Абакан в зеркале времени

№ 185 (24042) от 27 сентября

«Хакасия» продолжает знакомить читателей со страницами книги абаканского краеведа «По улицам, длиною в жизнь». Публикуется в сокращении. Начало в номере газеты за 12 апреля этого года.


Пикульки на ветру

 

Между улицами Черногорской (Ленинского Комсомола) и Спортивной (Ярыгина) изначально было расположено болото, которое тянулось от железной дороги до улицы Енисейская (Чертыгашева). Поэтому эта территория долгое время не застраивалась. В ранних архивных документах она называется так: Черногорская площадь, Черногорский пустырь — по имени прилегающей улицы. В 1920 — 1940-е годы отсюда брала начало дорога Абакан — Черногорск (Черногорский тракт), по которой ездили за углём на Черногорские копи.

Почётный гражданин Абакана Клара Романовна Кызласова в своих воспоминаниях рассказывает:
«Мой дед Витольд Гурницкий переехал в Абакан в конце 1920-х годов. Построил дом на Черногорской улице, между улицами Советской и Октябрьской (Ленина). Так что наши детство и юность с братом (Леонидом Романовичем Кызласовым) прошли на Черногорской площади. Обзор в 1930-е годы с Черногорской площади представлял такой: на юге за железнодорожной линией пустырь, на западе города располагалось болото, на севере — кладбище.
Болотистое место было покрыто диким ирисом. Но мы в детстве такого названия не знали, эти ирисы все называли пикульками... Весной все расцветало, и казалось, что голубое море колышется на ветру. Для детских игр и забав было раздолье. Из этих пикулек девочки плели венки, косички, салфетки и другое. Мальчики строили шалаши-вигвамы. Летом, после обильного дождя, мы бегали босиком по мягкой траве. Стряпали из глины пироги, которые, высохнув на солнце, превращались в камни. Вечерами на площадь выходили взрослые и дети и до самых сумерек играли в лапту. А зимой строили горки, снеговиков, катались на лыжах».

 

Прекрасная идея

 

В 1947 году у городских властей появилась прекрасная идея: построить парк на Черногорской площади. Под него отвели земельный участок в 13,5 гектара на территории, ограниченной улицами Пушкина, Черногорской (Ленинского Комсомола), Спортивной (Ярыгина) и Енисейской (Чертыгашева). Заключили договор на проектно-сметные работы по строительству парка с Красноярским краевым проектным трестом. Проект плана парка культуры и отдыха выполнил архитектор треста Е. Леонтьев. По его замыслу центральную аллею должна была разрезать нынешняя улица Советская на две части. Таким образом получалось два самостоятельных парка, композиционно увязанных между собой. Входные ворота в оба парка располагались со стороны Советской улицы. В каждом из них по центру располагались фонтаны. В северном парке предлагалось разместить летний театр, читальный павильон и ресторан, в южном — танцевальную площадку, пять физкультурных площадок и ещё один ресторан.
Однако же экспертный совет, рассмотрев 11 мая 1949 года проект плана парка на Черногорской площади, посчитал его «неполноценным в части технического оформления и не отвечающим требованиям города по почвенным и другим условиям. Проект плана парка не утверждать до полной его переработки». В итоге строительство парка культуры и отдыха отложили, а Черногорскую площадь просто засадили деревьями.

Согласно плану работ на весну 1949 года, составленному горкомхозом, для каждого предприятия были детально определены вид и объём работ, а также время их выполнения. Например, сплавная контора должна была с 10 марта по 1 апреля распилить 400 кубометров леса, а автоотряд «Союззаготтранс» — с 1 по 20 апреля полученные лесоматериалы привезти на место работ. Артелям инвалидов «Абакан» и «Промкооператор» с 15 марта по 10 апреля надлежало изготовить по 500 килограммов гвоздей. Экскаваторной станции с 20 по 25 апреля произвести вспашку 15 гектаров площади. С 15 апреля по 1 мая железнодорожному узлу и Заготзерно предстояло выкопать по 600 ям, а автошколе — 100 ям.
С 20 апреля по 15 мая должны были построить ограждение парка: трест «Хакзолото», стройтрест и железнодорожный узел — по 500 метров забора, мебельная фабрика и деревообделочный комбинат — по 300, артель «Деревообделочник» — 200 и горжилуправление — 100 метров забора. Практически все предприятия и организации должны были участвовать в копке ямок для деревьев.
Я жила до 1958 года по улице Советской, около Черногорского сада, и помню этот забор. Сад был огорожен грубыми длинными досками (горбылем) в три ряда. Очень удобно было лазить через забор, что мы постоянно и делали. Собирали там болотные цветочки, а зимой бегали за дичкой. В саду было посажено много дикой яблони, плоды которой не достигали даже сантиметра в диаметре. Кислые ужасно. Но зимой, когда их примораживало, для нас была такая вкуснятина! Настоящие-то яблоки мы видели один-два раза в год, в подарках: на 7 ноября и на Новый год.
Черногорский сад вырос и в таком диком виде пробыл до 1970-х годов, когда начали благоустраивать парк.
В 1974 году его переименовали в Парк Победы. В 1976-м там был открыт монумент Воинской Славы. В 2000 году из бывшего Черногорского сада образовали два парка: Парк Победы и Черногорский парк (между улицами Советская и Пушкина).

