Превращая Землю в Добро

25 января 2017 г. в 17:08

Фото Александра Колбасова

Категория: Общество

Кажется, так много раз уже видел, как невзрачный скользкий кусок глины, брошенный на гончарный круг, начинает меняться. Движения мастера отточены до миллиметра, а время сжато до секунд. Миг — и аморфная масса поднимается по центру восточной башней, ещё миг — и обретает границы, где пустота внутри окормляется стенами.

Твёрдые, уверенные пальцы формируют изогнутую суть будущего горшка, крынки, кувшина или греческой амфоры. Движения незаметны и легки, а на бывшем куске глины, ставшем даже не вещью — произведением, уже появляется орнамент-оберег: чтобы посуда дольше служила в доме.
И каждый раз, когда напряжённая нить перерезает пуповину между изделием и кругом, а в руках у мастера как утверждение чуда светится новая вещь, ты выдыхаешь с удивлением и восторгом: «Ну надо же!» Хоть и знаешь, что за кажущейся лёгкостью движений гончара-профессионала стоят десятки лет учёбы, ремесленного труда, и, наконец, настоящего творчества, вопреки пословице «Не боги горшки обжигают» ставящего знак равенства между творцом и богом.
Ну да, не обжигают боги горшки. Они их творят. Примерно так же, как уже четверть века в мастерской историко-этнографического музея «Шушенское» творит изделия из глины художник Сергей Семёнов.
Этого человека знают все, кто хоть единожды приезжал в Шушенское. Туристы и школьники, сотрудники музея и случайные гости, побывавшие на его мастер-классах, едины в определении и работы, и мастера. «Удивительный» — рефреном звучит со страниц газет, школьных сочинений, туристических сайтов и социальных сетей. Каждый, кто видел, как работает гончар, не может удержаться от этого слова.
А оно как нельзя лучше подходит Сергею Михайловичу. Мастер-самоучка, в тяжёлые для музея годы самостоятельно сделавший гончарный круг, учившийся на собственном опыте «глиняному рукомеслу», сегодня он — символ Шушенского музея. Изготовленная его руками керамика есть, пожалуй, в каждом доме Хакасии и юга Красноярского края. Её покупают как сувениры, а, начав использовать по прямому назначению, не могут нахвалиться: и молоко в крынках хранится дольше без консервантов всяких, и в горшках так ладно готовить и щи, и кашу, да и любое замысловатое заморское блюдо, болгарскую мусаку, например, или французский жюльен.
Люди, приезжающие в этнографический музей впервые и не ожидающие, что место ссылки вождя пролетариата столь изобильно сюрпризами, сначала и не предполагают, что «шушенские горшки» делаются тут же — из трёх местных глин, местными же мастерами. А, увидев процесс, насладившись им, наудивлявшись вдоволь, даже пытаются изготовить «что-нибудь этакое».
Конечно, по сравнению с 1993 годом — в это время Сергей Михайлович начал работать в Шушенском музее — в здешней гончарной произошли значительные изменения. Производство, некогда кустарное, сейчас стало серьёзным. И оборудование уже современное — мельницы для глины, печи для обжига, электрические гончарные круги… Есть презентационный гончарный цех, расположенный в усадьбе XIX века (здесь демонстрируют туристам основы ремесла на деревянном гончарном круге, изготавливая изделия по эскизам старых мастеров). Но есть и другая мастерская, современная и более вместительная. Её построили сами сотрудники музея, и именно там хранится всё необходимое для процесса — запасы глины, электромельницы, бочки, в которых залитая водой глина напитывается, чтобы после на специальных подставках «доходить» до консистенции теста. Дальше глиняное тесто, как и настоящее, хорошо «мнут и бьют» — чтобы стало эластичнее. И потом наступает черёд мастера.
Невидный скользкий комок ложится на гончарный круг, и руки Семёнова, сомкнувшись над ним, незаметно меняют реальность, делая из глины кувшин или чашку, превращая Землю в Добро.
Сотворённое мастером, согретое его теплом, а после закалённое в огне жизни, оно всегда будет с людьми.

 

Елена АБУМОВА, Шушенское

Оставить комментарий

Тема дня

Напрямую с главой без барьеров и промедлений

21 июля глава Хакасии Виктор Зимин в ходе прямой линии ответил на более полусотни вопросов. В течение трёх с половиной часов шло общение с населением в онлайн-режиме.