Испытание морем

31 мая 2016 г. в 19:54

Категория: Общество

— Брежнев, Брежнев, ответьте Ленину!
Где такое можно услышать? Конечно же, на «просторах» Военно-морского флота, где ледокол «Брежнев» ждёт ответа от атомохода «Ленин». И какие-либо шутки тут уже не уместны. В морском деле порядок и ответственное отношение к делу — гарантия сохранения десятков, а то и сотен жизней. И это прекрасно понимал и понимает Бронислав Семёнович Майнагашев. Контр-адмиралу Военно-морского флота СССР, капитану дальнего плавания, первому хакасскому инженеру судовождения 5 июня исполнится 90 лет.

Бронислав Семёнович родом из Новосибирска. И где, казалось бы, моря да океаны и где Новосибирск. Но судьбой было уготовано будущему почётному гражданину Аскизского района посвятить свою жизнь службе в Военно-морском флоте СССР. А прежде, в 1949 году, окончить Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С.О. Макарова. Готовили там не только инженеров, но и метеорологов, гидрографов, океанологов... В общем, кадры для обслуживания Северного морского пути. Для отечественных судов с атомными энергетическими установками требовались специалисты высокого уровня, так что здесь бремя ответственности давило с не меньшей силой, чем в других профессиях. 
Сразу по окончании училища Бронислав Майнагашев устроился работать в Ленинградское морское агентство главного управления Северного морского пути. Вот так оно в принципе всё и пошло — по морям да океанам. С 1950 года по 1955-й он был капитаном на теплоходах «Акоп Акопян» и «Сестрорецк», трудился помощником капитана на ледоколах «Алёша Попович», «Сибиряков», «Красин», «Ермак», «Илья Муромец». Последующие восемь лет провёл в должности старшего помощника, а затем уже проверял себя в роли капитана судов Мурманского морского пароходства министерства морского флота.
В 1963 году, став начальником морских операций в западном секторе Арктики, Майнагашев обеспечил успех труднейшей навигации того года, за что был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Второй орден Трудового Красного Знамени ему вручили в 1970-м за экспериментальное плавание дизель-электрохода «Гижига» на Дудинку.
Начальник морских перевозок и операций Западного района советской Арктики, заместитель начальника администрации Северного морского пути, начальник главной морской инспекции министерства морского флота СССР, член коллегии министерства морского флота СССР, капитан атомных ледоколов «Арктика», «Таймыр» и «Вайгач», выпускник Академии народного хозяйства. И это всё он — Бронислав Семёнович Майнагашев, человек, помимо всего прочего, награждённый орденом Ленина и орденом Октябрьской революции. Человек, о котором неоднократно писали советские газеты и журналы. Сегодня «Хакасия» предлагает некоторые выдержки из них.

* * *
«Сестрорецк» название менял трижды. Сначала пассажирское судно нарекли «Принцесса София Шарлотта», затем переименовали в «Пруссию», а в разгар Второй мировой войны назвали Polaris. Когда Polaris стал трофеем Советского Союза, получил своё последнее имя — «Сестрорецк».
Судно во время войны практически не пострадало, находилось в хорошем техническом состоянии. «Сестрорецк» был перегнан в Ленинград и вошёл в состав Балтийского торгового флота уже в мае 1945 года. Он стал одним из первых судов, совершавших пассажирские рейсы между Ленинградом и портами Западной Европы. Уже в 1946-м курсировал на линиях Ленинград — Хельсинки — Стокгольм и Ленинград — Лондон.
В 1952 году «Сестрорецк» был передан в Мурманское пароходство, где проработал на линиях Мурманск — Озерко, Мурманск — Териберка, Мурманск — Иоканга. Летом ходил до Архангельска и обратно, обслуживая побережье Кольского полуострова. Многие известные капитаны возглавляли экипажи этого судна: Михаил Каск, Василий Игаун, Александр Боголепов, Павел Котомкин, Бронислав Майнагашев…
В середине 1950-х в результате большой модернизации пароход превратился в теплоход. На нём установили два главных двигателя мощностью по 570 лошадиных сил. Скорость была доведена до 11,8 узла. Пассажировместимость уменьшилась до 138 спальных мест, но стало комфортабельнее пассажирам и экипажу. Дальность плавания составляла до 1800 миль без получения снабжения. Всё это позволило начать рейсы до Диксона. 26 июля 1956 года была открыта регулярная пассажирская линия Архангельск — Диксон для зимовщиков-островитян, жителей Заполярья и исследователей Арктики. Рейс продолжался 17 суток.

