‒ Стипендия – 22 рубля… Зато музеи, спектакли, дамы на улицах в белых перчатках, голубей кормят. Куда надо пройти, не то что расскажут, проводят. Область 200 рублей присылала в помощь. Покупали обновки и килограммами ели колбасу. Мучились ‒ животы сводило, но вкусно – безумно! 

‒ Нина Дмитриевна, вы – красавица. Вас не могли не замечать молодые сокурсники. 

‒ В меня был страстно влюблён художник-скульптор – еврей. Предложил руку и сердце. И моё застучало… Но курс наш в один голос: «Нина! А Родина, а Хакасский театр, народ, который тебя ждёт». Тогда слова «народ» и «Родина» для нас были святыми… Отказалась… И жила там, не голодая, конечно, хотя всякое бывало. Летом все – в Хакасию, а я ‒ в пионерский лагерь, зарабатывала на жизнь. После 2-го или 3-го курса ‒ тоска по дому страшная! Поехала в поезде домой зайцем на 3-й полке, за чемоданами. Приехала живой-здоровой, радость ‒ до неба. Я дома! Родственники ‒ Матрена Константиновна, Тамара Константиновна Баиновы. После смерти матери я жила некоторое время в семье С. Инкижекова (он в облисполкоме работал), нянчила детей тёти Тамары. На обратную дорогу они собирали деньги для меня. 

Пролетели студенческие годы. И в 1956 году с двумя дипломными спектаклями: «Акун» М. Кокова, где играла Анну, «12-я ночь» В. Шекспира, я – Оливия, ‒ мы возвращались в родной Абакан. Он хоть и был похож на большую деревню, но зрители встретили нас восторженно. 

 ‒ Как «старики» встретили вас? 

‒ В театре работали Алексей Шурышев, Клавдия Чаркова, Георгий Борчиков, Семён Колчанаев. Кстати, Александр Тугужеков после 1-го курса перевелся в ГИТИС (г. Москва) на режиссёрский факультет, а Леонид Инкижеков параллельно учился на театрального критика. Спасибо ему. Он много статей написал об актёрах нашего курса. 

Несколько человек отчислили за профнепригодность. Одним словом, получив дипломы, мы стали работать в театре. Когда приехала вторая национальная актёрская студия, русский драматический театр и хакасский были объединены. Это произошло в 1954 году, и театр стал называться Областным драмтеатром им. М. Ю. Лермонтова. 

‒ Нина Дмитриевна, вы всегда были востребованной актрисой? 

‒ Да, я не обижена режиссёрами. Даже когда вышла замуж, назначали на роли. В 1962 году Александр Тугужеков ставил «Отелло» В. Шекспира. Я была назначена на роль Дездемоны. Подхожу к режиссёру и говорю, что беременна. Он чуть не прибил меня. Алю Карагусову назначают – она тоже уже не одна! 

Конечно, первые годы были нелёгкими. Все время гастроли, ни гостиниц, ни дорог. Ночевали где придётся. Возьмёшь тряпку после спектакля, помоешь сцену, расстелешь матрасы, пожалуйста – твоё ложе. Принесёшь цветочек с поля или леса ‒ красота! Не жаловались, ездили по аалам в любую погоду на грузовых машинах. Впереди на скамеечках – артисты, сзади – декорация. 

 Алексей Щетинин – прекрасный артист, лидер, душа коллектива, всех подбадривал: «Скоро на автобусах будем ездить!». И правда. Автобус появился! Жили как одна семья, премьеры отмечали всегда. Щетинин каждый Новый год, нарядившись Дедом Морозом, ходил по квартирам и поздравлял нас. Ушёл от нас в 41 год. Мы осиротели. Не стало великолепного Отелло, Эзопа, Суванкула, Ожена, просто человека, который «горел» театром. 

Мы были счастливы, хотя жили бедно, но идей было навалом. Оптимизма хватило бы на сто человек. Очень ждали отдельного здания для Хакасского театра. 

‒ Нина Дмитриевна, 5 сентября в 2013 года мы «освятили» землю, где построят здание для нашего Хакасского театра. И вы с Алисой Кызласовой «месили» тесто для обряда.

 ‒ Светочка, 3 года прошло, а воз и ныне там. Я же администратором долгие годы работала, возила вас в Башкирию, Киргизию, на Сахалин, в Туву. Первое – каждой идее нужны «ноги, руки». А если нет этого – дела не идут. Так устроен мир. Хочешь? Надо действовать! А мне обидно… Хотя, буду верить до конца – у Хакасского театра будет свой дом. Об этом мечтаете не только вы, об этом мечтал ещё наш курс! 60 лет прошло! 

‒ Будем верить… 

‒ Как Нина Баинова нашла свою половину? 

‒ Это он меня нашёл. Герман Николаевич Саражаков – мой сокурсник, поэт, драматург, заслуженный артист РСФСР, работал заместителем начальника Отдела культуры области. Первый художественный руководитель Хакасской филармонии, отец моих детей, Олега и Вики. Звучит, да?! Добрейший человек, 143 талантливый, бескорыстный, влюблённый в жизнь, в женщин и очень практичный. У наших детей и у Германа день рождения 1 марта! У всех троих! 

О, прекрасная Нинон! 

Давай сольёмся

 Как Волго-Дон! 

Это он мне посвящал стихи о любви. Герман был стиляга, ухаживал за мной ещё в институте, но был младше и был ершист, казался легкомысленным. Нет, он был очень хорошим отцом, романтичным. Вот только рано ушёл, в июне 1999 года. Обидно, мог жить да жить… 

‒ Что даёт вам силы, вдохновение? 

‒ Спорт, книги, путешествия, дача, любопытство, внуки, правнучка. 

Нина Дмитриевна – страстный любитель активного отдыха и здорового образа жизни. Йога, пробежки, обливание водой в любое время, дачница. 

‒ Надо брать от жизни максимум положительных эмоций и молиться за счастье детей, семьи, друзей, коллег… Я обливаюсь на улице и простираю руки к небу: «Спасибо, что живу!». 

‒ А что не сбылось в жизни? 

‒ Париж. Франция… 2 года изучала английский. Овладела компьютером. Сказали – поздно… Вот это слово «поздно» напрочь сразило меня. Поэтому, Света, если о чём-то мечтаешь – осуществляй сразу, а то будет поздно… Завтра – может быть поздно! 

Нина Баинова до сих пор в коллективе. Ходит на премьеры, интересуется жизнью театра. 

‒ Знаешь, иногда становится очень – очень грустно … Потому что все сокурсники ушли в мир иной. Поговорить не с кем… Нет, дети у меня золотые. Но мне не хватает общения, мне не хватает 144 театра, как в той песне Высоцкого «Друг, оставь покурить, а в ответ – тишина…». 

‒ Ваши пожелания молодым и не очень молодым артистам театра и не только театра. 

‒ Любите жизнь! Не жалуйтесь, не сетуйте, ведь могло быть гораздо хуже. А люди семейные – берегите друг друга. Потому что, когда твоя половина уходит, уходит и твоя душа… Любите друг друга. Хотя, конечно, любовь – это дар, от Бога. И заходите на чай просто так, мы всегда рады гостям. 



Просмотров: 1754
Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...