 

Здесь саду цвесть!

 

В 1970 — 1980-е годы Абакан стремительно разрастался. Ежегодно вступали в строй новые промышленные предприятия, строилось много жилья. Численность населения в 1970 году составила 90,1 тысячи человек, в 1980-м — 132,9 тысячи. И по-прежнему много внимания уделялось озеленению города. Давайте посмотрим на избранную статистику.
1935 год. Численность населения — 14,9 тысячи человек. Посажено 18 тысяч деревьев.
1959 год. Численность населения — 56,4 тысячи человек. Посажено 80 тысяч деревьев.
1965 год. Численность населения — 79,1 тысячи человек. Посажено в 1966-м 70 тысяч деревьев и кустарников.
Показатели не просто впечатляют — ошеломляют. Сколько же всего миллионов деревьев и кустарников было высажено за все годы благоустройства в нашем городе!
Сколько труда и усилий жителей и властей города вложено, чтобы он стал таким красивым и зелёным. Напомню, что сегодня площадь насаждений составляет третью часть территории Абакана.

 

Как в наши дни вошёл водопровод

 

Водоснабжение Абакана, а люди здесь жили в основном в частных домах, долгое время было огромной проблемой. В документах за 1932 год говорится:

«В городе нет никакого водоснабжения, кроме примитивных крестьянских колодцев, и то в недостаточном количестве (400 штук). Естественные водоемы (речные) находятся на расстоянии в 1,5 — 2 км от города. Город застроен деревянными постройками и крайне неблагополучен в пожарном отношении. Ежегодные эпидемии тифа и других заразных болезней в большей степени зависят от отсутствия здоровой питьевой воды, так как естественные водоемы загрязняются выбросами. Поэтому необходимо в 1933 году построить хорошие колодцы с механизированной подачей воды, большим дебетом воды, с баками в теплушках для питья и на случай пожара. Построить колодцы следует, не менее, как в 3-х пунктах по длине города».

Однако осуществить задуманное в 1933 году не удалось, о чём свидетельствует следующий документ:
«Обеспечение города водой в данное время весьма скверное. Имеется один общий колодец — бак около электростанции, который нынче отоплен, поставлена печь, засыпан потолок, проконопачен, присоединен к паровому насосу. На оборудование этого насоса израсходовано 2500 рублей. Из отпущенных денег на постройку 3-х колодцев лишь заказано 3 бака, а 15 тыс. рублей были сняты на строительство Дома Культуры. В результате было начато, но не закончено строительство даже одного колодца. В 1934 году предположено провести водопровод — этим вопросом заняты сейчас приехавшие из края в Хакасию инженеры».

Но и им не удалось добиться воплощения задуманного. Очевидно, из-за скудного финансирования. Смогли лишь достроить один городской колодец.

Воду для питья привозили и продавали, но всем не хватало. Из заметки в «Советской Хакасии» в 1937 году: «В Абакане единственный колодец Горкомхоза обслуживает водой несколько домов, с жильцов берут плату по 2 копейки за ведро. Спрашивается, откуда Горкомхоз взял такие расценки за воду, тогда как в Красноярске продают воду по 1 копейке за 2 ведра. Если Горкомхоз считает, что себестоимость воды высока, так можно организовать удешевление воды за счет увеличения числа покупателей. Можно организовать подвозку воды в отдаленные места города. Люди будут получать чистую воду, значит, будет меньше заболеваний населения. Кроме этого, бирки на воду следует продавать не в Горкомхозе, а в водоемной будке».

А где же тогда брали воду работники пожарной охраны? На её территории был небольшой водоём, но, естественно, он не мог обеспечить все потребности. Для тушения пожаров в городе создавался определённый запас воды (и немалый). Это вменялось в обязанности предприятиям и организациям. Они должны были вырыть за свой счёт на своей территории (или около неё) пожарные водоёмы (колодцы), наполнять водой и следить за ними: постоянно очищать от мусора, зимой долбить замёрзший верхний слой, освобождать ото льда. Другой вопрос: все ли выполняли эти требования?