* * *
4 января 1972 года успешно завершился экспериментальный арктический рейс по продлению сроков работы грузовых судов Мурманского морского пароходства на линии Дудинка — Мурманск, ставший важным шагом к обеспечению круглогодичной навигации в Арктике.
Собственно, идея продления навигации зрела давно, но только 19 мая 1970 года коллегия минморфлота СССР сочла её целесообразной. Тогда же, поздней осенью 1970-го, и состоялся первый такой рейс.
30 октября в минморфлоте заместитель начальника Мурманского морского пароходства по ледокольному флоту и начальник морских операций Западного сектора Арктики Бронислав Майнагашев детально доложил обо всех аспектах плана предстоящей проводки судов с норильской рудой.
«Тогда решался обширный круг вопросов, — вспоминал Бронислав Семёнович. — Организация плавания, руководство, технические возможности судов и ледоколов, особенно в пресных льдах Енисея, ледовая разведка в полярную ночь самолётами Ан-24 со специальной аппаратурой на борту. Надо было определить возможности работы гидрографических баз на реке. Все понимали, что сложным участком для работы ледоколов будет мелководье мыса Шайтанского. Особенно волновал Турушинский перекат. Никто не знал, как поведут себя ледоколы в таких условиях». Но в итоге всё закончилось благополучно. Дизель-электроход «Гижига» с грузом возвратился в Мурманск 3 декабря, прибавив к навигации ни много ни мало 35 дней.
Результаты экспериментального рейса были тщательно проанализированы, обобщены и стали основой для более глубокого и всестороннего решения проблемы зимних навигаций в Западном секторе Арктики со стороны минморфлота, минцветмета и ряда научно-исследовательских проектных институтов, а также реализации масштабной судостроительной программы, развития Мурманского и Архангельского портов, складских мощностей в Калининграде, Кандалакше, Мурманске, Архангельске. Словом, тогда, в 1970-м, был заложен фундамент для многообещающего прорыва.

* * *
Необходимо вспомнить историческую навигацию дизель-электрохода «Капитан Мышевский» под проводкой атомного ледокола «Сибирь» в 1978 году, которая в качестве первого эксперимента была осуществлена летом в высоких широтах Арктики и которая в очень большой степени аналогична зимним условиям во льдах Карского моря.
Маршрут проводки пролегал от Мурманска севернее мысов Желания (Новая Земля) и Арктический (Северная Земля), севернее островов Анжу (Новосибирские острова), через пролив Лонга в район Берингова пролива. Наиболее сложными участками плавания были районы: от острова Шмидта, мыса Арктический до острова Малый Таймыр (восточнее Северной Земли)…
Важно отметить, что Бронислав Майнагашев, под руководством которого проходили экспедиции, уже в конце 1970-х годов упоминает о необходимости иметь более мощные ледоколы...
В результате наблюдений и выводов экспедиции Бронислава Майнагашева можно утверждать, что ледопроходимость в Арктике существующих атомных ледоколов для проводки обычных транспортных судов является недостаточной. Для проводки крупнотоннажных транспортных судов из Арктики необходим ледокол значительно большей мощности, который нужно создавать как «арктический ледокол».

* * *
Приходилось Б.С. Майнагашеву командовать и на атомном ледоколе «Арктика». Спросите у специалистов, что это за ледокол, и вам скажут: самый мощный в мире. Паротурбинная установка включает два турбогенератора мощностью по 37 500 лошадиных сил каждый, а источниками электроэнергии служат пять турбогенераторов по 2 000 кВт, резервный дизель-генератор мощностью 1 000 кВт и два аварийных дизельных генератора мощностью по 200 кВт. Помимо этого 155 кают, столовая, музыкальный и шахматный салоны, кинозал, плавательный бассейн, спортзал, библиотека, учебный класс, две финские бани, парикмахерская, фотокаюта и бытовая мастерская.
Медицинский блок ледокола включает амбулаторию с физиотерапевтическим и стоматологическим отделениями, операционное отделение, рентгеновский кабинет, лаборатории, стерилизационную, изолятор и лазарет.
Ни дать ни взять мини-город на воде, который совершил по тем временам невероятное — корабль в надводном положении добрался до Северного полюса. За 13 суток по маршруту Мурманск — Северный полюс — Мурманск было преодолено 3852 морские мили.

