Как лидер с лидерами

13 февраля 08:39
Как лидер с лидерами РИА Новости

В понедельник Владимир Путин пообщался в Кремле с финалистами конкурса молодых управленцев «Лидеры России», дав им напутствия и по жизни, и по работе. За тем, как судьбы людей менялись прямо в ходе общения с президентом, наблюдал специальный корреспондент “Ъ” Иван Сафронов.

Изначально встреча Владимира Путина с финалистами «Лидеров России» должна была состояться в Сочи, но из-за авиакатастрофы самолета Ан-148 президент остался в Москве. По данным “Ъ”, приглашенные к нему на встречу «лидеры России» узнали об этом только накануне. Некоторые финалисты даже начали морально готовиться к отмене мероприятия. Но этого не случилось. Владимир Путин зашел в зал, когда все 16 человек и один первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко уже сидели на своих местах (причем место последнего было не рядом с господином Путиным). Он выглядел несколько уставшим: как позднее выяснилось, президент где-то простудился, но рабочие планы решил не менять. Усевшись за стол, он взял чашку с чаем и поприветствовал всех.

— Вы знаете, наверное, неоднократно уже об этом говорили, у нас этот конкурс не связан с какой-то карьерной лестницей, только с созданием возможности для дальнейшего роста…

Начало было обескураживающим, многие, как казалось, считали этот конкурс как раз шансом на повышение. Но вслух этого никто произносить не стал. Зато первым заговорил Павел Сорокин, возглавляющий Аналитический центр ТЭКа при Минэнерго.

— Я всю свою жизнь, когда был еще маленьким, молодым, жил за границей, учился в школе там. И всегда, живя там, понимал, что хочу на родину, хочу вернуться…— начал он.

— А где вы жили? — перебил его Владимир Путин.

— На Кипре, 11 лет…— с тоской в глазах ответил Павел Сорокин.— Ходил в школу при посольстве и в английскую параллельно. И там… видел очень часто, как наши соотечественники в 90-е годы теряли связь со страной... Это сформировало мои взгляды на жизнь, что я хочу вернуться сюда, хочу, чтобы этого не повторялось…

Господин Путин молча слушал его, изредка отвлекаясь на глоток чая. «Лидер России» продолжил рассказ. Вернулся в Россию в 2001 году, окончил Плехановскую академию, работал в разных финансовых структурах, например в банке Morgan Stanley. А два с половиной года назад министр энергетики Александр Новак предложил возглавить аналитический центр, который может заниматься важными проектами. Таким он назвал соглашение об ограничении добычи между Россией и странами ОПЕК.

— Это была знаковая сделка! Хотел вас тоже поблагодарить, потому что без вашей поддержки ничего было бы невозможно! — доложил господин Сорокин.

— Я не знал, что вы занимались этой работой…— признался Владимир Путин (до этого момента, он, видимо, полагал, что ею все-таки занимался министр Новак).

— Очень активно! — с напором добавил Павел Сорокин.

— Вы давно при Минэнерго работаете? — продолжал расспрос президент.

— Два с половиной года! Но сделкой с самого начала занимаемся, как в первый раз полетели в феврале 2016 года в Катар.

— Два с половиной года? — еще раз переспросил Владимир Путин.— Пора повышать вас. Уверен, Александр Валентинович (Новак.— “Ъ”) обратит на это внимание.

Сомнений в том, что обратит, не возникало: по крайней мере у министра есть еще на это несколько месяцев.

Индивидуальный предприниматель Вероника Прищепа, консультирующая, как она сама призналась, по «вопросам менеджмента качества», также решила рассказать о себе. Выяснилось, что с мужем-военнослужащим она пожила и в Новосибирске, и в Екатеринбурге, и во Владивостоке.

— Год назад в моей жизни случилось чудо — у меня появился сын…— делилась госпожа Прищепа.— Я ушла в декрет и окунулась в материнство во всей его прелести прямо с головой, с удовольствием. Но через какое-то время я прямо, знаете, зафиксировала в голове мысль, что я хочу быть полезной не только своему маленькому мирку, а дальше…

Она также призналась, что стала сомневаться в себе как в профессионале. Что она начала ассоциировать себя с машиной, которая долго не ездит и ржавеет: «Абсолютно ненужной». Но все исправили ее друзья, рассказавшие о конкурсе «Лидеры России».

— Вы понимаете, раз я здесь нахожусь, оказалось еще одно удивительное чудо — если стараться, если активно участвовать, то можно даже не просто выйти из декрета обратно в обойму, а можно выйти в еще более масштабную задачу… Не смейтесь! — попросила она Владимира Путина (а он, впрочем, и не собирался).— Мне Мишустин Михаил (глава Федеральной налоговой службы.— “Ъ”) предложил поучаствовать в одном интересном проекте…. Как ни крути, но без конкурса подобного шанса у меня бы в принципе не было. От имени всех молодых мам действительно спасибо!

Не менее захватывающим был и диалог с заместителем директора Научно-медицинского исследовательского центра имени Мешалкина Евгением Покушаловым.