Экстремальный случай решения проблемы с водой описан в акте обследования коммунального хозяйства:
«Во время пожара, 21 ноября 1935 года, пожарная команда самовольно ворвалась в здание электростанции за водой, в машинном отделении пожарные привинтили рукава к баку и начали брать воду для налива в бочки. На протесты машиниста станции, что воды имеется ограниченное количество и может не хватить для питания котла, ему пригрозили арестом. И только после прибытия технорука пожарные были удалены со станции». В акте отмечено, что «самовольство других организаций на электростанции недопустимо, так как может привести к катастрофе».

План благоустройства Абакана на 1936 год предусматривал устройство двух городских утеплённых колодцев: на Черногорской площади и около Потребсоюза (ул. Пушкина). Горожане, проживавшие в общественном секторе, потом ходили за водой к этим колодцам. Коммунальные водоёмы (размером Зм х Зм) располагались на центральных улицах: один — на Советской, второй — на Хакасской (у типографии), третий — на Коммунальной (Т. Шевченко) за зданием облисполкома, находившемся на углу с улицей Октябрьской (Ленина). Четвёртый (наливной) водоём был на Первомайской площади.
С ростом числа предприятий в городе увеличивалось количество водоёмов. Практика устройства пожарных водоёмов сохранялась ещё в 1950-е годы, пока в Абакане не построили городской водопровод и не протянули водопроводные сети.

 

С миру — по точке

 

Говоря о благоустройстве Абакана, конечно же, следует сказать про уличное освещение. Первая электростанция в городе была построена в 1927 году в районе рынка. Крайне низкой мощности, она не могла удовлетворить растущий спрос на электроэнергию как населения, так и предприятий (МТС, гавань леспромхоза, кожевенный завод, бойня, типография) и промышленных артелей.
В 1932 году электростанция работала уже с большими перебоями, угрожая полной остановкой. Школы, типография, нефтесклад, мясокомбинат и прочие, не говоря уже о жилых домах и улицах, не получали свет.

В 1933 году встал вопрос о строительстве новой электростанции мощностью 260 киловатт. Исходили из такого расчёта:
«Коммунальный фонд и предприятия — 130 кВт,
Типография и рентген — 25 кВт,
Железная дорога — 31 кВт,
Радиостанция — 15 кВт,
Леспромхоз — 9 кВт,
Кооперативно-общественные, государственные потребители — 50 кВт,
Уличное освещение — 3 кВт».

Только после увеличения мощности электростанции появилась возможность проводить в городе уличное освещение. В 1934 году было установлено десять световых точек. Протяжённость освещённых частей улиц составляла всего полкилометра. Этого было недостаточно для города, в котором появлялись новые учреждения, магазины, киоски, мастерские артелей...
8 декабря 1934 года вышло постановление Абаканского горсовета, обязавшее городские организации обеспечить освещение улиц за счёт собственных средств.

Постановление Абаканского горсовета «Об освещении города»:
1. Обязать все кооперативно-торговые и хозяйственные организации произвести уличное освещение общественных помещений: столовые, рестораны, магазины, клубы, конторы, красные уголки и т. д. Срок исполнения — 20 декабря 1934 года.
2. Обязать заведующего электростанцией Панфилова проследить за выполнением настоящего Постановления».

Для освещения центра города в 1935 году имелось: на улице Октябрьской (Ленина) — шесть световых точек, на Советской и Хакасской — по четыре точки, на Енисейской (Чертыгашева) — шесть, на Щетинкина — три, на Р. Люксембург — одна точка. Первомайскую площадь освещали пять электрических точек.
В 1936 году запланировали установить дополнительно: на Вокзальной (Пушкина) — 12 электрических точек, на Р. Люксембург (Вяткина) — шесть, на Степной (Б. Хмельницкого) и Партизанской — по пять точек, на Советской и Пожарной (Чкалова) — по четыре, на Хакасской, К. Маркса, Транспортной и в Кооперативном переулке (около школы № 10) — по три, на Промышленной и в Центральном переулке — по две точки. На Базарной площади предписывалось установить семь точек, на Первомайской площади — ещё четыре, а в городском саду — десять точек.
В 1937 году протяжённость освещаемых частей улиц увеличилась до 4 километров, в 1940-м — до 4,6 километра. В 1937 году на город приходилось 46 световых точек, в 1940-м — 50 точек, без домовых фонарей.

Лидия БЕЛОУСОВА
Абакан

(Продолжение следует)



Просмотров: 97

Загрузка...