От эпизодов до главных ролей

19 апреля 2017 г. в 13:49

Фото национального театра

Категория: Культура и спорт

Театральная гримёрка. Актёр Хакасского национального драматического театра имени А.М. Топанова Максим Султреков держит в руках белоснежные листки сценария. Всё, что на них написано, через мгновение он расскажет видеокамере. Ролики отправят в Москву, чтобы тамошние режиссёры выбрали исполнителей ролей в новом фильме о Хакасии.

Таких кастингов в творческой жизни артиста было немало. Всё началось в 2008 году. Выпускник института искусств Хакасского госуниверситета Максим Султреков (сейчас он заочно учится в Российском государственном институте сценических искусств) играл в спектакле по пьесе Алисы Кызласовой «Ада Чирi» («Земля отцов»). Постановка Нонны Галецкой и Светланы Чаптыковой имела успех и в Хакасии, и на международных театральных фестивалях. Возникла идея экранизировать сюжет «Земли отцов». Так родился фильм, рассказывающий о трагической судьбе хана Бахчыя и его рода. Съёмки проходили в анхаковском музее под открытым небом «Улуг Хуртуях Тас».
Далее была Москва. Брали столичную киностудию втроём: Геннадий Чаптыков, Сергей Доможаков и Максим Султреков. Спустя пару месяцев после кинопроб всех артистов из Хакасии пригласили на съёмки «Орды» режиссёра Андрея Прошкина. На «Мосфильме» воссоздали интерьер Успенского собора, на берегу Клязьмы построили декорации Москвы XIV века, а столицу Золотой Орды Сарай-Бату реконструировали в Астраханской области близ села Селитренное. Сейчас это место стало туристским центром.
Хакасские актёры играли монголов. Чаптыкову досталась роль сотника, Доможаков перевоплотился в конюха, чистил подковы лошадям, а Султреков ощипывал гуся и орудовал поварёшкой, готовил еду для хана и его свиты.
— Это были съёмки абсолютно другого уровня, — вспоминает кинолето 2010-го Максим Султреков. — Удалось перенять актёрский опыт известных мастеров. На съёмочной площадке познакомились с Андреем Паниным, игравшим хана Тинибека, с Виталием Хаевым, исполнившим роль князя Ивана Красного. Четыре дня мы посвятили записи эпизодов, а когда фильм вышел в свет, удивились. Несколько суток актёрской работы на камеру превратились в четыре секунды на телеэкране. Представляете, насколько трудоёмка работа над двухчасовой кинолентой!
Актёр снимался и на киностудии «Хакасфильм». Играл главную роль в короткометражном фильме «Охотник» и эпизодическую — в картине «Я — хакас». Интересными были и съёмки «Без цели» режиссёра Юрия Курочки и сценариста Марины Канадаковой.
В этом фильме Максим Султреков предстал в образе среднестатистического современного хакаса, далёкого от шаманизма, не верящего в силу духов гор и степей. Он живёт с мамой, не стремится обзавестись семьёй, не знает родного языка, у него нет цели в жизни. Однажды отправляется на своей машине в путь, проезжает мимо священного места — автомобиль глохнет. Парень безуспешно пытается завести машину. Тут неожиданно появляется знакомый старик и рассказывает о древнем обряде сек-сек. Что-то говорит по-хакасски и исчезает. Герой достаёт водку и нервно разбрызгивает её вокруг священного места, прося благословения духов на дорогу. Автомобиль заводится.
Любопытно, что в день съёмок «Без цели» актёр и сам попал впросак. Выезжая в Аскизский район, где проводились съёмки, он решил заправиться топливом и не заметил, что не вытащил пистолет из бензобака на заправке. А когда добрался до импровизированной съёмочной площадки, ему позвонили госавтоинспекторы и попросили немедленно подъехать к месту заправки на АЗС. Оказалось, пистолет, вырвавшись из бензобака, разбил монитор бензоколонки. Пришлось переносить съёмки.
В фильме Алексея Сагатаева «Серебряный крест Акина» Максиму тоже досталась главная роль — человека, бежавшего от войны, от белых и красных. Съёмки в районе Малой Сеи Таштыпского района прошли без приключений, если не считать того, что неожиданно выпал снег. На монтаже пришлось закрашивать белую пелену, поскольку действие в фильме разворачивалось осенью:
— Работать в кино интересно, — говорит Максим Султреков. — Однако душа лежит к театральным постановкам. Ты выходишь на сцену, делишься своими чувствами с залом, обмениваешься энергетикой со зрителем. На театральных подмотках абсолютно другие эмоции, они выражены ярче, нежели на экране. Если ты будешь вести себя перед камерой так же, как и на сцене, публика решит, что ты кривляешься. То, что в театре кажется естественным, недопустимо в кино.

Анастасия ПАЧИНА

Материалы по теме

24.04.2017 — Сила Эльзы

Оставить комментарий