— Я очень рад вновь с вами встретиться. Буквально полгода назад вы мне в Кремле вручали Госпремию в области науки и технологий.

— Как сейчас помню! — откликнулся Владимир Путин.

— Что могу сказать? Меня, например, в течение всего конкурса все без конца спрашивали: «Зачем тебе это надо? Ты оперирующий хирург, ты ученый, добился много всего».

— Вы доктор наук? — уточнил президент.

— Я доктор наук, профессор, член-корреспондент Академии наук!

— А сколько вам лет? — продолжил господин Путин.

— Мне 43…— признался господин Покушалов.

— И когда вы успели все оформить? — засмеялся Владимир Путин.

— А ничего специально не оформлялось,— тихо сказал ученый.— Делалась работа, делалась наука, внедрялись инновации… И это все пришло само собой.

Руководитель департамента компании Schlumberger Олег Жданеев взялся было спорить с президентом о размерах города Абакана, в котором родился, но быстро переключился на богатую биографию. Производственник из нефтегазовой отрасли, 12 лет работал в Норвегии, Франции и США, а теперь вернулся «чтобы стать ближе на шаг к мечте».

— А работали в качестве кого?

— И в исследовательских институтах, и непосредственно «в полях»… Я, как нефтяник, и в море ходил, и занимался разработкой нового оборудования в Норвегии, например, тех же подводных добычных комплексов. В США разрабатывал новые типы химического анализа пластовых флюидов...

— То есть занимались проблемами бурения на шельфе?

— Бурение на шельфе, новые физико-химические методы анализа, разработка нового оборудования, новых инновационных методов бурения, разведки…

Последнее слово господина Путина немного насторожило.

— В какой компании вы работали?

— В Schlumberger… Два года назад вернулся в Россию, чтобы постараться внести свой вклад. Я как раз стараюсь передать весь свой опыт, все знания на семь заводов, которые у нас сейчас есть в регионе…

— Хотите еще поглотить одну из наших компаний, которая занимается бурением,— неожиданно упрекнул его Владимир Путин.

— Идут разговоры…— тихо признался господин Жданеев.

— Не разговоры, а настойчивые переговоры в течение длительного времени,— поправил его президент.

— Но я непосредственно за производственный блок, то есть…— попытался оправдаться финалист конкурса.

— Вы здесь ничего не делали в этом направлении,— перебил его господин Путин.— В компании у вас какая позиция?

— Я руководитель департамента по производству и разработке нефтегазового оборудования в регионе России и Центральной Азии. То есть я подчиняюсь непосредственно президенту,— сделал акцент именно на последнем слове менеджер Schlumberger.

Председатель управляющего совета программы «Учитель для России» Федор Шеберстов признался, что ему 48 лет и у него шестеро детей. Рассказав о программе, он добавил, что в ходе конкурса «получилось поговорить со многими»: например, с вице-премьером Юрием Трутневым, который предложил ему поработать вместе.

— Фотография рядом с вами, уверен, очень поможет проекту тоже!

— Дай бог,— кратко ответил Владимир Путин и признался, что про этот проект он ранее не слышал.— А к Юрию Петровичу (Трутневу.— “Ъ”) поезжайте, там есть чем заняться.

— Он что делает — у него видно! — сказал господин Шеберстов.

— Да, сразу! Он хваткий! — поддержал его президент.

— Да, с ним надежно! — продолжил нахваливать Юрия Трутнева Федор Шеберстов.

В беседу вмешался Сергей Кириенко.

— Нас протокол расстреляет, потому что мы знаем, что у вас следующее мероприятие. Может быть, если вы позволите, Татьяна Дьяконова.

Она рассказала, что работает в Home Credit Bank и вторую ночь от волнения перед встречей с президентом не спит. А еще работала в госкорпорации «Росатом», где «стояла у истоков создания корпоративной академии», за что «очень благодарна Сергею Владиленовичу».

— Как не порадеть родному человечку, да? — обратился к господину Кириенко Владимир Путин, но ответа не услышал. Госпожа Дьяконова продолжала.

— Я выбрала так же, как все ребята, десять наставников, но буду очень рада, если Максим Станиславович (Орешкин.—“Ъ”) или Сергей Владиленович (Кириенко.— “Ъ”) выберут меня…

Как надо строить отношения наставников и наставляемых, стало ясно по итогам беседы президента с Кириллом Бабаевым, руководителем издательского дома ЯСК.

— Кто у вас был наставником? — поинтересовался президент.

— Я встречался с Владимиром Мау. Жду ответа от других, в частности, от Ярослава Кузьминова из Высшей школы экономики…

— Позвольте совет: они люди занятые, не ждите, требуйте от них, иначе никогда не дождетесь.

— Теперь, я думаю, они будут двигаться в ускоренном порядке.

— Для этого это и было сказано,— улыбнулся Владимир Путин.

По материалам kommersant.ru



Просмотров: 461

Загрузка...

Оставить комментарий