* * *
После триумфа атомохода «Арктика» ледокол «Сибирь», ведя за собой транспортное судно «Капитан Мышевский», в необычно раннее для арктической навигации время прошёл от Мурманска к Берингову проливу и проложил новую ледовую трассу к северу от привычной морской магистрали...
Как это происходило, рассказал руководитель экспериментального рейса Бронислав Семёнович Майнагашев:
— Каждые четыре часа менялись вахты, накрывались столы в кают-компании и столовой личного состава, в ходовую рубку непрерывно поступала информация со всех постов, чётко работала связь с Большой землёй. Хотя после похода «Арктики» не прошло и года, штурманы получили новую технику. За два месяца до начала похода был запущен навигационный спутник «Космос». С его помощью моряки определяли координаты судна (вахтенному штурману достаточно было нажать кнопку). Этот спутник обеспечивал и надёжную радиотелефонную связь с материком.
Карское море встретило суда крепким зимним льдом — скорость каравана сразу же упала... Минуя низкий заснеженный остров Визе, «Сибирь», сберегая силы для будущих сражений со льдом, вела транспорт к мысу Арктический на северной оконечности Северной Земли. Проплыл по горизонту и ледниковый купол острова Шмидта.
Ледовые поля, торосы — это всё, что мы видели с борта обоих судов. Только изредка у островов из-под покрывала снега проглядывали пятнышко осыпей или береговой обрыв. За мысом Арктический стали попадаться айсберги. Ветры здесь прижали дрейфующий лёд к неподвижному припаю. Форсируя очередное препятствие, то и дело приходилось заводить концы на транспорт — брать его «на ус», то есть притягивать «Мышевского» к корме ледокола. В море Лаптевых в обход тяжёлых льдов пошли на юг к восточной кромке Таймырского полуострова. Потом снова смена курса — в обход Новосибирских островов. Так вышли в Восточно-Сибирское море с севера. На пути оказались монолитные многолетние льды из канадского сектора Арктики. Не обошлось и без неожиданностей: при форсировании ледяного пакового поля крен ледокола достиг 20 градусов — из плавательного бассейна вылилась вода и затопила спортзал, посыпались со столов телефонные аппараты, бумаги, книги... В каюте старшего электрика из девяти цветочных горшков уцелело только два. В узких ледовых коридорах глухо стонал металл. Потом караван встал. Требовалась помощь ледовых разведчиков, но полученная от них по фототелеграфу карта ледовой обстановки оказалась неутешительной.
После двадцатичасовой стоянки караван снова пошёл на восток. К полудню 7 июня за двадцать часов одолели всего сотню миль. В вахтенном журнале появились записи: «...Продвижение очень медленное. Винты фрезеруют лёд... Периодические заклинивания корпуса. Работаем набегами... Продвижение за час немногим более кабельтова». И так миля за милей...
После преодоления канадского пака на траверзе Певека ледокол встретился со знаменитым Айонским массивом. Его удалось одолеть без особых потерь во времени, но за мысом Шелагским в тумане мы упёрлись в сплошные двухгодовалые десятибалльные льды... Очень плохое для моряка сочетание — лёд и туман. В общем, плавание было и сложным, и интересным...
13 июня после 3200 миль плавания (из них 3000 во льдах) суда разошлись. Расставание произошло у мыса Сердце-Камень — «Капитан Мышевский» ушёл по чистой воде в порт назначения Магадан, а «Сибирь» легла на обратный курс, по более северным широтам, прощупывая и испытывая лёд на будущих трассах. По пути высадили новую дрейфующую научную станцию СП-24.

Подготовил Саша ЛЬЕ

Оставить комментарий

Тема дня

Театрализованный конкурс «Дороги Творцов» стартовал на ипподроме в Абакане

Представители всех муниципалитетов подготовили театрализованные представления, которые сейчас демонстрируют на главной сцене Чыл Пазы.